Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Константин Эдуардович Возников



Пуговицы на боку

Татьяна Буденкова

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 5069 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Что называется no comets...



- Пошла вон! К-к-кому сказал? С..., эк-эк-эк Сука.
- Паша, Паш, ты бы лег. Поспи.
- Брысь! - и худосочное тело в грязных стоптанных ботинках, и с давно не мытой головой, грохнулось на пол посреди комнаты.
Мария, сжимая руками гудящие с похмелья виски, осмотрелась вокруг. Надо было срочно похмелиться. Пошарила в карманах. Набрала немного мелочи. Подошла к комоду, открыла невесть как уцелевшую в пьяных драках и скандалах, шкатулку - пусто.
- У-у-у. Ни оставил. Ни капли не оставил, - перевернула мужчину с боку на бок. Ни в одном кармане ни бутылки с остатками выпивки, ни денег не было.
- Ладно. То же не лыком шиты, - обвела мутным взглядом грязную, вонючую комнату.
- Телевизор! Вещь? Вещь!
Маленький старый "Рассвет" сиротливо смотрел из угла на страшную пародию жизни.
Нашла выцветшую скатерть, много лет лежавшую без употребления, поставила телевизор посреди скатерти, связала её углы, и взвалив себе на спину, отправилась к давней своей знакомой Маняше.
- Маняша, ну за пол литра, а?
- Куды он мне?
- Вещь. Не вишь - вешь.
- Энтой "веши" в субботу сто лет сполнятся.
- Ой-ой, сама-то моложе?
- Иди-ко отсюда! Тута мне ищо лета мои считать будет!
- Маняш, у тебя же дача. Не хрен собачий? Дача?
- Тебе како дело? Ну, дача. Не то что некоторые - голь перекатная.
- Так я к чему? Как же культурному человеку на даче и без телевизора?
- Ой, и надоела же ты мне. Разве что из жалости к твому самочувствию. Бери пол литра и иди с богом. Да тряпку-то с него не сымай. Пол на даче мыть сгодится.
- Кровопийца ты, Маняша. За пол литра отравы - электрический прибор!
- Иди, иди. Сколь можно языком чесать? - и она почти вытолкала гостью.
Бутылка оттягивала карман. И Мария придерживала её рукой.
В комнате ничего не изменилось. Паша спал в той же позе. Даже храпеть и булькать соплями перестал. Она наклонилась и послушала, на всякий случай, дышит или нет. Дышал.
Присела на старый, грязный, продавленный диван. Протянула руку, пододвинула табуретку. Подобрала с пола газету, расстелила её, разгладив руками. Увидела жирное грязное пятно, перевернула другой стороной. На угол табуретки поставила принесённую бутылку. Так, осталось принести стакан и закусь, ну что-нибудь найдет. Привстав, протянула руку, включить телевизор. Тьфу. Забыла. Ладно. Она взяла бутылку и вышла на кухню. За окном шумел город и все куда-то торопились. Тупая боль билась в голове. Что-то она забыла. Что? Что-то такое, что надо помнить, а вспоминать не получается. Покачиваясь и держа в одной руке бутылку, другой рукой пошарила по столу, взяла стакан. Пара глотков, и всё будет прекрасно. Как всегда. Налила и, глядя в окно, медленно выпила гадкую, отвратительно пахнувшую жидкость. Опять пошарила по столу, нашла полузасохший солёный огурец, пожевала...
Очнулась от боли. Будто стукали по голове. Нет. Это она почему-то бьется головой о ножку дивана. Затуманенное сознание работало урывками. А, это она лежит на полу, на ней Паша, от движений его тела она и бьётся головой. На какое-то время все потухло.
- У-у-у. Отстань.
- М-м-м.
- Отстань! Не трожь, - её тошнило. Голова гудела так, будто в ней били в колокол.
Паша, стоя на четвереньках, стаскивал с неё остатки нижнего белья. Сил на сопротивление у неё не было. Потом рывком раздвинул её ноги. Посмотрел, попытался, ещё попытался...
- Счас, бабы суки, счас,- пополз куда-то.
Повернув голову, она видела, как он нашел бутылку - похмелиться? Пустая. Он подполз к ней и стал пристраиваться с этой бутылкой. Нестерпимая боль обожгла тело. Она дернулась. Попыталась вырваться. Он ударил её в лицо. Очнулась от того, что захлёбывается. Пустой желудок выворачивало наизнанку. Держась за косяки и стены, добрела до ванны. Холодная вода немного привела в чувство. Вернулась в комнату. Посреди пола лежал Паша. Замусленные брюки спущены до колен. В руке бутылка. Лицо повернуто боком и редкие жёлтые зубы оскалены в улыбке. Но что-то заставило её наклониться. Чего-то не было в привычном лице... Опустившись на колени, она вдруг подумала, что это "чего-то" - жизнь. Помер, что ли? Приложила ладонь к носу и губам. Хрен, знает? С трудом, упираясь спиной о стену, перевернула его. Прислонила ухо к груди. Но в голове был такой шум.... Ладно, проспятся, разберутся. Дошла до дивана. Села. Обвела комнату мутным взглядом. И странные картины стали выплывать в её сознании. То какая-то женщина, вся из себя, то чистенькая кухонька....
-У-у-у-у!!!- был ли это день, или вечер? Сумрак. Кругом сумрак. Сознание выхватывало какие-то куски и гасло.
Мария сидела на корточках возле обнаженного бока Паши и прямо к коже пришивала пуговицу. Рядом красовались две уже пришитых больших черных пуговицы отрезанных от его старого пальто. Закончив, аккуратно положила в уцелевшую шкатулку единственную иголку и тюрючок черных толстых ниток. Потом умылась. Как смогла привела себя в порядок и ушла, прикрыв за собой не запертую дверь.
Дежурный оперативник только качал головой: "Сколько лет работаю, а привыкнуть не могу. Мрак!".


© Татьяна Буденкова, 2016
Дата публикации: 28.05.2016 18:48:54
Просмотров: 887

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 25 число 74: