Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Сквозь тернии к звёздам

Евгений Коростин

Форма: Очерк
Жанр: Ироническая проза
Объём: 21321 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Не пугающую обывателя самую послушную, «подходящую» жизнь, и ту, не застать на месте. Вечно она куда-то торопится. Поприсутствовать в ней «за казённый счёт» расслабиться, по примеру обычного дворового кота, даже на короткое время не получается. Неужели скорый поезд мирового прогресса укатил так далеко в мир неведомого, откуда все наши прежние увлечения и достижения представляются лишь ребячеством и злой шуткой? А, в самом деле, может, и правда новых передовых взглядов человек одолел природу окончательно и бесповоротно, создав все предпосылки для перехода к другой, всецело более продвинутой «инопланетной жизни», какой мы даже не представляем цены? Но пока наши лидеры раскачиваются и задают друг другу вопросы, видимо испытывая поистине непреодолимые трудности с внедрением своего супер дорогого проекта в жизнь, нам ничего другого не остаётся, как нетерпеливо ёрзать от всяческих неудобств и ругать «леворуких» благодетелей.

Нельзя отрицать, что, необычный проект, льстит сознанию, хотя весьма похож на всё ту же сбежавшую из 90-х дерзкую авантюру, однако если принимать во внимание развёртывающуюся перспективу, как-никак предусматривается большой прорыв на иной «уровень» существования, то мнения разойдутся. Если кто-то задумал не «а бы что и с боку бантик», а нечто «сногсшибательное» и обворожительное, какие могут быть вопросы и сравнения. Разве выбор велик, ведь подлинного рая на земле, ещё никто не сотворил? На карте истории совершенно не осталось белых пятен, там, где ещё вчера рисовали кружочки, ставили звёздочки, вопросики, крестики, однажды по своим неотложным делам пробежался толстый цветной фломастер, уравняв все победы и поражения. Мы всюду клянем, «костерим» на чём свет новаторов, за их ошибки, судим за «сладкую жизнь», а они возможно себя не жалея, несгибаемыми руками только-только нечто интересное выстроили, и сейчас возможно «обкатывают», самолично подгоняя под всеобщий волшебный результат.

Никакие либералы не фармазоны, не черти, не лешие, как принято считать, и уж конечно не «домашние сумасшедшие», а очень загруженные, увлечённые люди, работающие на будущее всего передового человечества. Новые, более сложные пути взаимодействия с окружающим миром их волнуют, которые в натуральном виде, конечно же, в природе не встречаются? И простому человеку, трудно понять, что пущенные на самотёк стихии настоятельно требовалось «прибрать в свои руки и образумить». Жизнь и так коротка и стремительна, уж лучше «и синица в руках, и журавль в своих, загодя приобретённых облаках» (автор. перифраз). Не одной только прихоти ради они настоятельно кроили жизнь на модерновый-новый лад, а чтобы перетряхнуть социалистический порядок, «колом стоящий» за «духовный большой разгул» и материальную ограниченность. И, зачем собственно потчеваться малым, упиваясь своим великодушием, когда только лишь скомпрометировав, подменив идеалы, всю прежнюю сеть представлений можно очень удобно поставить в одну большую очередь. Просто нарушив порядок, на выходе получим хаос, непослушания «слепое время», а подчинив их «продажной мечте», иерархию на приобретение всякого добра.

Создай другим умам благоприятную основу, чтобы развернуться, дай прицел на «дальний забег», и уже без забот, не заморачиваясь на пафосе великих начертательных истин и того сего прочего, на замаскированном коротком, уж того верней, не прогадаешь.

Сплошная химия, надувательства

И уже чёрное недостаточно черно, а белое, потеряло свою чистоту и независимость; великим грош цена, народным – нет почтения. Взгляните правде в лицо и обнаружите буквально повсюду лишь чушь и белиберду в самом непредсказуемом, плохо перевариваемом виде, с массой нелепостей, дикостей и варварством низкопробных курьёзов. Однако есть и побочный продукт.

Сегодня абсолютно незачем доживать до преклонных лет неустанно работая над собой, зарабатывая всеобщее уважение и почёт, чтобы пройдя «чистилище времени» твои нравоучения и поучения, наконец, приобрели красивую «песенно-сказочную напевность», которую было бы легко «наворковывать» в подростковые уши. Доверительные близкие отношения не соответствуют новейшим представлениям времени. Они больше не вызывают желания подражать и восторгаться, а поверхностны, стилизованы под общепринятые стандарты.

Под маской благопристойности не найдёшь добродетели. Вчерашние «желторотики» не по годам, рано взрослеют. Где вы видели, чтобы кто-то мог позволить себе сидя в мягком продавленном годами кресле, завернувшись в тёплый какой-нибудь по-стариковски облюбованный бардовокрасный клетчатый плед, окружённый повзрослевшими детьми, внуками и внучатыми племянницами спокойно предавался историям из прошлой жизни, любовно «закидывая» побасёнки и присказки их в раскрытые рты.

Мудрость возраста, какие-то переходные моменты, когда зрелость освобождает от ошибок юности, наивного иллюзорного восприятия, раскатана станком мирового прогресса в пыль. Бытующее представление будто бы и двадцати «кучерявых» лет с лихвой хватит, для того чтобы нахвататься вдоволь разных чудес, насытиться всяческой чертовщиной, а главное приобрести необходимые навыки и умения, не истребить.

Однако, кто-то наверное уже кричит: «Эй, погоди злодействовать! Дай, нормально во всём разобраться».

Если бы природа даже чуточку одичала, то ей было бы пофиг кого по шее «бить», кому подножки ставить. Но в симпатиях к «младшим братьям», ей отказать нельзя. Во флоре и фауне, никаких провокаций не замечено, царит всё та же гармония и сохраняется мировой порядок, тогда как с человеком, всякая связь потеряна. И даже не единожды пинка получив, «прости господи», «нагулявший жирок типок» ни берёт ничего в свою «вертлявую голову». А может это нас бесы завели чёрте куда? До того в абсолютизм мирового прогресса заигрались, что поневоле «домашним котам» позавидуешь. Кроме «одногодков» доброго старого кино, никто не может понять, как должна настоящая жизнь быть устроена, а как изнанка себя ведёт, да и те почти все из ума выжили.

Держи карман шире

Душа не терпит пустоты, и как бы плохо не переносила, искусственно сфабрикованную затейливость, ни чем другим не можем её удивить и порадовать. Одухотворённого начала, где бы поэзия сливалась с жизнью в неразрывное единство, открывая вход в мир неведомого, пропал след. Кроме как однообразных вялых впечатлений, и поделиться с друзьями нечем. Сколько бы ни перекладывал лепестки веера тревожных мыслей, всё бессмысленно. Трудно взять под личный контроль драматическую развязку дурно составленного сценария, потому как вся идеология современного развития общества «паразитарная», может кормиться только за чужой счёт. Нашему крутому нуворишу, ему бы с глистой примериться, с внутренним червём, пиявкой по приспособляемости сразиться, а мы его за сильного человека держим, змеиной хитрости удивляемся, прозорливости завидуем.

Практически любой «зародыш» жизненной силы, что нередко позволяет коту с близлежащей дружественной нам стихией природы по-семейному, не церемониться, погибает на стадии зачатия. Это с его лёгкой руки, тот может «вдохновенно» шествовать по своим неотложным делам острыми «наконечниками» забора, лихой пружиной взлетать на самые неприступные крыши, с тем, чтобы с другом «звучно поздороваться». Уберечь блуждающие в нас токи, мощные невидимые «потоки» (фантастические возможности), от влияния «продажной» политики не представляется возможным. Нет в душе места на каприз, на вольную интерпретацию собственной мысли. Смелость, дерзновенную самобытность индивидуальности, способную трактовать жизнь по-своему, сменила разочарованная слепая душа.

На поводу у «прохиндея» и вездесущего неуча

Но самые авторитетные чистоплюи, возжелавшие всех нас удивить, выдавая результат готовыми формами своей беспримерной сдержанности, всё же не могут «сухую мину», на нечто более затейливое сменить. Даже если, на какой «Хэллоуин» её намазать салом или мёдом, то даже собакам придётся с великой осторожностью облизываться, потому что именно «пустышки» питают силу большого произвола.

На творческое безумие, им не потянуть, на скупой импровизации – нипочём не выехать. Они лишены «воспитанного», взятого из «хороших источников» живого образного мышления, что порождая эмоциональную эйфорию чувства, перетряхивает душу. Скупому навечно запертому в «сутолоке и мраке» бездушных мёртвых форм уму, предопределён печальный конец, если от праздной хандры не украдёт, купит, выманит чего «репродуктивного» от живых людей.

Такие не могут выскочить из накатанной колеи привычного сценария, потому как боятся признать пред теми, кому всё нипочём, и открывать «коридоры времени», выкинув очередной «мудрёный фортель», давно не в диковину, свою второсортность и ограниченность. Однако среди них, есть и другие, менее щепетильные «товарищи», в отношении стоимости чужих достоинств. Это они подавили дерзновенный опыт, удушили полёт вдохновенной мысли. Строгий беспристрастный ум избавил себя от неприятностей, сняв эту ненадёжную штуку с производственного потока (конвейера желаний).

Назло «коварному гению», получившие карт-бланш «негодники» диктуют свою, ведущую в никуда политику. Несмотря на то, что они тоже предчувствуют близость истины, и состояние культурной жизни внушает тревогу, они привыкли «обжорствовать»: упиваться состоянием «всесильной ничтожности», жить лишь вожделением и похотью. Но это им дорого стоит, потому, как приходится всегда держаться в тени, хранить секреты в нечитаемом свёрнутом виде. Неслучайно многие «дети порока» увели свою тёмную сторону жизни в «оффшорное подполье».

Однако, когда ненароком в духовном мире (альма-матер культуры: народное творчество, театр, кино, живописное искусство, поэзия ) избыточное количество мест одномоментно высвободилось, искушение унять некоторым, до поры незасвеченным нигде «одноклеточным», так и не удалось и тогда вселенская глупость полезла наверх, засветилась везде, где только можно.
Клинический больной

Кто может сказать определённо, чего мы ждём? Когда наступит, точка невозврата и запустится программа на самоуничтожение или же ищем силы, способные противоборствовать? А может, она уже пройдена? Чувства, давно уже перетянуты прочной бечевой. Встряхнуться, расслабиться на неопределённо долгое время, не получается, а психотерапевтам жаловаться, как-то у нас не принято, да и где их терпеливых, умных и не дорогих на всех набраться.

Нервы как то нехорошо так неустойчиво выстроены и сердце рано начинает тревожиться. Ощущения, отравлены какой-то всеобщей безысходностью: не то вялость, не то скука. Нам ничего противопоставить угнетённому состоянию на редкость выдержанной хандры. От бесконечно застигаемого в нытье, ностальгирующего сознания почему-нибудь необычайному, по-настоящему большому и, не побоюсь, слова великому, завораживающему сознание красотой исполнения – уже становится по-настоящему тошно.

Есть основания полагать, что «тяжёлое» культурное наследие «страны советов» успело сделать нас чрезвычайно привередливыми до духовной пищи, а от всякой «фаршированной требухи», либо, «низкокалорийного фетиша», просто желудок наружу выворачивает. Но, как говорится, время лечит, может и это пройдёт, и постепенно совсем «стерилизуемся» на европейский лад, навсегда утратив хороший вкус ко всем проявлениям настоящей жизни, а не «чёрте чего, в ёлочку или полосочку».

Смех на палочке

Другая сторона, там, где по всем законам не только философского жанра, не одним «благодатным огнём» платоновской, гегелевской или соловьёвской эстетики, но и вселенской гармонии; очевидно, проистекает много «живительного» жизненного сока, стала для нас совершенно недосягаемой заповедной зоной. Велика вероятность, того, что туда, где по-прежнему обитают колючие и не очень, мохнатые и, что называется «нагишом» представители растительного и животного мира, которая и сегодня пребывает в полном здравии и райском упоении, «двуногому безрогому», хода нет. Если снова возьмём на практическое исследование, того же вездесущего «кролика» – кота, поверьте на слово, много чего неучтённого, за этим зверем обязательно обнаружим

Чем бы «мил друг» себя не тешил: гонял воробьёв, гулял по забору, безмятежно лежал, щуря немигающий хитрый глаз на перекладине чужой калитки, он без сомнения, как нельзя лучше, впишется в местный колорит какого-нибудь сельского пейзажа. Ему не нужно ничего придумывать, чтобы «сорвать» свои заслуженные аплодисменты. Тихая скромная жизнь, а выстроена, как будто на показ. Мелкая, своенравная, не озабоченная ничем «скотинка», всего-то и умеющая, что выразительно себя подать – не потерялась, не растворилась в передовом «новом времени», среди своих «усатополосатых» братьев, а вот мятежный ум современника себя превзошёл. Вздумав вольнодумствовать и не брать стихийные силы в расчёт, он выпал в безвременье лет, как запасной карман вечности, где пребывает пока в катышках перги и чужих крошках лихолетья. И верно не одни только боги теперь здорово потешаются, глядя на наши выкрутасы. Как мы вместо того чтобы с дарованными нам необыкновенными возможностями удивлять себя и других радовать, поддались на провокацию собственной «тени», люто ненавидящей свет, готовой обуздать любые формы возможного просветления, дабы не обнаружить собственную «недостаточность».

И сотни миллионов низших «тварей» на бессознательном уровне не выпадая из гармонического ряда природного равновесия по-своему: кто гогочет, кто стрекочет, кто, припадая на «статные» остренькие конечности, мелодично похрюкивает, наблюдая над деградацией личности, одичанием вчерашнего богочеловека. Они понятийно, конечно не осознают, как низко мы пали, но по простой формуле всемирной эволюции, определённо просчитывают. Глядя, как над нами (существом высшего порядка) нещадно довлеет, ещё недавно приобретённая потребность, на чём ни попадя паразитировать, трудно удержаться от слёз смущения.

Когда и как завоевания культурной революции пошли прахом, а вместе с ними и спрос на широко и гармонично развитого человека, способного на равных соревноваться с природой за красоту окружающего мира, никто точно сказать не осмелится. Однако когда на поиск пресловутых форм истины, отвечающих духу времени, добровольцев больше не нашлось, а счёт безнадёжно потерянного времени «вышел из крутых берегов» сухой статистики, по народу «пополз» весьма тревожный ропот. Чуть позднее, когда болезнь и ранняя старость стала забирать совсем ещё молодых и зелёных, никто от основательно «вдолбленной» в уши беспримерной глупости так и не «очухался», а в массовой сердечной недостаточности, появилась телемода на многопрофильных «айболитов» и «таблетированные чудеса».

О том, как получать преходящие наслаждения, скоротечные удовольствия, попадая на раз в объятия «земного рая», так все знаем, а как «безвыездно» в жизни присутствовать уже не умеем. Утратили способность творить красоту, и жить в реальном времени, не прошедшего и не будущего, а именно честного настоящего.


Душа

Та капризная штука, что душою зовётся иногда, как мы знаем, во что бы ни стало, требует «продолжения банкета», развернуться во всю ширь «ивановскую», до самого, до «донышка», выплеснуть куда-нибудь всю скопившуюся энергетику пережитого. Если не по-фетовски эстетически неподражаемо, красиво и весело, в полную мощь лирики «поэтической строки»: «Я пришёл к тебе с приветом,/Рассказать, что солнце встало/….», то в изнеможении, и неадекватности к сложившимся тем или иным образом близлежащим обстоятельствам, отягощённая парадигмой нераскрытых способностей, не побрезгует и какой фатальной, преступной формой.

Но, большое «НО» нераскрытых противоречий времени, «кидает в крайности», накладывает на все без исключения лица свой нехороший злой отпечаток. На любое «приятственное», по-семейному, сохраняющему тепло рук, участие, в целом, должно быть, дружественная нам стихия – жизненная среда перестала адекватно реагировать.

Чудеса в решете

А много ли человеку для счастья надо? Ещё вчера вас бы вполне обнадёжили, что сущего пустяка будет достаточно. Нирвана не знала ни цены, ни пропусков «статусной линейки», не пряталась от всех в заповедных уголках добротного загородного дома, курортного рая Бали, Сейшелах или Мальдивах. Универсальность материи, как наиболее могущественной ценностной основы для устроения «прекраснодушия» жизни, не была ещё в ту «наивную пору», закреплена окончательно. Неслыханное дело, но любой вправе был поспорить с небесным зодчим за красоту окружающего мира. И «покалякать», и «помазюкать» по чистому холсту настоящего времени, выводя свои художественно излагаемые аргументы не составляло большого труда. Всяк своими вкраплениями творили настоящую жизнь, и удивительно, но правил никто не оговаривал.

На более высоком уровне сознания, прикладывать дополнительное усилие, или то, использование «лишних слов» для каких-либо разграничений, совсем не обязательно. Благородная среда гордых и красивых людей, отнюдь не кормится иллюзиями и не живёт двойными стандартами. А истина и вера никогда не были недоступными понятиями, за которыми надо было «ходить за три моря», а являлись, хоть и дорогими, но привычными «предметами» повсеместного обихода. Поэтому для любого «жуликоватого малого», вздумавшего попроказничать, перевёртывая представления, весьма быстро находилась подходящая «лужа». Исходя из этого обстоятельства, не то, чтобы зазорным делом считалось, суетливо «стелить везде соломку», просто это было занятием, изначально бесперспективным.

Непременное участие всех и каждого, в работе над устроением полнокровной счастливой жизни отнюдь не считалось делом неблагодарным, а наоборот этот труд обретал повышенную стоимость и всеобщий интерес. Фактически в подкорке сознания сохранялось, как высшее достижение и непременное условие развития полноценной здоровой личности, отвечающей не только пред своею совестью, обладающей широким арсеналом средств эффективного взаимодействия с внешним миром.

«Шумел камыш, /деревья гнулись,/…» и, в головах, часто настолько праздничный «сквозняк гулял», что по иному и быть не могло, если в какой-то «жизненной параллели» «тревожные уши» пропустили бы по своему недоразумению эти необычайные «позывные» и резонансно не вложились, вызывая небывалыми вибрациями порождения «обыкновенного чуда». Те феноменальные явления, происходящие на уровне быта в эпоху социализма, все мы хорошо видели и запомнили, однако понятийного знания, как это происходило, никто не подумал оставить.

Что нам стоит, дом построить, …

Исходя из всеми признанной теории вероятности, на ближних подступах к материализации жизни, хаос теряет силу необозначенной стихии. Случайности, когда в каком бы то ни было "физическом теле" берёт верх одухотворённое начало, порождают парадоксы, иными словами при определённых гармонично сложившихся обстоятельствах появляется, то феноменальное явление, что мы называем «чистая разумная энергия». «Настойчивые требования клиента» (мотивированные вибрации) помогают ей развиваться, подавляя ненужные возмущения среды, принимая узнаваемую форму. И чем ближе она к «овнешнению», к достижению уровня высшей формы предметности (красоты), тем она становится всё более упорядоченной и проявленной. И хотя из неё ещё не проступают «руки и ноги» какого-то выдающегося признака и заложенной в ней идеи, не образовывается приятственного лица, но «магический кристалл» (заронённая «божественная бацилла» жизненного импульса) предопределённой структуризации, что выдаёт запрос на чудо, поверьте на слово, работает. Низкоуровневые силы предметного мира ему слепо повинуются, т. е. «завихрения», уже выступают вполне мотивированными и психологически вполне верно «контурно» обозначенными. Точно ступеньки они расходятся по всем этажам мироздания, предлагая различные варианты воплощения идеи в жизнь.

Блеск многообразных проявлений жизни находится не в бесчисленных перечислениях «складок» материи, как таковой, а в пограничном состоянии, где у гармонии есть все шансы связывать самые неподходящие предметы. явления. вещи. Как только вспыхивает искра надежды, тут же образуется новое тонкое тело, где непризнанные силы задают под стать внутреннему содержанию и внешнее выражение.

Значит объятия фиксированной, раз и навсегда назначенной формы, совсем не должны быть крепкими, подавляющими любые иные отклонения предлагаемые всё более совершенствующимся духом. Сегодняшнее ограниченное мышление, «земляного червяка» целиком и полностью вдохновлённого сооружением дополнительной «норки», не способного смотреть на мир глазами бабочки, сколько бы ему годов не минуло – явление временное. Мы ещё не отреклись от окружающей нас природы окончательно и бесповоротно. И дух зачатия, становления и роста будил, и будет будить в человеке сильнейшую тягу к прекрасному. Вечный спор за приоритет жизненных ценностей действительно происходит на земле, но божественным сценарием, всё-таки располагает небо.

Сотри случайные черты –
И ты увидишь: мир прекрасен

Александр Блок «Возмездие» 1910-1911 г.г.



© Евгений Коростин, 2016
Дата публикации: 03.06.2016 08:11:39
Просмотров: 747

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 51 число 57:

    

Рецензии

Роман Шилов [2016-06-03 12:02:03]
Интересно! Глубокая философия.

Ответить
Евгений Коростин [2016-06-04 08:43:49]
Рад, что вам понравилось. Жизнь заставляет.

Отзывы незарегистрированных читателей

Лилия [2018-08-15 22:29:20]
"не фармазоны, не черти, не лешие," - правописание "ни-ни"; "модерновый-новый лад" - модерновый и есть новый, и тд., и тп.

Ответить