Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Счастье на копеечку

Марина Черномаз

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 26608 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Несколько слов о летающих котах

Феликс – значит счастливчик

Если улыбающаяся мулатка с утра-пораньше с экрана телевизора сообщит вам, что сегодня осадков не предвидится, и вы будете иметь неосторожность ей поверить, и оставить зонтик дома, то можно не сомневаться, дождь непременно пойдет. И, скорее всего, со снегом. Сезон-то подходящий. А если, к тому же, у вас сегодня день рождения, и вы надели самое свое любимое платье от довольно известного модельера, которое вам посчастливилось за «смешные» деньги купить на распродаже коллекции, то вам гарантирован еще и небольшой гололед. При этом, не забывайте, что вы хотели выглядеть сногсшибательно, чтобы все на работе ахнули, а вечером, после работы вас встретил этот чурбан Алик, и, наконец, сделал вам предложение. Следовательно, вы заглянули перед работой в парикмахерскую за новым обликом и прической под девизом: «вот она, я, красавица!». Так знайте, что погодный катаклизм начнется точно в ту минуту, когда вы выйдете из метро и отойдете от него на расстояние, достаточное для того, чтобы промокнуть до нитки в рекордно короткий срок, пока домчитесь до ближайшего укрытия... Потому что вам не пришло в голову надеть пальто, а вы решили обойтись коротенькой курточкой... И вам остается только наблюдать, как ваш долгожданный праздник превращается в нечто совершенно другое... В сплошную невезуху.
Обо всем этом думала Сима, забившись в подземный переход, и обреченно ожидая, когда же этот дождь, будь он неладен...
- Тетя, а тетя, - кто-то подергал Симу за сумочку. Сима взрогнула: только что в подземном переходе не было ни души. Сейчас рядом стояла девочка лет девяти, в растянутом свитере и вытертых джинсах. Миленькая, на цыганку-бродяжку не похожа, скорее, на ангелочка – голова в мелких светлых кудряшках. В розовых ушах – зеленые искры сережек. Девочка прижимала к груди тряпичный сверток.
- Тетя, возьмите котика, красивый! – сказала девочка, и приоткрыла сверток. Оттуда выглянула серая мордочка. – Отдаю в хорошие руки. За копеечку. Он вам счастье принесет.
- А ты думаешь, мои руки – хорошие? – удивилась Сима.
- Конечно, вон вы какая красивая. Вам только немножко удачи не хватает и счастья, тогда вы еще и веселая будете.
- Ну ты даешь! – изумилась Сима такому сложному умозаключению из уст маленькой девочки. – Нет, девочка, не могу. Понимаешь, я одна живу, на работу хожу, ему скучно будет и одиноко, - попыталась Сима отвязаться от девочки.
- А вы его возьмите – вот и будет вас уже двое. А там, может, и еще кто присоединится. Его Феликс зовут.
- Хм. Счастливчик, значит?
- Да.
- А что ж отдаешь?
- Так у нас их четверо, их раздать надо, в хорошие руки. За копеечку.
- Почему за копеечку? – не поняла Сима.
- Примета такая. Чтобы на счастье и удачу, нельзя просто так.
- То есть я свое счастье за копеечку покупаю, так по-твоему? – Симе стало весело.
Но девочка оставалась серьезной, важно кивнула кудрявой головой: Угу. Так меня бабушка научила, а она приметы все знает, и никогда не ошибается.
«А почему бы и нет?» - подумала Сима. Когда-то она очень хотела кошку, и собачку, и хомячка... Но у родителей всегда находились веские причины, почему завести пушистого друга сегодня никак невозможно, но вот в будущем... Может быть... Теперь я сама себе хозяйка, подумала Сима, и в своей квартире – кого хочу, того и завожу. Кошку, собаку, хомяка, рыбок, молодого человека...
- Вот, - она достала из кошелька 10 гривен. – Столько хватит?
Девочка решительно покачала головой: Я же сказала – копеечку. Я счастьем не торгую. У него нет цены. Вот, - она оттянула ворот свитерка: на шее на темной веревочке висело монисто, - сделаю дырочку, повешу и вашу монетку.
Странная девочка, подумала Сима. Продавец счастья за копеечку. Она вытащила из кошелька блестящий светлый кругляшок, протянула девочке. Взамен получила тряпичный сверток. «Мррр» удовлетворенно сказал сверток.
«Мое копеечное счастье» - усмехнулась сама себе Сима. Хотела поблагодарить странную девочку, но той уже и след простыл. Будто и не было никого в переходе. «А дождь–то перестал, пока я тут торговалась»,- обрадовалась Сима. – «Что ж, Феликс, а пойдем-ка домой».

Неприятные сюрпризы от «вампира иллюзий»

Дома телефон иронично подмигнул Симе красным глазом автоответчика. Автоответчик отлично знал, что Сима его терпеть не могла, и никогда бы не купила. Поэтому и насмехался. «Сообщение оставляют тогда, когда лень или нет желания дозвониться», - в этом Сима была твердо убеждена. Но Алик принес ей это чудо современных коммункационных технологий в подарок на какой-то праздник, пришлось оставить, а то Алик смертельно бы обиделся. Он вообще трепетно относился к подаркам, которыми его собственная персона одаривала немногочисленниых счастливчиков. Сима называла про себя автоответчик «вампиром иллюзий», и ничего хорошего от его заигрываний не ожидала.
Первое сообщение – от мамы-папы-бабушки-дедушки можно было бы и не слушать: воздушные поцелуи и восклицания «одобрямса» относительно того, что Сима совершенно правильно решила перенести празднование дня рождения на субботу – можно хорошо подготовиться и людей придет больше.
«Зачем мне побольше людей в субботу, если родилась я сегодня?» – недоумевала Сима. Но спорить с родственниками было делом абсолютно безнадежным: мама с бабушкой считали, что на свете есть только два мнения: их и неправильное. Мнение мужчины семьи Васильевых-Свиридович могло быть исключительно неправильным, поэтому никогда и не озвучивалось. Впрочем, в этот раз такая уверенность в своей непогрешимости вписывалась в ее, Симины, личные планы относительно ее же личной жизни. Этот вечер она проведет с Аликом.
Сима подхватилась сегодня в пять утра, наготовила кучу салатов, затянула, как учат кулирные книги, пленкой и поставила в холодильник. Чудо-рыбу, фаршированную по старинному рецепту, приготовила еще с вечера. Сервировала «романтический» стол, как показано в журнале, подвернувшемся весьма кстати под руку: высокие свечи, салфетки, бокалы. Красивую посуду Сима обожала, и все время пополняла свои запасы тарелочек, стаканчиков, колец для салфеток, ложечек и ножей непонятного назначения... Алику должно было понравиться. И, может быть, что-то, наконец, изменится в их отношениях. В ее, Симиной, жизни...
Слушая вполуха всю ту белиберду, которую скороговоркой выплескивал на нее голосом мамы «вампир иллюзий», Сима, развернула свое приобретение: Выходи, Леопольд.
- Фи! – презрительно отвернулся от нее кот.
- Ну, прости, Феликс. Это поговорка такая, я тебе мультик про кота покажу. Ну, иди, осваивайся.
Котенок был не так уж мал. Скорее, молодой кот. Дымачто-серый, с короткими закругленными ушками и странным коротким хвостом.
- Э, да ты, никак, благородных кровей, - удивилась Сима. – Где-то я читала про такие породы. Надо будет в Нете поискать. Слушай, - окликнула она кота, - а можно, я тебя по-семейному буду Филей звать? А ты меня Симой, а не Серафимой. Идет? – голос приобрел почему-то подхалимское звучание. Словно Сима уже соглашалась с тем, что серое-короткохвостое будет командовать в ее квартире.
- Мя-а-а-а, - милостиво согласился Феликс, и целенаправленно проследовал в кухню.
Сима помедлила, прежде, чем прослушать второе сообщение: следовало сначала все же заняться новым членом семьи.
- Филя, - позвала она кота, - молочка хочешь? У меня есть немного.
Ей показалось или Филя в самом деле царственно кивнул в ответ?
Сима налила коту молочка в блюдечко с розочкой на дне и вернулась в прихожую дослушать сообщения.
- Буся-бубуся! – радостно возопил аппарат на этот раз голосом Алика. – Я тебя проздра и чмоки! Мася, сорри, но я застряю на работе, объект на выезде, сегодня не вернусь! Но мы же в субботу все равно гудим по полной? С родаками и друзяками? Ну, ску, чмо и расти большая! Пока-пока!
«И чего эта девица в зеркале так на меня уставилась? – вяло подумала Сима. – До чего глупое у нее лицо. Ах да, это ж я. А на голове что за метла? Помню. Бывшая прическа. Ну, что, девушка, твой романтический вечер лопнул, как мыльный пузырь? Правильно, кому нужна эта кикимора?»
«Вампир иллюзий» подмигивал еще одним сообщением.
Сима протянула руку, намереваясь включить дальнейшее сообщение, но тут Филя, он же Феликс, с радостным «Мяууууу!» совершил маневр, называемый в авиации вертикальным взлетом, пытаясь взобраться на полочку для телефона. Прыгал Филя отлично, но не рассчитал траекторию и телефон с печальным «хрум» отлетел в сторону и с таким же многозначительным «кряк» вписался в выступ стены.
«Ой, какая жалость», - фальшиво посокрушался негодник Филя, устраиваясь поудобнее на освободившейся полочке. Впрочем, это, кажется, звучало просто «мяяяя».
Сима подняла с пола то, что только было телефоном. Возможно, восстановить его еще возможно, но вот оставшееся сообщение, скоорее всего, сегодня прослушать не удасться.
«Ну и ладно»,- подумала Сима. – «Если кто-то хотел мне что-то важное сказать – дозвонится на мобильный. А не дозвонится – то не очень хотел.»
Она заглянула в гостиную: накрытый стол ожидал гостей, вернее, одного дорогого гостя, свечи, казалось, дрожали от нетерпения: зажгите нас, мы изнемогаем от желания гореть! В свете фонарей из окна поблескивали бокалы и серебрянные приборы. На краю стола большая ваза скромно ожидала непринесенные цветы. Сима почувствовала, как комок подкатил к горлу.
Праздник вдвоем с котом

-Ни за что! Реветь – не дождетесь! – сказал она неведомо кому. Кажется, всему миру было все равно, что в день своего рождения она стоит одна посреди темной квартиры и ей некого ждать...
Мрррр – потерся о ее ногу Феликс. Ты не одна. У тебя есть я.
- Филечка, копеечное мое счастье, пойдем в кухню ужинать! – Сима подхватила кота на руки и тот с готовностью заурчал: «хорррошо, хорррошшо...» Сима достала из холодильника тарелку с приготовленной по особому рецепту фаршированной рыбой.
- Вот Филя, это мы сейчас с тобой и стрескаем! Я очень голодна! Вот, это тебе, а это – мне. Давай, налегай. Надеюсь, ты не боишься свежего воздуха? В твоей шубе тебе холодно быть не может по определению.
Сима открыла окно и уселась с ногами на широкий подоконник: большое достоинство, которое она получила в дополнение к своей небольшой квартирке, в старом доме на окраине.
Однако, есть Симе не хотелось. День рождения в компании с малознакомым котом – это не совсем то, о чем она мечтала. Утешало только то, что Феликс отдал должное ее кулинарным способностям, и с довольным «мррр» устроился рядом, облизываясь и умываясь.
«Говорят, кошка умывается к гостям», - грустно усмехнулась Сима. – «Мне попался неправльный кот – он умывается из-за отсуствия гостей».
В просвет между домами, расчерченный уже почти голыми ветками деревьев, заглянул желтый глаз луны. Где-то внизу стункула дверь на балкон.
- Вот, Феликс, - обратилась Сима к коту, - знали бы мы соседей, они бы к нам на огонек заглянули. А так – сидим с тобой тут одни, любуемся на Луну. И никому не интересно, что день рождения уже почти закончился... А до следующего – еще целый год ждать... Некоторые так вообще – у них объекты дороже любимой женщины. Есть один такой бессовестный типчик, Алик его зовут. Я тебя с ним познакомлю, если захочешь.
Феликс перестал умываться и внимательно слушал хозяйку. Потом вдруг напрягся, выпрямил спину, высматривая что-то в ветках растущего под окнами дерева. Это нечто нахально зашуршало, и явно перепрыгнуло на ветку поближе. Фелиск напряженно поскреб коготками о подоконник.
- Да ладно, тебе, Филя, - примирительно сказала Сима, - никого там нет.
- Мяяяя! – внезапно завопил кот, и, не долго думая, сиганул куда-то в переплетенье веток.
Мяяяя–ааа-грум–хрум-шмяк–твою дивизию! – раздалось снизу справа.
«Филечка!» - охнула Сима. Она точно знала, что летать коты не умеют. Впрочем так же, как и кошки. Это только мыши летучие бывают. И говорят, они не совсем мыши. И уж совершенно точно, говорить басом «Твою дивизию» и «Черт подери» ее кот Феликс не умел. Сима приподнялась над подоконником и осторожно выглянула в окно. Оказывается, она от неожиданности и испуга спряталась под подоконник.
В квартире внизу справа горел свет. Там находился незастекленный балкон и в свете, падавшем из дверей и окна, было видно, что беспорядок на балконе Феликс создал изрядный. Феликс, в погоне за неведомым шуршунчиком в ветках дерева, спикировал именно туда. Но на балконе кота не было видно.
«Придется идти к соседям, извиняться и вызволять негодяя Фильку из плена»,- с ужасом подумала Сима. В этом доме она жила недавно, соседей не знала. Какие сюрпризы, кроме «переворота» на балконе могли ее там ожидать, даже предположить боялась. Сима еще минутку посидела на окне, собирая в кулак все свое мужество, но обратно в окно Филя не влетал. Делать нечего. Надо идти. Она слегка провела щеткой по волосам, чтобы прдать тому, что утром было изысканной укладкой свежеотмелированных волос, а после дождя просто пестрыми лохмами, менее ужасающий вид. Послюнив палец вытерла слегка расплывшуюся под левым глазом тушь. Интересно, с чего бы это? Она что, чуть не всплакнула? Из-за Алика? Или из-за полета Фили? Сима натянула на измятое платье от модного дизайнера (не все ли равно, раз ее никто не видит?) любимую домашнюю кофту замечательного желтого цвета, купленную ею с первой в жизни настоящей зарплаты после девятого класса, когда Сима целый месяц продавала в метро газеты. На эту работу Сима устроилась назло причитаниям мамы и бабушки по поводу ее несамостоятельности.

Место посадки пикирующего кота

Сима решительно нажала звонок квартиры этажом ниже справа: по ее расчетам, негодник Филя приземлился именно туда. За дверью зашаркали шаги, и дверь распахнулась. Худшие предположения оправдались. На пороге стоял двухметровый детина в одних тренировочных брюках и с голым торсом. На плече у него багровел рубец.
- Извините, - прошептала Сима. Голос внезапно куда-то исчез. – Вы не видели моего котика?
- А, так это был котик? – угрюмо пробасил детина. – А я думал – племянник графа Дракулы вылетел на промысел. А у вас что – новая порода котов – летающая?
- Нет,- пролепетала Сима. – Понимаете, мы сидели на окне и ели рыбу. Фаршированную, - зачем-то добавила она. – А там зашуршало, он и прыгнул.
- С рыбой? – уточнил сосед.
- Нет, рыба осталась на тарелке.
- Мне повезло, - мрачно резюмировал мужик.
- Вы хотите рыбы? – обрадовалась Сима.
- Терпеть не могу, я радуюсь тому, что в меня не попала еще и тарелка. Вдруг она тоже летающая?
Сима так испугалась, что начисто утратила чувство юмора и совсем не понимала, что сосед шутит.
- Нет, тарелка обыкновенная, - замотала она головой. -А... где Феликс?
- Что? – почему-то удивился парень – Кто?
- Мой котик, Филя, то есть, Феликс.
- А, так его еще и Феликс зовут? – голос соседа приобрел злорадные нотки. – Так я его выбросил. В окно. Пусть полетает еще. Чтоб не повадно было на людей падать.
В глазах у Симы потемнело. Или этот громила свет выключил, и сейчас и Симу, тоже, в окно... Очнулась она от того, что по лицу у нее тоненькой струйкой текла холоднючая вода. Открыла глаза, и ойкнула. Громила одной рукой держал ее перехватом подмышками, прижимая к себе, а из ладони другой поливал ее холодной водой. Вот это да! Насильник! Убийца! Но она свою жизнь дешево не отдаст!
- Убийца! - Зашипела Сима, не глядя, хватая нечто с полки перед зеркалом.
Этим предметом, она пыталась стукнуть детину по башке: получи, бандит! Вивисектор! К счастью до башки предмет (а это оказался металлический баллон геля для бритья) не добрался: мужик перехватил Симину руку.
- Ты чего, дура! – завопил он. – Не трогал я твоего бешеного кота.
- Феликс – не бешеный! Это ты – бешеный! Меня зачем тискаешь? Насильник? – голосом общественного обвинтеля спросила Сима.
- Тьфу ты! Очень надо! Ты же в обморок грохнулась. Я пошутил, про кота, а ты – брык. И лежишь. Ну, я тебя в ванную и - водичкой, холодной, чтоб очнулась.
- Да? – недоверчиво спросила Сима. – А чего сейчас держишь?
Действительно, парень продолжал одной рукой поддерживать ее подмышки.
Умора! Сосед вдруг покраснел, и отпустил Симу:
- Извините.
- Да ладно, замнем, - смилостивилась Сима по-королевски. – Да, а где же Филя?
- Да в кухне он, сметану лопает с булкой. Я ж не знал, откуда на меня это счастье свалилось. Решил, покормлю, а потом дам объявление: нашелся летающий кот.

Медпомощь пострадавшему от летающего кота

Сосед улыбался, и вдруг оказалось, что он совсем не страшный, а вполне нормальный, обычный. На подбородке - голливудская ямочка, а уши - славянским лопушком. Сосед развернулся, чтобы идти в кухню, к летающему чуду Феликсу.
- Ой! – охнула Сима. – У вас и на спине царапина. Здровущая.
Она несмело провела пальцем вдоль царапины:
- Больно? Вы простите нас, мы же не со зла. Там и правда, что-то в ветвях шуршало... А хотите, я йодом вам смажу? Надо смазать, а то еще нагноится. А вы тут не достанете.
- Да уж, он по мне проехался в свое удовольствие. Вот йод. Черт, жжет!
- Я подую. Так не печет? Мне мама всегда в детстве дула на коленки, когда я падала и разбивала.
Сима привстала на цыпочки, оперлась кончиками пальцев левой руки для упора о спину соседа, и старательно дула на царапину, а правой рукой промазывала ее йодом.
- Вот. Теперь все будет хорошо, – удовлетворенно закончила она санобработку.
- Да, думаю, ему уже хорошо, - сказал у них за спиной женский голос. – А вы кто, детка?
Симе стало дурно. В дверном проеме на входе в ванную стояла высокая худая старуха в длинной до пола ночной рубашке с кружевным воротником. Седые волосы свободными густыми волнами спадали на плечи, в ушах поблескивали крупными зелеными камнями длинные серьги.
- Серафима, - пролепетала Сима, не зная, что сказать.
- Тетя, вы не волнуйтесь, все в порядке, - попытался объяснить ситуцаию хозяин.
Женщина сделала знак рукой, дескать, помолчи пока. Обратилась к Симе:
- Значит, Серафима. Ангел. И зачем к нам ночью спустился ангел?
- Я не спустился, - начала торопливо разъяснять Сима, - это Феликс прыгнул за птичкой и выпал из окна, но упал на балкон.
- Феликс, - женщина строго взглянула на соседа, - ты зачем прыгнул за птичкой? Тебе мало отбивной было?
- Да нет же, причем тут он, какая еще отбивная, это мой кот... Аааа, - удивленно ахнула Сима, - ты – Феликс? А кто же кот? А где девочка?
- Какая девочка? - Удивился сосед.
- У которой я тебя купила в переходе за копеечку. Девочка с кудряшками. Почему вы смеетесь?

День рождения не отменяется!

Парень решительно взял Симу за руку:
- Пойдем.
Женщина посторонилась, пропуская их в комнаты. Там, на красивом бархатном диване развалился негодник Филя, он же Феликс, и удовлетворенно вылизывал округлившийся живот, негромко напевая сам себе любимую песню всех котов: «ясыыыыт, ясыыыыт». Старуха также заглянула в гостиную:
- Вот оно что...
- Извините, столько шума из-за нас, - грустно сказала Сима. – Мы с Филькой сидели на окне. Мы живем этажом выше, левее. А тут то ли птичка, то ли бабочка. Он и прыгнул. Я ж не знала, что он такой прыгучий. Я ведь его сегодня только купила у девочки в переходе. За копеечку, на счастье в день рождения.
- Так у тебя там гости, а ты тут уже целый час мне раны залечиваешь, - сказал сосед с непонятным подтекстом.
- Да нет, гости в субботу придут, ну чтобы в выходной, не спешить... Вы ж понимаете...
Старуха пожала плечами:
- Что это еще за глупости! Ты только послушай: день рождения! А гости в другой день – это просто сборище поесть–попить. Ты не согласна?
- Вообще-то согласна. Но родственники... Короче, нет никого. – Сима решила, что малознакомым людям, пусть и соседям, незачем знать про Алика, его объекты на выезде и несостоявшийся романтический ужин.
- А раз согласна, у нас еще есть куча времени до конца суток, чтобы отметить твой день рождения по-настоящему. Феликс, у нас еще осталось то вино?
- Конечно, тетя. И ликер ваш любимый.
- Чудненько. Я сейчас оденусь, а вы пока поставьте разогреваться пирог с яблоками. Феликс, я надеюсь, ты не весь съел?
- Теть, Сима подумает, что я Гаргантюа какой-нибудь: то отбивная, то пирог.
- У Симы есть глаза и голова, она сама сделает выводы. Ну, накрывайте на стол. Я быстро. Хозяйничай, Серафима.
Сима огляделась: гостиная выглядела так, как должна была бы выглядеть комната в семье какого-нибудь профессора девятнадцатого века: крупная мягкая мебель, обитая велюром, книги в золотых переплетах, множество статуэток на полках. На стене - портрет в элегантной рамке. Красивая девушка на мотоцикле. Она снята в тот момент, когда мотоцикл срывается с места: в глазах восторг и неудержимое счастье.
Торшеры с тяжелыми абажурами и кистями. Никакого телевизора. И телефона не видно. Хозяин заметил взгляд Симы, разъяснил:
- Вся современная техника в моей комнате, и в кухне. А тут – место для созерцательного отдыха и углубленного изучения себя.
Он улыбнулся, чтобы смягчить неуместную напыщенность фраз. Сима отметила, что он уже одет в белую рубашку и темные брюки. Вспомнила о своей «веселенькой» кофте, неловко стянула ее, поправила платье.
- Так гораздо лучше, - одобрила старуха, неслышно появляясь на пороге. – Золушка становится принцессой. Вот, поздравляем. От дурного глаза на счастье. Хотя таким, как ты оберег не нужен, ты сама себе оберег.
Она подошла к Симе и приколола к вырезу платья крохотную желтую булавочку с зелененьким камушком.
- Но... она же не...
- Разумеется, золотая. С изумрудом. Я похожа на человека, который дарит ангелу безделушки на день рождения?
Сарифима посмотрела на женщину. Ночную рубашку та сменила на строгое серое платье с зеленоватым отливом. Волосы заколола на затылке так, что стали видны зеленые капли серег. К ним она добавила колье из таких же плоских камней. Нет, эта женщина не похожа на ту, что дарит или носит безделушки.
- Кстати, меня зовут Ванда.
- А по-отчеству?
- Просто Ванда. Там, откуда я родом, отчеством не пользуются. Прошу за стол.
Она подняла свою рюмку:
- За тебя Серафима, ангел наш. И за твоего Феликса.
Давно у Симы не было такого теплого дня рождения. Феликс был милым и галантным кавалером, а Ванда знала сотни удивительных историй о великих людях, древних легенд и всяческих пророчеств. А еще был вкусный пирог. И удивительный ликер со странным ароматом, навевающим мысли о Востоке, султанах и гаремах. Филька устроился на спинке кресла за головой у Симы и удовлетворенно мурлыкал: «веррррно, хоррррооошооо».
Вдруг раздался бой часов.
- Полночь, – сказала Ванда. – Начался новый год твоей жизни. Новая жизнь.
- Как это? – не поняла Сима. И подумала: «Пьяна я, что ли? Совсем немножко».
- Новая жизнь - для тебя. Ты же родилась. И, даст бог, не только для тебя, а и для тех, кто с тобой.
- Боже, как поздно. Засиделась я, Спасибо вам.

Сима поднялась: «Филька, пора домой».
- Я провожу, - сказал Феликс. – На всякий случай.
- Спасибо, – согласилась Сима. И подумала, что не станет возражать, если вдруг Феликс попросит разрешения переступить порог и выпить чашку чаю. Как это делают в романах настоящие супергерои. Со всеми возможными продолжениями.
Но Феликс молча поднимался по лестнице и никаких предложений не делал. Симе стало немного грустно: за этот странный вечер сосед ей успел понравиться. Его деликатность теплом отозвалась в сердце, но все равно ... Вспомнила портрет девушки на мотоцикле.
Карета стремительно превращалась в тыкву, бальное платье в лохмотья. Она коснулась булавочки на платье. Доброта Ванды приобретала другой смысл.
Филька умиротворенно сопел у нее на руках. Симе было ужасно холодно, то ли от того, что она забыла у соседей свою солнечную кофту, то ли от того, что сказка превращалась в тягучие будни. Она открыла дверь, ей уже не хотелось приглашать Феликса к себе.
Вдруг Феликс заговорил: «
- Ванда удивительной силы женщина. Она... – он запнулся, слова давались с трудом, увязали где-то глубоко в том, что жило в нем, и куда Сима допущена не была, – она не позволила мне... уйти вслед за ...за ... Мою жену звали Анжела... ангел. – Он усмехнулся. – Ангел на мотоцикле. Она была помешана на скорости. Ванда удержала меня... здесь. Приехала в самую трудную минуту – и живет со мной, заботится.
Они стояли молча, друг против друга, прислонившись к дверному проему. Но вот Феликс словно очнулся. Провел легонько кончиками пальцев по Симиной щеке:
- Спокойной ночи Серафима. Не отпускай больше своего кота в полет без парашюта.
Он уже спустился на целый лестничный проем, как вдруг обернулся:
- До завтра?
- Уже до сегодня, - ответила Сима.

Любят ли коты оперу?

Ночью ей приснился негодник Филька. Он вертелся перед высоким зеркалом, примеряя зеленый цилиндр, в тон галстуку-бабочке, изумрудно переливающемуся на дымчатой шерстке. Наконец, удовлетворенный своим видом, кот обернулся к женщине, сидящей в высоком кресле, больше похожем на трон:
- А что, душа моя, Ванда, не съездить ли нам сегодня вечером в оперу? Оставим молодых одних. Мальчик должен проявить инициативу.
Женщина качнула головой, и в ушах у нее засверкали зеленые камни:
- Феликс, если вы потратите еще полчаса на ваш драгоценный туалет, то мы уже никуда не успеем, и придется изобретать что-нибудь новенькое, чтобы они могли встретиться.
- Драгоценный, это вы верно подметили. А то - копеечка, копеечка, право слово, обидно даже. И знаете, дорогая, прыгать из окна я более не намерен. Да будет вам известно, коты не летают.
- Ах оставьте, Феликс, перестаньте прибедняться. Не вы ли не далее, как час назад... – Ванда не закончила фразу, поднялсь с кресла.
- Но согласитесь, королева, идея с розой – это великолепно! Впрочем, я готов. - Филя галантно протянул согнутую в локте лапу: Прошу.
- Вы сентиментальны, как все коты.
- Я романтик, Ванда, неисправимый романтик...

Сима открыла глаза, в первую минуту ничего не понимая. Увидеть тетю Ванду под ручку с котом Феликсом она не успела. Проснулась. В окно светило яркое солнце.
- Боже, какой бред! Надо же! Кстати, а где этот романтик? Кис-кис! – позвала она.
Филька не отзывался и не появлялся. «В оперу отправился», - хмыкнула Сима. Еще не вполне проснувшись, побрела в кухню. Исполнять отработанный до мелочей ежеутренний ритуал: включить кофеварку, умыться, выпить кофе, одновременно «делать лицо»...
Жизнь повторяется, только еще один год прибавляется.
На пороге кухни Сима застыла. Окно было распахнуто настежь, и в него вливался звенящий солнечным морозом воздух. На подоконнике лежала неправдоподобно большая розово-перламутровая роза. Такие розы Сима видела только в Крыму: обласканные солнцем, очарованные морем, отливающие жемчужным сиянием... Рядом сидел Филька, и нахально ухмылялся, покачивая дымчатым хвостом...



Примечание:
«Серафима» от мужского «Серафим»,
др.-евр. - "огненный ангел"
Анжела, Анжелика, от
лат. - "ангельская"
Феликс, от
лат. - "счастливый"













© Марина Черномаз, 2008
Дата публикации: 07.03.2008 14:17:54
Просмотров: 2806

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 46 число 4: