Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Карта на коже газели

Татьяна Буденкова

Форма: Рассказ
Жанр: Приключения
Объём: 44640 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Карта на коже газели

В кабинете с великолепной деревянной мебелью, которую вполне можно было сдать в антикварный магазин или музей, но продолжавшую верой и правдой служить уже не первому владельцу, возле стола с чашками давно остывшего чая, негромко сосредоточенно разговаривали трое мужчин. Говорил владелец кабинета:
- Значит так, Алексей Иванович, вот такая куцая информация, которую придется вам проверить. То есть, из материалов уголовного дела видно, что следов насильственной смерти на теле Юдина не обнаружено, и получается, будто он застрелился сам. Но у экспертов на этот счёт есть сомнения. Да и повода для такого поступка тоже не обнаружено. Задание он выполнил. О чем сообщил шифрограммой. Так что вполне возможно кто-то произвёл выстрел с очень близкого расстояния. Юдину было поручено переправить в район Анадыря и спрятать там, в специально оборудованном тайнике, доставшуюся советским войскам часть архива Аненербе. А это, пожалуй, одна из самых таинственных организаций Третьего Рейха. Вы, Алексей Иванович, отвечаете за научную часть этого… мероприятия. А вы, Михаил Михайлович, за безопасность всей группы и операции в целом. Значит так… - и все трое склонились над разложенной на столе картой. Когда казалось, что все вопросы решены и всё оговорено, владелец кабинета явно не торопился отпускать своих посетителей. Он будто гадал, стоит ли говорить нечто только ему известное этим людям. Но, наконец, решился:
- Э… это на уровне слухов. М-м-м… будто бы Юдин поймал некоего человека, пытавшегося похитить некий артефакт, старинную карту, выполненную на шкуре газели. Но, есть информация, будто эта карта хороший новодел. На самом деле, под старинную карту замаскирована схема расположения Арктических баз Аненербе. Убийца в перестрелке был ранен и скрылся, имитировав самоубийство Юдина. А возможно там и живёт. Свидетелей это сцены найти не удалось. Куда делась карта и была ли вообще – не известно. Но если в этой истории есть доля правды… то выходит, что похитителя Юдин обнаружил после того, как архив был спрятан. Ведь он отправил шифрограмму. И потом вдруг это странное самоубийство… Но тогда, если похититель выжил, то знает где хранится архив. А мы нет, потому что Юдин должен был лично доставить сведения и способы доступа к месту нахождения архива, составленные в единственном экземпляре. Где теперь эти сведения – один Бог знает. А этого допустить нельзя. Михаил Михайлович, не выпускайте этот момент из вида.

Синевато-серые сопки, покрытые низкорослым кустарником, с перекинутым через хребет по самой высокой точке белым языком снега, охранным кольцом окружали дома давно покинутого людьми городка. Две длинных чёрных трубы брошенной котельной да окна небольшого дома с острыми обломками оконных стёкол равнодушно глазели в холодное северное небо. Рядом несколько таких же безжизненных трёхэтажных деревянных коробок. И самое странное и страшное, ДОТы и укрепления, окружающие этот городок и направленные своими амбразурами на эти некогда людские жилища.
«Ожидали, что нападут на городок с… неба? И тогда пришлось бы уничтожать всех… и жителей и нападавших. Опасались захвата городка неопознанными объектами? – Непроизвольно усмехнулся такому предположению, не верящий во всякую мистику Михаил. - Вообще-то по имеющейся информации, это бывший офицерский городок при двух складах ядерного боезапаса. Тогда в кого же нацелены ДОТы? Скорее всего, опасались, что высадят десант. Но кто высадит? Тут ближе всех Америка. Кто ещё и зачем мог напасть на эти жилища? Или кто тут жил, кого так охраняли, или боялись? Кого тут можно было уничтожить, кроме собственного офицерского состава? Думай, Миха, думай!» - Но куда бы он ни смотрел, взгляд возвращался к трубам брошенной котельной. Более странного места чем то, в котором он теперь находился трудно даже представить! За котельной дальше мостик и две дороги, уходящие в разные стороны, каждая в одну из сопок. И, судя по секретному плану сооружений, обе ведут в подземные ракетные базы. Строго охраняемый объект до середины семидесятых годов прошлого века.
- А теперь не объект, значит? Или нет, не так. Теперь хуже – объект не охраняемый, – съехидничал сам себе Миха. Крепко скроенный, черноволосый, с ранним серебром на висках и умными серо-зелёными глазами. Провёл ладонью по щеке: «Побрить, что ли? А то модная трёх дневная щетина может там, - кивнул за стекло, - уже и не модная?» Усмехнулся и тут же забыл эту мысль, поскольку, наконец, понял, чем его так притягивал этот пейзаж.
- Всё что могло здесь проржаветь – проржавело. А эти трубы будто кто-то антикорозийкой покрыл.
Группа расположилась в помещении на входе в одну из сопок, в железобетонном здании, разрушить которое местным мародёрам оказалось не под силу. Сохранились даже стёкла в окнах, а в огромные ворота была врезана небольшая дверка. Неизвестно, что в этом здании находилось прежде, но теперь группа под кодовым названием «Сталкер», сочла его наиболее подходящим для остановки. Вот в одно из этих окон и смотрел Михаил.
Жителей в этих краях, как утверждает статистика, один на три квадратных километра, но зато каким-то образом все всё знают. Поэтому любопытные сталкеры, которые ни от кого не прячутся, особого удивления не вызывают, даже наоборот, вызывают интерес, можно заработать, например, проводником. Ведь растаскивая из «норы», как тут называют входы в бывшие хранилища, металл и многое другое брошенное имущество, местные научились хорошо ориентироваться здесь безо всяких там секретных карт.
«Нет, в городке архива быть не может. Полная разруха. Значит, под одной из сопок. Архив требует специальных условий хранения». – И тут его будто кольнуло. Две вполне сохранившиеся трубы, что который день не дают покоя, это случаем, не они обеспечивают эти самые условия? Приток воздуха, например. И не только. И он заспешил к научному руководителю группы. Приоритет Михаила – безопасность.
Алексей Иванович сухощавый, невысокого роста с седыми кудряшками вокруг блестящей лысой макушки, поднял на Михаила голубые глаза-буравчики.
- И что вас клюнуло?
- Пусть России достался не весь архив Аненербе, но… - Михаил многозначительно поднял вверх указательный палец правой руки, - … но, это всё равно гигантская коллекция всевозможных бумаг, а скорее всего, не только бумаг, но артефактов, которые мы, пока что, - он опять поднял палец вверх, - подчёркиваю: пока что, даже представить не можем! – И лукаво улыбнулся серо-зелёными глазами.
- Это ты к чему?
- Надо много места для хранения. И не простого, а со специальными условиями. Чтобы плесень не съела, чтобы… сохранность обеспечить. Ну и от желающих завладеть подальше.
- Понятно. Судя по тому, как мы сюда добирались, очевидно, это то место, которое от желающих завладеть, как раз на достаточном удалении. Однако, плана, куда тут спрятана та часть архива, что нам досталась, нет. Насколько мне известно, и никогда не было. Судя по тому, что нам довелось услышать, единственный человек, кто знал эту тайну, застрелился… даже не выехав отсюда. Либо его застрелили. А случилось это в семидесятых годах прошлого века, когда архив перевезли Бог весть откуда в эти места, сразу, как сняли ракеты с боевого дежурства, а боеголовки вывезли.
- Вот и я о том же. Посмотрите, всё кругом покрылось грибком и плесенью, краска облупилась, даже бетонная коробка котельной покосилась, просев в подтаявшую мерзлоту одним углом. А железные трубы котельной вполне себе стоят и даже не проржавели. То есть, трубы специально укреплены и обработаны защитным покрытием. Кем? Зачем? Во-о-от…
- Ты думаешь, что они ведут к помещению, где хранится этот архив?
- А вы так не думаете?
- С чего-то надо начинать. И это, я согласен, не плохая версия. Надо бы найти провожатого из местных.
- Понятно.

Буквально через день «прокаченный» лифтованный УАЗ с колёсами двадцать второго радиуса и его хозяином-водителем Серёгой, красовался возле базы. Серёга, явно человек бывалый, судя по рисункам на руках, пояснил сразу и безоговорочно:
- Про УАЗик забудьте. Топать придётся пешком. Так что готовьтесь. Там аккумуляторная заброшена, если в ту сторону, то я не ходок. Кислотные пары в воздухе. И ещё… если встретим туман… тоже сами рискуйте.
- Туман – то чем опасен? – Михаил уже почти снарядил свой рюкзак, но после этих слов прихватил респиратор. – И вы тоже берите, - кивнул остальным членам группы.
- Да ничем. Только Васёк в прошлый раз шагнул в него и был таков.
- М… да, модная тема. Туман времени и всё такое! У меня от этих разговоров челюсти сводит, будто лимон без сахара съел. Понятно, чёрти какие химические соединения в воздухе могут быть. Так у нас газоанализатор с собой.
- А у вас тут наркотиками никто не промышляет? А то мог твой Васёк случаем наткнуться, вот и пропал, – насторожился Алексей Иванович.
- Ну, если кто и банчит таким делом, то мне об этом ничего не известно. Да и зачем с этим делом в нору переться? У нас и так места хватает. – Кивнул головой: - Пошли, время деньги, – намекая на посуточную оплату своей работы.
Раннее утро розовым рваным краем вставало над сопками. Группа из пяти человек готовилась отправиться в законсервированное и наполовину разграбленное местными жителями хранилище ядерного арсенала на поиски перевезённого сюда в семидесятые годы прошлого столетия мистического архива нацистов «Аненербе», той его части, что досталась советским войскам после победы. Однако об истинной цели знали только двое участников: Михаил и Алексей Иванович. Все остальные полагали, что проводят природоохранные мероприятия.
- Значит так, вас тут остаётся двое. Будьте всегда на связи. – Наставлял Михаил оставшихся в лагере членов группы. - Аппаратуру на приём не выключать.
- Единственное на Чукотке такси беречь пуще глаза своего, - то ли шутя, то ли всерьёз наставлял проводник и владелец УАЗика Сергей. – Хотя, я не думаю, что в ближайшие несколько часов сюда кто-нибудь пожалует. – И повернувшись к группе, готовой отправиться в подземелье:
- Значит так: шаг вправо, шаг влево – искать не буду. От главного входа подземные сооружения тянутся многокилометровыми галереями, а ещё и делятся на разные уровни. Так что заблудиться здесь – раз плюнуть. Вот тебе и «временной туман»! – Мгновенно превратившись из простоватого шофера-балагура в армейского командира, Сергей жестко проинструктировал группу и зашагал вперёд.

Просторный зал, наполовину засыпанный снегом, через раскрытые кем-то из незваных посетителей ворота, с узкоколейкой со стоящей на ней платформой окрашенной в чёрно-жёлтую полоску, заканчивался высоким коридором шириной метров пятнадцать и такой же высотой. Стены коридора покрыла плесень, краска отстала и отшелушилась. Под ногами поверх ледяной корки чавкала вода. А над головой, под потолком тянулись три трубы диаметром сантиметров сорок в хорошо сохранившейся изоляции, окрашенные в зелёный цвет, одна потолще, обмотанная каким-то странным серебристым материалом вроде фольги, и те самые две чёрные трубы, идущие от котельной. И это не считая электрических кабелей в полной сохранности. Ни сырость, ни время, ни рука расхитителей взять не смогли.
- Вот качество! На грани фантастики! – Задрав голову, Михаил всматривался в разводку труб.
- Ты под ноги смотри, - буркнул Сергей.
- Значит так, пойдём туда, куда поведут вот эти две чёрные трубы.
- Так они от котельной. Я так понимаю. Ну, приведут в помещения для людей оборудованные и что?
- Дойдём, увидим что. Пошли.
- Хозяин – барин, - пожал плечами Сергей.
Шли долго, а ничего не менялось. Коридор, как коридор. Но показалось, что ли? Раз, ещё раз. Михаил остановил группу.
- Слушай, Сергей, тебе не кажется, что мы здесь не одни? – Он привычным жестом поднял палец вверх: - Чи-и-и…
Группа замерла. Какое-то время все прислушивались.
- Бывает, мерещиться. Эхо шагов и вода где-то капает. Да мало ли? Вы идёте или как? - Сергей был явно недоволен задержкой.
- Ты куда-то торопишься? – поинтересовался Александр, химик и по совместительству геофизик в группе.
- Да нет. Солдат спит, служба идёт. А что? Не нравлюсь?
- А я на тебе жениться не собираюсь.
- Ладно, не место и не время, - оборвал возникшую перепалку Михаил. Но и сам явно чувствовал какое-то напряжение. Что-то напрягало в Сергее. Но что? Наколки, судимость… нет. Не это.
- Пошли, - махнул рукой группе. И пропустив вперёд всех, зашагал замыкающим. Шёл и смотрел на Сергея со спины. Судя по наколкам и по мельком, вроде случайно оброненным фразам, чуть ли ни полжизни по зонам. По зонам? А зона, как правило, накладывает свой, практически не стираемый отпечаток на человека. Однако Сергей шёл как… как заправский спортсмен. И его автобус экипирован магнитофоном с записями совсем не блатных песен. Нет, определённые диски наличествуют, и даже в опрятном УАЗике небрежно разбросаны на видных местах, но когда подъезжал, звучала совсем другая музыка.
-Тьфу! – Отмахнулся от навязчивых мыслей Михаил.
- Что-то не так? – Поравнялся с ним Александр.
- У меня друг… служили вместе, отсидел три года, так сразу видно, как не старается, а Сергей этот…
- Что, впечатлениями делитесь? – Явно прислушиваясь, обернулся Сергей.
- Да уж. Ничего тут особенного. Зря притащились… похоже.
- Ну, сделаете фотки. Я вам такие места покажу! Вернёмся, отвезу вас немного в сторону, километра полтора, там пейзаж – закачаешься. В страшном сне не привидится.
- Ну как же? Мы же должны обследовать: фонит, не фонит? На схему нанести. Как тут местной флоре и фауне вредит, не вредит? – Андрей выразительно постучал пальцем по дозиметру.
- А так вот вы зачем? А я-то думаю, для просто любопытствующих сталкеров уж больно экипированы. А вы «зелёные» значит?
- «Зелёные», Сергей, «зелёные», - кивнул Михаил, и заметил, как расслабилась фигура Сергея.
- Так что придётся ходить и мерить везде и всюду. Не возражаешь, провожатый?
- А мне что? Я же сказал, солдат спит…
- Да помню я, помню…

Время подходило к обеду. Все проголодались и устали.
- Привал, - скомандовал Михаил, увидев более-менее сухой уголок.
Группа расположилась на отдых. Достали спиртовки, поставили разогревать консервы.
Впереди и за спиной чёрно-серый мрак издавал странные звуки. Михаил вслушивался, и думал, что это вовсе не капли воды, а хлюпающий звук человеческих шагов по мокрому основанию длиннющего тоннеля. В какой-то момент он почувствовал, что на спину дунул холодный сквозняк. Будто кто-то невидимый в темноте резко открыл и закрыл дверь в холодную комнату или ветреную улицу. Внезапно нахлынувшее необъяснимое ощущение опасности, столь сильно охватило его, что волоса под вязаной шапкой зашевелились. Он резко оглянулся. На тёмном фоне дыры тоннеля выделялись похожие на роспись новогодних открыток белёсые космы то ли тумана, то ли неизвестного газа, то ли просто холодного воздуха. Но… откуда?
- Александр – за мной. Остальным оставаться на месте! – Скомандовал Михаил.
- Стоп! Вы куда? Ни местных условий, ничегошеньки не знаете! Я предупреждал – искать не буду! – Неслись вслед выкрики Сергея. Михаил торопился, ведь клочья тумана-газа будто кто-то утягивал в узкий проход в стене, мимо которого они только что прошли.
- Я же предупреждал, в туман не лезть! – кричал Сергей.
- Минуту! Надеваем респираторы. Теперь я первый, вы за мной, - Александр расчехлил газоанализатор. – Судя по шлейфу, работает вытяжная вентиляция. Я впереди, проверю – позову. Держитесь на расстоянии. – И заторопился в сторону быстро удаляющегося шлейфа белого тумана.
Михаил шёл следом, не теряя из вида Александра. Непонятный газовый язык исчез за поворотом, Александр, показав рукой «ждать», скрылся следом. Подождав пару минут, Михаил шагнул следом. За поворотом открывался рукав узкого ответвления. Но, ни дыма, ни Александра нигде не было.
- Александр! Отзовись! – но звук, будто в вату провалился. Сам себя еле расслышал. Почувствовал чьё-то прикосновение к плечу:
-Ну?
Михаил оглянулся. За спиной стоял Сергей.
- Я что говорил?
- Будем искать. Вон, видите? – прямо возле стены виднелся отпечаток обуви. Они подошли ближе.
- Я-то уже второй раз вижу, как исчезают в таком тумане люли. А вы? Хоть понимаете, в какое рискованное дело ввязались? Действительно «зелёные»! Тьфу!
- Смотрите!
Чуть в стороне, в полумраке мигала зелёная кнопка газоанализатора.
Прибор показывал водяные пары и только.
- Хватит голову морочить! Надо искать Александра! Варианта два: либо куда-то провалился, тут сам чёрт ногу сломит, либо… кто-то помог исчезнуть.
- И какому чёрту он нужен?
- А вы чего злитесь?
- А мне что, подпрыгивать от радости? Потерялся член группы, которую я повёл в «нору»! Предупреждал вас! Ну как об стену горох!
Фонарь выхватывал только облупившиеся стены, какие-то коммуникации и никаких следов Александра! Заканчивался тупик глухой стеной.
- Ну и зачем он тут, если никуда не ведёт? – Сергей сменил гнев на милость.
-Технологическая ниша. Значит, на стенах должны быть какие-нибудь… коммуникационные углубления…
Но сколько не искали, кроме единственного следа возле глухой стены ничего не нашли.

Группа шла дальше. Михаил не выпускал из вида Сергея. Осмотренный по миллиметру тупик не оставил никакой надежды найти человека. Шли, молча, вслушиваясь в каждый звук.
- Не верю я ни в какую мистику! Не верю! – Михаил сказал это негромко, но вся группа остановилась.
- Если Александра убили, где тело? Ну чего вы на меня, как на врага народа смотрите? – явно больше других нервничал Сергей. – В мистику они не верят! Там ни в полу, ни в стенах, ни одной щелки! И газоанализатор показал – пары воды!
- Сергей, спокойнее, не кричи. Мы все хорошо слышим. Значит так, предполагаемый пункт замеров вот в этой точке. – На развёрнутой схеме Михаил поставил крестик. – Дойдём, осмотримся, надо подобрать место для временной стоянки. Топать каждый день сюда и обратно мы не можем, слишком много времени займет наша экспедиция. Обследуем этот участок, потом на выход. Отдохнём денёк и снова сюда. А там, может, Сергей прав, Александр каким-то образом попал в другой ход и уже вернулся.
Особое внимание Михаил уделял неприметным входам. Или каким-либо намекам на бывшие входы – выходы. Ведь тот, кто спрятал архив такой ценности, наверняка старался замаскировать как можно надёжнее. И уж точно защитить.
«Защитить? Архив с мистическими артефактами и документы доказывающие эту мистику… А я рву на себе тельняшку, не верю, да не верю! - рассуждал сам с собой Михаил. – Если никакой мистики тут нет, то, что меня послали искать? А уж какие деньги вложены Гитлером в добычу этих артефактов! И это он во время войны тратился! Так, значит, придётся смирится, и всё-таки похоже есть нечто такое… чего наука пока объяснить не может. Вот, например, исчезновение Александра».
-Может посуше местечко найдём? – топограф и знаток горных пород Димыч, выискивал место, где бы присесть.
- Там комнаты есть, вполне сухие. Тут солдатики службу несли. Караул сменялся по часам. Отдыхали как положено по уставу. Многое растащили, но в принципе устроиться можно. - Сергей тоже не желал бесполезно мерить холодные и мокрые коридоры.

Вполне чистую комнату с синими панелями и даже металлическими кроватями, действительно нашли. Уставшие люди быстро поели и обустроились на ночлег. Оставив один горящий светильник, распределив между людьми время дежурств по часам, Михаил определил для себя самое сложное предрассветное время.
Проснулся он заранее. Лежал, вслушивался в одновременно звенящую тишину, и какие-то едва различимые звуки. Уже собрался окликнуть дежурившего Димыча, которого должен был сменить, как нечто зашуршало громко, неприятно, и резкий хлюпающий звук заставил подскочить всех… кроме Сергея.
Михаил жестом показал: «Тихо». Осторожно направился к дверям, снял пистолет с предохранителя, приготовился выглянуть из-за косяка, и услышал:
- Штукатурка это. Пласт от стены отмок и отвалился. Нет смысла бегать по темноте искать… этот ужастик.
Михаил всматривался в открытый дверной проём. Сама дверная филёнка имелась, её вместо матраца использовал Сергей, но дверные петли, с корнем вырвала из косяка чья-то «добрая» рука. И вроде понятно, что рассвет здесь наступить не может. Но на поверхности, судя по времени, должен.
-Хм, рассвет наступить не может, тут не может. Но вроде как мрак светлеет что ли? – Михаил тихонько разбудил группу. Напряжение охватило всех.
- Я и Димыч пойдём разведаем что там… такое. А вы тут… слушайте.
- Нет, вместо Димыча пойду я. – Поднялся Сергей. – Только не хватало, чтобы ещё вы заблудились.
- Почему «ещё»? – шёпотом спросил Михаил.
- А что думаешь, в хранилищах ядерного боезапаса светящиеся призраки витают и людей похищают? Не знаю, куда Александр делся. Но заблудился - это хоть какое-то объяснение.
- Пошли, - согласился Михаил.

Вышли из комнаты, осмотрелись, казалось лёгкое свечение идёт с той стороны, откуда пришли.
- Туда, - кивнул головой Михаил.
- Чего мы там не видели? Вперёд, посмотрим фронт работы на день.
- Сергей, старший в группе я. И это я тебя нанял, не ты меня. Ну, - усмехнулся еле различимо, - позволь немного покомандовать? – И зашагал в выбранном направлении. Шёл, осторожно ступая, чтобы не шуметь лишнего, чутко прислушивался к странным звукам. А звук напоминал… явно что-то напоминал. Но Михаил никак не мог понять, что?
- Стой. Помолчим, послушаем, - прошептал. – Фонарь погаси.
Прижавшись к мокрой и скользкой стене, оба замерли. Немного погодя зрение освоилось в этом мраке, и Михаил действительно различил некое свечение, контуры которого напоминали мультяшного призрака. И весь участок вдоль той части стены, где был виден этот объект, казался, покрыт лёгкой дымкой.
- Пошли, - прошептал Михаил. – Фонарь не включай.
- Я за призраками не охотник!
- Не бойся. Скорее всего это облако какого-то газа.
- Ну да! Ты присмотрись!
- Очертания – так это с нами наше воображение играет. Пошли, надо убедиться, что за газ. Боишься?
- Тьфу! Ну и вреден ты, мужик. Пошли. Только, командир, есть предложение. Давай не будем лезть в этот туман. А возьмем доску, поставим на неё газоанализатор и задвинем, в этот чёртов туман. А потом потянем на себя, вытащим, а там уж от результатов.
Индикаторы прибора мигали в стандартном режиме. Но как только доска с прибором коснулась тумана, не успел ещё Михаил задвинуть прибор полностью, тот исчез вместе с доской.
- Чёрт, - хватал он рукой воздух.
- Аккуратней, руку не суть.
- Ре-е-е- бята… а… а… - еле уловимый звук или странное угасающее эхо заставили замереть обоих.
- Наши зовут? – Сергей напряженно вслушивался.
- Нет. Звук идет со стороны тумана. – А туман вдруг заметался и перекинулся на другую сторону прохода. - Звук, который мы слышали, и это странное эхо здорово похоже на голос Александра. Он где-то здесь!
- Кто?- Поёжился Сергей.
- Александр. Это его голос. Он мог провалиться в какой-нибудь скрытый люк, который сверху захлопнулся. А газ… тут всякое возможно.
- Газоанализатор вместе с доской на твоих глазах, в какой скрытый люк провалился? Да и, кстати, газоанализатор запасной есть?
- У каждого индивидуальный. Но этот у Александра самый мощный. Не верю собственным глазам. Могут быть галлюцинации. Навнушали себе…
- Не бывает у меня никаких глюков. А «навнушать» мне даже у прокурора не получилось. И тут я не впервой. Говорил же и про туман и про то, как Васёк пропал.
- Не нашли?
- Охотники, вроде, видели, но далеко отсюда. Его или обознались? Не знаю.
Тем временем эхо и слабый голос пропали вместе со странным свечением, и воцарился полный мрак.
- Возвращаемся. Завтракаем и топаем дальше. – Свет включенного фонаря показался нетерпимо ярким.
Весь следующий день обходили заранее намеченный участок и производили замеры. Поскольку в этих коридорах и помещениях одинаково темно днём и ночью, то Михаил решил завершить работу на этом участке и выводить группу на отдых.

Вышли ночью. Звёздное небо раскинулось над сопками великолепным черным бархатным шатром. Звезды усыпали его так плотно, как городскому жителю, и представить невозможно. Земля под светом звезд и яркого серпа луны казалась закрашенной чернилами картинкой на фоне этого великолепия.
Они постояли, вдыхая свежий воздух полной грудью, и направились приводить себя в порядок и отдыхать. Но не успели подойти к дверям, как те распахнулись, и из них выскочила молодая девушка:
- Папа, папочка, ты почему мне ничего не сказал? Я от тёти Люды узнала, где ты и вот… - тороторила нисколько не смущаясь незнакомых людей.
- Зойка? Я тебе записку оставил и не велел уходить из посёлка. Ну, я тёте Люде…
- Что ты? Что ты! Я же хитростью. Говорю: вот мол, ужин готовлю тебе, а она…
В помещении оказалось, что это и в самом деле молодая девушка, можно сказать подросток, с раскосыми тёмно коричневыми глазами и роскошной гривой блестящих угольно-чёрных волос.
- Ты как сюда добралась?
- На попутке. Аркашка с друзьями на тракторе рыбачить навострились, ну я попросилась… к тебе подвезти. А когда к тебе, они разве откажут?
От одного появления этой живой искорки хмурое помещение преобразилось. Хотя она явно приложила к этому свои маленькие ладошки. Вещи были аккуратно разложены. Из мешков и тюков изготовлены импровизированные постели и пахло свеже сваренным супом.
- Ну, Сергей, она нас тут загоняла! – улыбнулся Алексей Иванович. – А где Александр?
Пересказав подробно всё произошедшее, Михаил увидел в глазах Алексея Ивановича недоверие.
- Я не понимаю. Вы видели, как он исчез?
- Нет.
- Вы тщательно обследовали место его пребывания?
- Да.
- Лазы, отверстия… хоть какие-нибудь щелки…
- Не обнаружили.
- Так и скажите, что не нашли. А это не значит, что их там нет. Вот вам и слабый голос – значит, жив и где-то в тех местах. А туман, это испарения из того места. И там, похоже, прохладно.
- Мы обследовали каждый сантиметр.
- Проверим ещё раз.

Зойка накрыла импровизированный стол. И разлила по чашкам ещё дымящуюся похлебку.
- Тебе не нравится? – Наклонилась к Михаилу.
- Вкусно.
- Давай ещё подолью.
- Нет, спасибо.
-Тебе хорошо есть надо. А то вон глаза, как у нашего кота, когда он на рыбку смотрит, зелёным светятся.
- Зойка, отстань от человека! – Прикрикнул Сергей.
Все уже спали, когда Михаил старательно брил щёки и подбородок, оправдываясь перед зеркалом:
- Всё собираюсь, собираюсь… побриться. Уже на старика Хатабыча похож стал.
А Зойка тут как тут:
- Ой, ты ещё совсем не старый. Правда, правда! А глаза всё равно на нашего кота похожи. Хитрые и блестящие!
- Зойка, марш спать! – окрикнул отец.
- Спокойной ночи, Миша-Котик, – и упорхнула легко и бесшумно, оставив после себя запах чего-то тёплого, домашнего.

Александр махнул рукой старшему группы Сергею и завернул за угол. Газоанализатор показывал допустимые примеси, обычные показатели для паров воды. Но плотный белый туман оставался необследованным, до него оставалось пара шагов. Вот он, рукой подать. Ещё пара шагов… Сергей аккуратно ощупывал ногами каждый сантиметр покрытого водой скользкого пола.
- Ерунда какая-то. Хм… вроде уклон под ногами об… образуется, но… Чёрт! – Он поскользнулся и почувствовал, что не в силах удержаться, катиться куда-то вниз. Однако крикнуть не успел. Дыхание перехватило. Мокрый и грязный обнаружил, что сидит, опираясь спиной на сухую и чистую стену. Под ним тоже сухая и чистая плита из такого же материала, как и стена.
-Тьфу! Ну, надо же. И прибор выронил. – Александр огляделся. – Где я? Миша?! – неподдельный страх охватил его. – Михаил! – Он поёрзал, ощупывая под собой пол, потом стену за спиной, и понял, что почти не услышал собственный крик.
- Пол и стены из… из звукопоглощающего материала? Эй! Ребята! – но голос, будто в вату провалился. Осторожно прошел вперёд, оглянулся. Коридор, в котором он только что находился, залит грязной водой. А он упал и катился по этой жиже. Значит, теперь за ним должны оставаться мокрые и грязные следы. Но пол оставался абсолютно чистым.
- Ладно, кроме звукоизоляционных свойств материал имеет ещё и… грязепоглащающие. Это хоть как-то можно понять. Но всё-таки, куда делась грязь? Он видел, как прямо на его глазах мокрое пятно высохло, оставшаяся кучка сухой грязи вдруг зашевелилась, как металлические опилки на листе на бумаги, когда под ним водят магнитом и буквально в несколько секунд исчезла. И тут его осенило, даже как-то спокойнее стало:
- Глюки! Всё это глюки! Главное ребят предупредить, чтоб не надышались. Респиратор, похоже, не спасает. А то всем мерещиться начнёт, накроемся, не иначе! Ух! Вдруг Михаил уже шагнул следом? Газоанализатор показывал только пары воды. Хороши пары! Вдруг там есть микропримеси неизвестного сильного галлюциногена? – Но окружающая действительность отметала подобное умозаключение. И единственное, что ему оставалось, это обследовать пол и стены помещения, в котором он оказался. И тут край потолка, под которым недавно сидел, бесшумно опустился и из образовавшейся щели вывалился его газоанализатор и какая-то доска.
-Ребята! Я тут! – закричал Александр, но потолок, тут же бесшумно вернулся на прежнее место. Ещё немного пошарив по стенам, решил, что должен же быть где-нибудь выход. Вспомнил, как Сергей говорил, что здесь многоуровневые ходы, значит, он оказался в одном из них. И раз в этой стороне тупик, в другой должен быть выход.
Коридор оказался недлинным. И минут через десять, он стоял в комнате, стены которой покрывали деревянные панели, Александр, определил, что это кедр. Потолок из того же материал, что и коридор. Пол усыпан толчёной кедровой корой. Ближе к одной из стен, письменный стол, на нем лампа. Александр кашлянул. Лампа засветилась.
- Надо же, прямо умный дом. – И выключил налобный фонарик, спасавший его до сих пор от полного мрака. На столе лежал какой-то небольшой свёрток. При свете этой лампы он увидел, что одной из стен нет. Вместо неё струящееся марево отделяло от этой комнаты следующее помещение.
- Силовое поле, тут и к бабке не ходи. – К этому времени немного успокоившись, и решив, что кроме него здесь никого быть не может, Александр почувствовал азарт первооткрывателя. От силового поля струилось то самоё белёсое газовое облако, которое заинтересовало их с Михаилом. Облако тонким зыком тянулось под потолком и исчезало в том месте, где потолок состыковывался со стеной.
- Ага, значит, здесь возможна частичная разгерметизация. Что-то в этом чудо - механизме сбоит. Или система газоудаления так работает? Значит в этом месте стена и потолок не монолитны!
Да конечно, нет! Ведь сам видел, как свалился газоанализатор и доска! Значит и я тут так оказался. Понятно! От чего заболел, тем и лечиться буду. Но сначала надо бы посмотреть, что там спрятано? – оглянулся назад.
– Ну, это ж надо? - Газоанализатор показывал почти идеально чистую атмосферу. - Тут пол и стены, как детские памперсы, всё, что на них попадает, впитывают и потом утилизируют. Домой бы такое… половое покрытие!

Тем временем на поверхности наступило утро следующего дня. И группа готовилась вернуться туда, где остановилась прошлый раз.
- Понимаешь, Михаил, не могли архив такой ценности просто в шахте замуровать. Это должны быть какие-то хитроумные помещения с замками и запорами. И потом климат должен обеспечивать сохранность… Ты же сам про трубы говорил. - Алексей Иванович посмотрел на Михаила:
- Мне исчезновение Александра покоя не даёт. И этот язык тумана… опять же только в том месте… Ну, вам пора.
- Миша-Котик? – Зойка, умытая и причесанная, держала в руках узелок. – Вот, возьми.
- У меня сухой паёк…
- Вот именно, сухой паёк! А это тёплые лепёшки.
- Когда ты успела?
- Утречком раненько… Возьми, пожалуйста.
Узелок, и правда, был тёплым и пах умопомрачительно вкусно. Он взял узелок и как бы случайно коснулся её пальцев. Зойка вздрогнула, прикрыла длинными чёрными ресницами блестящие раскосые глаза:
- Ты там осторожнее, ладно?
Он, было, собрался уйти, но повернулся к ней:
- Зоя, а правда, что тут Васёк бесследно пропал?
- Пропал, пропал, - улыбнулась по-детски припухлыми губами. – Грелку с водкой с собой припрятал, в «норе» выпил и спрятался отоспаться.
- Так не нашли?
- Так он отца моего боится, вот и прячется.
- В «норе»?
- Да нет, видели его тут недалече, километров двести будет…
- Спасибо, Зоя! – Потряс узелком. – Спасибо! – А сам подумал: «А Сергей говорит, что Васёк пропал бесследно. А чтоб на вранье не спалиться, мутит: то ли нашёлся где-то, то ли нет».

Шли молча. Дорога знакомая, ничего нового. Дошли до того места, где пропал Александр.
- Димыч, за мной. Остальным привал. – Скомандовал Михаил.
- Начальник, позволь мне. – Подошёл Сергей.
- Не ёрничай.
- Не доверяешь?
- Я на тебя двоих своих людей оставляю. Ещё вопросы есть?
На самом деле теперь Михаилу всё сильнее казалось, что Сергей именно от этого участка старается отвести их группу. Куда угодно отведу, что угодно покажу, только не тут. И запугивает, как может.
Отойдя немного в сторону, проинструктировал Димыча:
- Обследуем пол, на предмет скрытого входа. Смотри под ноги внимательно, не спеши. Понял?
Димыч, молча, кивнул.

Александр вернулся назад, в комнате было темно, и прозрачная стена совсем не видна. Он хлопнул в ладоши, кашлянул, как в прошлый раз, и лампа опять засветилась. Подошёл к заграждению из силового поля:
- Вроде прозрачное, а нихринашеньки не видать. – И так и этак пытался рассмотреть, что там. Поле струилось и частично утекало вверх беловатой дымкой.
- Рядом стены кедровой доской покрыты. Ничего им не делается. Ну, попытка не пытка. – И осторожно протянул ладонь. Но, не успел коснуться, удар такой силы швырнул его в сторону, что он сполз по противоположной стене. В голове зазвенело, во рту мгновенно пересохло. А во фляжке еле булькает. Надо бы поберечь.
- Нет, тут я один не воин. Надо выбираться. А уж потом с ребятами придём, поглядим… - Осмотрелся по сторонам, подошёл к столу. На нём трубочка, под вид тубусов, в которых студенты чертежи носят, только совсем маленькая, сантиметров тридцать длиной. Открыл и из неё выпал небольшой кусочек кожи. Осторожно развернул, а там, как в фильме про пиратов, нарисована карта. Молча, свернул находку и сунул за пазуху, в нагрудный карман.
То ли от того, что оказался один в такой неординарной ситуации, то ли по укоренившейся ранее привычке, он проговаривал все свои действия:
- Так-с, сейчас попробую свалившейся мне чуть не на голову доской, приподнять край потолка, у той стены, где очутился сразу после того как поскользнулся там, на верху. – Он приподнял доску над головой и упёрся в край потолка. Ничего. Передвинул её немного в сторону, потом ещё чуть-чуть и так пока не почувствовал что потолок легко и бесшумно пошёл в верх.
- М-да. И кто бы эту доску подержал, и как бы мне вылезти отсюда? Летать-то не умею, японский городовой! – Доска вырвалась из рук и припечатала Александра по лбу. – А в принципе, что я как та мартышка – прыгаю? Меня, ясное дело, ищут. И коли я сюда умудрился провалиться, то и кто-нибудь из ребят сподобится. А с другой стороны… точно мартышка ты, Александр! – Обругал сам себя. – Чего прыгать? Подтащи стол, разопри палкой отверстие и вылезай восвояси.
Процедура, действительно, не составила труда. Когда он, наконец, выбрался, то понял, что совсем забыл про газоанализатор, который так и остался там. Александр покрутил головой, и решил, что надо идти на выход, потому что неизвестно куда, на какой уровень повернули ребята. Он шел и только теперь с удивлением подумал: « Что же это за место такое, куда я попал?» Прикинул исходя из того, что знал, и решил: это секретная комната с кодами для атомных боеголовок.
«Это же надо! Бросить без охраны такое дело! Это все девяностые! Тогда и не такое бросали! А с другой стороны, если вывезли боеголовки, то что толку от пусковых кодов, если ракет нет?»
Однако по его расчётам давно должен был увидеть «свет в конце туннеля», а мрак впереди ничуть не рассевался. Тут, как назло, села батарейка и дальше идти пришлось на ощупь.

Михаил и Димыч методично обследовали мокрые, скользкие полы.
- Михалыч? Тут до нас кто-то побывал. – Пнул в его сторону доску. - Доска ещё не размокла и не обледенела. Значит, недавно был.
- А газоанализатора нигде не видишь?
- Откуда ему тут быть?
- Я, поставив, газоанализатор на эту доску, по совету Сергея, передвинул прибор в газовый язык. Этот «язык» мгновенно вырос и уплотнился, а когда стало возможно рассмотреть, что произошло, то ни доски, ни прибора не было.
- И вот теперь, доска… как-то вернулась, а прибор… не отдают?
- Кто? – без тени юмора спросил Михаил.
- По ту сторонние силы. – В тон ему спокойно и невозмутимо ответил Димыч.
И оба переглянулись, явно что-то обдумывая.
- Ну, долго вы тут? Мы уже волнуемся? – Сергей подошел тихо, явно прислушиваясь к их разговору. Михаил видел, как изменилось, будто окаменело его лицо, когда он увидел доску.
- Ты будто приведение увидел! – И резким движением свалил Сергея с ног. В холодной и скользкой жиже борьба продолжалась несколько минут. Даже специально тренированному Михаилу, с помощью Димыча, стоило большого труда связать Сергея.
- Где Александр?
- Не знаю. Чего ко мне привязались? Вот «подзаработал» так «подзаработал»! – Неподдельно возмущался Сергей. – Помогите встать. Сидеть на ледяном, мокром полу - хорошего мало!

Вернулись затемно. Зойка, увидев отца грязным, мокрым и со связанными за спиной руками, кинулась к нему:
- Папа, папочка?!
- Ничего, дочка, ничего.
- Зоя, ты подожди немного, мы разберёмся… - Михаил смотрел в чёрные, сверкающие злостью, глаза девушки. – Отойди в сторонку.
- Нет! Вы плохие люди! – И кинулась к выходу.
- Стой! – Михаил схватил её за руку. – Успокойся. Бывает, мужчинам надо между собой поговорить.
- Вот и говорите! Вы зачем его связали? Он мокрый. Может заболеть!
- Успокойся. В помещении тепло. Обсохнет! Если ты не заметила, - почему-то начал злиться Михаил, - я тоже мокрый и могу заболеть! И это твой отец …
- Что? Что? – уже более спокойно спрашивала Зойка. – Что мой отец?
- Я же говорю, разберёмся. Не будешь же ты встревать в мужские дела?

Спал Михаил тревожно, и проснулся от запаха дыма. Обычно оставляли на ночь небольшой светильник и дежурили по очереди. А тут в помещении темнота, хоть глаз коли. Он прислушался. Тихо. Но дымом пахло всё сильнее и сильнее.
«Не иначе заснул дежурный. Лампа керосиновая, нечаянно перевернул… тогда почему в темноте огня не видно?» - Нащупал налобный фонарик, надел и включил. Дежурный лежал головой на столе, обе руки повисли вдоль тела. Лампа лежала на боку, но огня не было. И только подойдя к столу, понял, дежурный мёртв. Подумал, что это Сергей как-то развязался, убил Сергея и сбежал. Осмотрелся, но все лежали на своих местах. И Сергей тоже. И тут мимо окна, расположенного ближе всех к дверям, метнулся бордовый отсвет.
Первой поднял Зойку:
-Быстро на выход.
- Никуда я не пойду!
- Что у вас приключилось? – Проснулся Алексей Иванович. И тут яркий всполох объяснил всем всё доходчиво.
- Папа! – закричала Зойка. – Руки, у него же связаны руки! – Кинулась к отцу. Откинула одеяло и замерла. Вместо отца под одеялом лежала чья-то куртка.
Димыч толкнул входную дверь. Не тут-то было. Дверь подпёрли снаружи. А мимо окон уже вовсю метались всполохи пламени. Дым все сильнее проникал сквозь щели, дышать становилось невозможно. Вдобавок вспыхнула внутренняя деревянная обшивка двери. Другого выхода не осталось, как через окно. Выбили стекло:
- Зойка, ты первая. Становись мне на плечи и прыгай из окна!
- Там огонь и высоко!
- Прыгай!!!
- Теперь вы, Алексей Иванович! – И тут услышал пистолетный выстрел.
- Стоп. Зоя, Зойка?! – ответа не было. – Гад! Ты что творишь!
- Перестреляет всех как куропаток. Скидает назад и сожжёт до пепла. - Алексей Иванович, говорил так, будто ничего не происходило.


Александр брёл в полной темноте. Батарейка в фонарике села. Вода во фляжке кончилась.
- Это ж надо, так жрать хотеть? И пить. Вот есть столовка у нас, «Съем слона» называется. Так выберусь отсюда и съем… кусок хлеба во всю булку… с маслом! Это ж угораздило чёрт знает куда повернуть? Тьфу!- И тут, хоть и было по-прежнему темно, почувствовал дуновение свежего ветерка.
- А нюх-то как обострился? – Помотал головой в темноте и, принюхиваясь, осторожно ступая, стал передвигаться в направлении этого свежего дуновения.
- Ну, вот он свет в конце туннеля! – Действительно, похоже, что всё время шёл по какому-то техническому коридору и теперь вышел из небольшой ниши почти у самого входа в «нору».
- Нора! Настоящая нора! – Делился сам с собой впечатлением. И не успел выйти, как увидел всполохи огня возле строения, где ночевала их группа. Присмотрелся, ни одной человеческой фигуры рядом не металось.
- Пожар? Сгорят заживо! – Откуда только прыть взялась, кинулся бежать.
- Ещё немного, ещё чуть-чуть, - задыхался, подбегая, и вдруг увидел, как один всё-таки живой есть! Человек плескал чем-то из канистры, а пламя в этих местах вспыхивало яркими фейерверками.
- Поджёг, - пригнулся, стараясь оставаться незамеченным. Пошарил рукой по земле, выбрал булыжник, и скрываемый темнотой и треском пожарища, подобрался к человеку:
-Так и думал! – Ударил с размаху по голове: - Не убить бы. Надо выяснить: что за фрукт.
Кинулся к дверям. Оттащить во всю горевший невесть откуда взявшийся кусок бревна оказалось не так-то просто. – Господи! Да что же это, Господи! У-У-У!!! И бревно поддалось! Почти перегорев посерёдке, переломилось пополам.
-Ребята? Выходь! Это я, Александр!

В кабинете с антикварной мебелью, возле стола с чашками давно остывшего чая, негромко сосредоточенно разговаривали трое мужчин.
- Александр ваш – везунчик. Сколько бы ещё искали, если бы его не угораздило провалиться? Карту, что он принёс – изучили, проведя исследование на разных длинах волн: в инфракрасном, видимом и ультрафиолетовом диапазонах. Могу подтвердить, что да, это именно та карта, о которой я вам говорил. Была версия, что эта карта - новодел. Но теперь мы знаем,без сомнения это старинный артефакт,с нанесёнными уже в более позднее время символами и знаками. Пока неизвестно, что это: места расположения баз Ананербе в Арктике или нечто другое.И если воспользовались таким артефактом для нанесения современных знаков и символов, скрывая местоположение каких-то объектов, то это, должно быть, бесценная информация.Вероятно Юдин также воспользовался этой картой.
- А ознакомиться можно будет? – Алексей Иванович прищурившись, выжидательно смотрел на хозяина кабинета.
- Отдохните немного. Вы, Алексей Иванович, если не против, рекомендованы мной в секретную группу по изучению архива. Но… начинать придётся с карты. Результаты её исследования вам передадут. Ну а группу будем формировать по мере надобности. Желательно не вовлекать лишних людей.
- Там охранники… страх божий! А это научные артефакты!
- Алексей Иванович, ну да, как только получили ваше сообщение, на том вертолёте, что выслали за вами, отправили специально подготовленную группу для охраны «Сашкиной ямы» - кодовое название обнаруженного вами хранилища. Ребята думают, что охраняют коды к пускам ядерных ракет. Ну…так нужно для безопасности мероприятия.
- Да в курсе мы, в курсе. Поняли, не дураки. – Михаил явно нервничал и торопился.
- Не спеши. Зинаиду прооперировали. Ранение не опасное. А вот… ожог… Лицо и руки сильно пострадали… Ты там… аккуратнее… с ней.
- Да я! Да вы!
- Минуту! Теперь про её отца. Спец. служба поработала с задержанным. Выбор у него был не велик. Так вот, это он застрелил Юдина. Но, как я говорил ранее, Юдин артефакты успел спрятать. Однако карта потому и обнаружена перед входом в хранилище… ну да, - перехватил взгляды своих собеседников, - ну да, на ту же карту на коже газели Юдин нанёс место положение и шифр попадания в спрятанный архив. Так что карта эта хранит секреты трёх поколений людей. Кому бы в голову пришло? Из соображения безопасности до времени вылета он оставил её в хранилище. Сам-то Юдин и так знал, как туда попасть. А вот, человек, назвавшийся отцом Зинаиды… один из тех, в кого могли быть нацелены брошенные ДОТы военного городка. Но этот человек гораздо хитрее и коварнее любого воинского подразделения. Он хвастался, что вырастил Зинаиду один? Правильно. Сначала убил её настоящего отца, потом сказал его жене, что муж сбежал и стал навещать её в роддоме. После одного из посещений… мать Зинаиды умерла при странных обстоятельствах, как теперь думают. А тогда, в той глуши… обошлось. Он предъявил документы убитого и забрал Зинаиду. Легализовавшись так, что надёжней некуда. Теперь у него были все возможности для поиска архива и никаких подозрений в отношении его. Отец – одиночка! Ну, всё-таки Юдин каким-то образом его раскусил. При перестрелке этот гад отделался лёгкой царапиной, а Юдин погиб. Карта осталась в хранилище, где и дождалась Александра. Ну… вот и всё.

© Татьяна Буденкова, 2016
Дата публикации: 03.01.2016 16:17:18
Просмотров: 759

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 67 число 78: