Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Лошадиная сила

Татьяна Буденкова

Форма: Рассказ
Жанр: Юмор и сатира
Объём: 9239 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Двухкомнатная хрущёвка Тамары Павловны расположена на втором этаже панельной пятиэтажки. Окна квартиры выходят во двор дома, и смотрят прямо на лавочку у подъезда. Вытертая многими попами, эта лавочка являет собой информационное поле местного масштаба. И Тамару Павловну такой вариант расположения окон её квартиры вполне устраивал, особенно после выхода на пенсию. Стоило только открыть форточку, и можешь спокойно попивать чаёк, кушать котлетку, информационный канал будет бесперебойно поставлять полную и всеобъемлющую информацию о самых сокровенных тайнах жильцов подъезда.
И всё бы хорошо, но прямо посреди двора, на месте бывшей клумбы вдруг взгромоздилась будка с несуразно большими окнами и вывеской: "Закусочная "Обжорка". Мол, хот-доги людям на закусь продаём! Да кому же нужна закусь без пивасика? Никому. И потому пивасик этот составил основную статью дохода владельца этой самой "будки-обжорки". И это бы ещё ничего, но у "Обжорки" не имелось попИски, и потому вся нагрузка пришлась на кусты за лавочкой. Отчего для Тамары Павловны последовал двойной удар: во-первых, в виде непередаваемого аромата непосредственно в кухонное окно, во-вторых, все основные переговорные процессы жильцы подъезда были вынуждены перенести в другие, менее пахучие места. Но Тамара Павловна перенести свою кухню не могла! Сидеть с закрытой форточкой и слушать по телевизору ужастики про крысис - этак же и свихнуться можно!
Окрысились, не окрысились, но как там говорится? Делай что можешь, и будь что будет!В тот день могла Тамара Павловна наделать котлеток для себя и кошки Машки, чтоб на пару дней хватило. И даже предположить не могла: что будет? Лавочка опустела, форточка закрыта, от скуки включила в зале телевизор. Всё человеческая речь в доме. И вдруг сквозь скворчащие котлеты слышит, как знаменитейшая артистка сообщает, что у неё от шампуня "Лошадиная сила" волоса растут прямо на глазах!
- Быть не может! Не иначе ослышалась! - Хлопнула себя по бокам Тамара Павловна. - Чтобы такой ужас допустили! - И ей отчётливо представилось как на веках, а того хуже, как и сказано, прямо на глазах росли волосы! Это же такой страх, ночью приснится, до утра проворочаешься, никакой афобазол не в помощь! Веки, значит, открыты, и волоса торчат на самом ... э... этом, глазном яблоке! Тамара Павловна выключила недожаренные котлеты и направилась в зал. Села на диване и давай ждать, когда опять про эту силу говорить будут. Ждать пришлось не долго. И точно, такая красавица коня обнимает и кричит, что есть мочи, что от шампуня "Лошадиная сила" волоса растут прямо на глазах! Ну, какие уж тут могут быть сомнения? И Тамара Павловна выскочила на балкон, охолонуть от такой "новости". У подъезда, не решаясь присесть на лавочку, о чём-то судачили соседки.
- Валентина? Слышь что ли? - крикнула Тамара Павловна, обращаясь к одной из них. В ответ обе женщины подняли головы.
- Слышим, Тамара Павловна, слышим! Чего хотела? - отозвалась Валентина.
- Вчерась ты хвасталась, что какой-то супер шампунь по акции купила. Ещё говорила, что теперь волоса, что лошадиная грива вымахают? Было такое?
- Ну, было. Только я ещё его не опробовала...
- Ой, слава Богу! Постойте, счас спущусь и объясню. Вы уж погодите!
В мгновенье ока Тамара Павловна накинула поверх халатика плащик, и вполне ходкой рысцой кинулась вон из квартиры.
Фёдор Васильевич возвращался с работы, на подходе к подъезду, поравнявшись с кустами, уже привычно придержал дыхание, когда услышал вроде сорочий гомон и хлопки крыльями. Поднял голову - нет, три сроки сидели на ветках старого тополя и, поочерёдно наклоняя голову, что-то рассматривали внизу.
- Тьфу, ты! - прислушался Фёдор Васильевич. - И запах не помеха! Знай, себе стрекочут! - В этот момент он поравнялся с соседками. Те на мгновенье притихли. Он вежливо поздоровался:
- Добренького здравия, девоньки!
- А и ты будь здоров, Федор Васильевич!
- Никак происшествие какое, что, не отходя от... э... кустиков, беседуете?
- А и случилось, Федор Васильевич, случилось!
И давай наперебой пересказывать информационное сообщение, услышанное не от кого-нибудь, а по телевизору, то есть из средств массовой информации, Тамарой Павловной!
- Ну, девоньки, это вы загнули! Этакую гадость продавать бы не разрешили. Изъяли бы из оборота.
- Ага, поди, изыми! Помнишь в прошлом годе трое мужиков из соседнего дома в гаражах от палёной водки померли? А купили где? Не у Люськи самогонщицы, с её-то зелья акромя скандала никакой беды. А купили в магазине! А шампуней этих все полки завалены! Поди, разбери, от какова где что вырастет? - сокрушалась Валентина, прикупившая вчера этот самый жуткий шампунь. - Я же, дура старая, разохотилась, ну раз по акции, то ещё и бальзам приобрела. Там вторую бутылку при таком раскладе в подарок давали. Думаю, приберу пока, а на восьмое марта внучке подарю.
- Ну, ты подумай! - хлопнула себя по бакам Тамара Павловна. - Соображай что творишь!
- Соображать на троих, - Фёдор Васильевич обвёл женщин взглядом, - вы не смогёте. Коленкор у вас не тот, женский, тут мужчины только могут. Однако выход вижу...
- Ну! - хором провозгласили соседки.
- Возле "Обжорки" каждый день Фея трётся...
- Это кто ж такая? - насторожилась Тамара Павловна. Сколько в окно не смотрела, ни одной феи не видела.
- Вообще-то она вроде Феня, точно то никто не знает. Но больно любит модно одеваться и краситься. Ни приведи Господь на ночь увидать, но такова её натура. Мусорка в самый раз супротив окна нашей спальни обустроена, потому и вижу, как Фея чуть свет, самая первая из подвала вылезает и шурсь туда, изыскивает самую лучшую одёжу. Потому и одета во всё самое изысканное. Ну, как такую "красоту" - сморщился Фёдор Васильевич, - из утра пивком не угостить? Мужики народ жалостливый насчёт похмелья...
- Господи, нам-то какой толк от вашей Феи?
- Самый обныкновенный. Подарите эту "Лошадиную силу" ей. Вот и воочию убедитесь: где что растёт, али брехня всё это. Происки конкурентов! - И зашагал в подъезд.
На следующий день, неотрывно наблюдая из окна, Тамара Павловна обратила внимание на мелкую женскую фигурку в странном плаще болотного цвета.
- Она, поди. - И направилась к соседке Валентине, сообщить, что объект прибыл на место.
Шампунь и бальзам вручили Феи под скорбные вздохи Валентины, ведь даже по акции вещь не дешёвая. Фея даже не удивилась и спасибо не сказала.
- Вчера мне дама из крайнего подъезда сумочку подарила, бабушка у неё померла, так вот она мне эту сумочку на память о... - чуть скривила губы Фея, - о своей бабушке. Я её отнесла в секен хенд. Там так и ахнули. "Винтаж," - говорят, и берут в белых перчатках. Вот я и гуляю сегодня на свои! Так что, если опять прикупите чего лишнего, или бабушка помрёт... Несите. Не побрезгую, приму. - И отвернулась за пивасиком.
- Говорят, когда-то Фея учительшей работала, - отходя в сторону, вздохнула Валентина.
- Говорят в Москве кур доят! Бери выше - я бывший научный сотрудник! - раздалось за спиной.
- Да мы так, к слову, - вежливо поправилась Валентина. Но Фея, пошатываясь, уже двигалась к подвалу, неся в руках полторашку пивасика, и более её ничего в данный момент не интересовало.
Через некоторое время соседки стали наблюдать за Феей, которая, в самом деле, каждый день без исключения толклась по часу и больше возле "Обжорки". Но ничего не обычного на её лице не замечали. Наконец терпение соседок лопнуло. И они попытались выяснить: подошёл ли подаренный шампунь к её типу волос? Какое-то время Фея недоумённо смотрела на женщин, а потом хлопнула себя по лбу:
- А... с вас пивасик... э... полторашка. И всё как на духу выложу, - криво усмехнулась в сторону.
Соседки переглянулись. С чего бы? И чтобы эта усмешка означала? Сбросившись, купили полтарашку и пару ход-догов, жалко, женщина всё-таки... хоть и Фея.
- Ну, шампунь ... ходила с ним в баню. Хорош, зараза! - И она, бережно сняв грязную фетровую шляпку с сеточкой, тряхнула роскошной гривой чёрных волос.
- Вот, наградил Боженька красотой, а в нашем подвале, где же намоешься? Только когда талоны на баньку выдают, тогда уж блаженство...
- Это от шампуня такие? - еле выдохнула Валентина.
- Такие от природы, а чистые от шампуня. Спасибо, бабоньки. Вот бальзам жаль. Не удалось воспользоваться. Генка - поразит, выкрал, и сколь ни убеждала, что это бальзам для волос, он им взялся коленки натирать. Говорит: бальзам, он и есть бальзам, а ноги болят - по ночам сил терпеть нет.
- У него там... на коленках... ничего не выросло? - аккуратно поинтересовалась Тамара Павловна.
- Чево? - уставилась на Тамару Павловну успевшая приложиться к горлу полторашки Фея. - У Генки всё, где положено природой... выросло.
- Ну, там шерсть, волоса какие ... - заторопилась Тамара Павловна, опасаясь, что Фею совсем развезёт.
- И шерсть, и волоса... Он и сам, как чёрт в шерсти! - хохотнула Фея. И направилась в сторону подвала.
Соседки медленно шагали к своему подъезду. Ну, никак не укладывалось в голове: роскошные волосы Феи и Генка - поразит... весь в шерсти. Хотя, Тамара Павловна ещё с молодости помнила одного кавалера, которого тоже Бог шерстью не обидел. А тогда такого шампуня и в помине не было. Но расстраивать соседку не стала. Отдали и отдали. Чего теперь?

© Татьяна Буденкова, 2016
Дата публикации: 26.03.2016 20:02:53
Просмотров: 796

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 39 число 9: