Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Светлана Беличенко



Пуговицы

Кямал Асланов

Форма: Пьеса
Жанр: Драматургия
Объём: 22242 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Действующие лица

ОТЕЦ
МАТЬ
ДОЧЬ


На сцене гостиная зажиточной семьи. Мебель, ковры, платяной шкаф, телефон и прочее. При открытии занавеса дочь стоит около телефона с трубкой в руке.
Дочь. (в трубку) Рафик?... Да, всё в порядке. Собираемся. А как у вас? Записи достал?... К Гарику надо было зайти. У него есть... Откуда я знаю? Ты тоже скажешь. Как будто у меня с ним что-то есть. Говорю тебе, она подруга моей старой приятельницы. А с его братом я вообще не знакома... Да ладно тебе! Ты же знаешь, если бы знала, от тебя не скрыла... Ну хватит! Давай поговорим о чём-нибудь другом.
Входит отец.
Дочь. (в трубку) Скажи, а рыбу вы достали?... Не может быть! Так дёшево. Придём, посмотрим. А грибы? (вдруг замечает отца и машет ему рукой)
Отец ничего не понимает.
Дочь. (в трубку) Ананасы я в тот день видела на Торговой. Да, в магазине, сингапурские... Нет, без наклейки. (снова машет отцу рукой) ... А такие я не знаю, где достать.
Отец снова в недоумении.
Дочь. (на мгновение прикрыв трубку рукой, отцу) Костюм!
Отец. (в растерянности) Что костюм?
Дочь. (в трубку) Я даже не пробовала такие...Что? Ну, конечно, будет интересно. (укоризненно качает головой отцу) Не представ¬ляю даже... А мне в каком платье надо быть?... Ты думаешь? (закрыв трубку рукой, зовёт) Мама! (в трубку) А может быть всё-таки на¬деть красное? Ну, которое с бантиком.
Входит мать.
Мать. Что случилось?
Дочь. (прикрыв трубку рукой) Скажи ему! (в трубку) А ты что оденешь?
Мать. (отцу) Ну что ты опять натворил?
Отец. Не знаю. Вам лучше знать.
Дочь. (в трубку) Я тебя прошу надеть синий галстук. Он тебе так подходит.
Мать. (отцу) Опять наверно курил?
Отец. Когда?
Дочь. (делая им какие-то знаки, в трубку) В субботу? Ты дума¬ешь, это будет интересно? Ну хорошо, пойдём. Впрочем, встретимся, поговорим. Чао!... Целую! Через полчаса мы у вас. (кладёт трубку, матери) Ну что же ты?
Мать. А что?
Дочь. (указывая на отца) Не видишь разве?
Мать. (разглядывает отца) Плохо, да?
Дочь. Кто же так одевается? Как будто нарочно вырядился, чтобы рассмешить публику.
Мать. Да, и в самом деле нехорошо. (отцу) Пойди, переоденься. Всё-таки к Мамеду идём. Не к кому-нибудь. Пугало огородное. (выталкивает мужа) Надень другое.
Отец выходит.
Мать. (дочери) Ты уж на него не сердись. Работягой был, ра¬бот¬ягой остался. Тёмный, ничего не знает. Лучше скажи, как они там? Собрались уже?
Дочь. Нет пока. Ещё никого нет.
Мать. Ну и слава аллаху! Успею ещё петельку пришить.
Дочь. Какую петельку?
Мать. Ну к тому платью.
Дочь. Жёлтому?
Мать. А что? Нельзя, да?
Дочь. Я тебе в прошлом месяце платье подарила? Подарила. Что же ты его не носишь?
Мать. Оно для меня слишком открыто.
Дочь. Ничего. Сейчас все такие носят. Пойди и надень то платье.
Мать. Но я...
Дочь. Пойди и надень!
Мать. Ах, придётся подчиниться. (направляется в спальню)
Дочь. (вслед) И проследи, чтобы отец оделся поприличнее.
Мать выходит. Дочь бросается к телефону, набирает номер.
Дочь. Алло! Рафик? Я отослала родителей, чтобы поговорить с тобой. Ты меня любишь?... Я тоже. Я знаешь, что придумала? После свадьбы мы с тобой поедем в Карловы Вары. А ещё лучше в круиз какой-нибудь. Здорово?... Вот! Попросим твоего отца, он достанет. И Гарика с Викой возьмём. Подумаешь, какие деньги... Ну не надо меня сейчас останавливать! Я фантазирую. А машину купим заграничную. В комиссионке... Яхту?... Нет, яхту не надо. Меня укачивает. Лучше уж виллу построить на берегу моря. Я видела одну в журнале... Как?... Ну конечно! Бассейн по всем правилам.
Входит отец, одетый в новый пиджак и брюки, вопросительно смотрит на дочь.
Дочь. (не замечая отца, в трубку) И душевую. И вышку для прыжков... Ну конечно ты... Помнишь в фильме “Мы так любили друг друга”?... Нет, я говорю, в фильме... Ну перестань. Был такой фильм. Его по “Ретро”* показывали. Назывался “Мы так любили друг друга”. Там Витторио Гасман играет.
Отец проходит и становится так, чтобы дочка заметила его. Взгляд отца вопрощает: “Правильно ли я оделся?”
Дочь. (отворачиваясь от отца, в трубку) Вспомнил? Ну при чём тут мы? Мы и сейчас любим друг друга. Скажешь тоже. Всё настроение испортил. Нехороший! Вот не буду тебе больше звонить, будешь знать!
Отец проходит и становится перед дочерью, усиленно привлекая её внимание.
Дочь. (в сердцах отворачиваясь от отца, в трубку) Вот и не бу¬ду! Ну и не надо! Подумаешь! (бросив трубку, резко отцу) Ну что ты пристал? Не видишь, я с
________________________________________
*Некогда популярная программа бакинского телевидения.

человеком разговариваю?
Отец. Я думал...
Дочь. Вырядился, как попугай. Не даёт поговорить.
Отец. Как? Опять?
Дочь. Ну конечно. Что это за пиджак? Что за галстук? (срывает с него галстук) Ты что, разучился галстук завязывать? А пиджак? Откуда ты достал этот пиджак? (зовёт) Мама! Ну прямо не знаю, что с вами делать?
Отец. Убить. Что же ещё?
Вбегает полуодетая мама.
Мать. Что? Опять, да? (мужу) Когда ты наконец человеком станешь? Уйди с глаз! Не выводи нас из себя! Одень что-нибудь другое. Не порть дочери праздник. (выталкивает его) А ты, дочка, застегни мне сзади замочек.
Дочь. Прямо договорились все испортить мне сегодняшний день. (застёгивает)
Мать. Ну что ты? Ты же у нас единственная, родная. Разве мы можем позволить себе такое?
Дочь. Не можете, а делаете.
Мать. Ты вот что, пойди и проверь, все ли краны закрыли.
Дочь. Не пойду.
Мать. Ну не надо капризничать.
Дочь выходит. Мать подходит к телефону, набирает номер.
Мать. Алло! Это Рафик? Здравствуй, сыночек! Позови к телефону маму... Сугра? Слушай, что это наши дети опять не поделили? Моя просто себе места не находит.... Не говори. Прямо не знаю, что с нею делать... Не может быть! Ну твой муж другое дело. Дай аллах ему здоровья. Вечно мы будем благодарны ему. Второго такого человека не сыскать. Мой в сравнении с твоим гроша ломанного не стоит.... Ну что ты? Я знаю, что говорю. С утра одеться самостоятельно не может.
Входит отец. На нём джинсовая куртка.
Мать. (при виде мужа) Заходи, заходи. Мы как раз о тебе гово¬рим. Горе ты моё луковое. Хочешь поговорить со своим товарищем?
Отец машет руками:”не хочу”.
Мать. Иди, бери трубку.
Отец. (полушопотом) Я не хочу.
Мать. (закрыв трубку рукой) Постыдился бы.
Отец. (берёт трубку) Алло! Мамед, это ты?... Нет, сейчас идём... Ну что ты? Ты так много мне хорошего сделал. Как можно?... Обязательно! Обязательно придём! Непременно! (кладёт трубку, жене) Ну зачем ты это сделала? Ты же знаешь, я не люблю этого.
Мать. Ничего. Лишний раз сказать человеку “спасибо” никогда не мешает.
Входит дочь.
Дочь. Все краны закрыла.
Мать. Вот и хорошо. Сейчас выйдем. Только вот твой отец никак не выберет себе нужный наряд.
Дочь. (заметив отца) Ой, что это? Я и забыла, что у тебя есть точ¬но такой же.
Мать. (мужу) Ты что, собрался в этом идти в гости?
Отец. Я думал...
Мать. Совсем спятил?
Дочь. (о своём) Ведь Рафик как раз просил.
Отец. Я только хотел спросить.
Дочь. Мама, тащи сюда ножницы. Сейчас мы их отпорем. (отцу) А тебе я потом куплю другие.
Мать подаёт ей ножницы. Дочь хватает отца за пуговицу и собирается отпороть её.
Отец. Ты что?
Дочь. Дай отпорю.
Отец. Зачем?
Дочь. Понимаешь, у Рафика точно такие же. Недавно он потерял. Просил, чтобы я ему нашла. Вот я как раз у тебя их и отпорю.
Отец. А я?
Мать. Ну как тебе не стыдно? Из-за двух пуговиц.
Дочь. Не двух, а четырёх.
Отец. Как четырёх?
Дочь. Я тебе другие достану.
Отец. Но что я одену?
Дочь. Что-нибудь другое. Ну хотя бы то, что было на тебе.
Отец. Но ты же сказала, что это плохо.
Дочь. Разве? Впрочем, возможно. Мне не понравился твой галстук. А эти пуговицы как раз то, что мне надо.
Отец. (не сдаётся) Нет, ты сказала пиджак.
Мать. Ну что ты торгуешься? Пусть девочка срежет пуговиц сколько ей надо.
Отец. Но я не хочу!
Дочь. Как это не хочешь?
Отец. Потому что ты сказала другое. Я специально переоделся. А теперь ты говоришь... Значит вы надо мной издевались?
Мать. О чём ты говоришь?
Отец. Я же не кукла!
Мать. А ну, замолчи! Мало мы краснели из-за тебя. Отдавай сюда пуговицы.
Отец. Не отдам!
Дочь. Мама, скажи ему!
Мать. А что с ним разговаривать? Я сейчас его схвачу сзади, а ты пори. (хватает мужа за руки)
Отец. (пытаясь вырваться) Нет!
Мать. (призывно дочери) Ну что же ты?
Отец. Пустите меня!
Дочь. (подступает к нему с ножницами) Что ты бьёшься? Я же могу тебе в глаз попасть.
Отец. Не позволю! (вырывается)
Мать. Стой! Ты куда?!
Отец. Я тоже человек! Имею право на пуговицы!
Мать. Держи его, дочка. Обходи с той стороны.
Отец. (убегает) Не дамся!
Дочь. Ну, папа, погоди.
Отец. Не хватало ещё, чтобы с отца последние пуговицы сдирали.
Мать. (наступает на него) Лучше давай по-хорошему!
Отец. (хватается за стул) Не подходите! Или я за себя не отвечаю!
Дочь. Папа, ты что?
Мать. (мужу) А ну, положи стул на место!
Отец. (замахивается) Не подходите, я сказал!
Мать. Сейчас я ему! (наступает на мужа)
Отец. (крутит стулом вокруг головы) Не подходите!
Дочь. Осторожно, мама!
Мать. (чуть не угодила под удар) Ах так? Ну погоди! (тоже хватается за стул)
Дочь. (кричит) А-а-а!
Мать. (мужу) А ну, положи стул на место!
Отец. Сама клади!
Мать. Ты первый начал.
Дочь. Перестаньте! Прекратите сейчас же!
Отец. Хорошую моду завели - с отца последние пуговицы сдирать!
Мать. С тебя не то, что пуговицы, с тебя шкуру снять не мешало бы! Чуть в глаз мне не угодил.
Дочь. Оставь, мама! Не хочет отдавать - не надо. Сам потом пожалеет.
Мать. Для своего друга, для самого близкого человека! Пожалел!
Дочь. Видно мало ему сделал дядя Мамед.
Мать. (мужу) Кто тебе дал возможность заработать на этот кос¬т¬юм? Кто одел и обул твою семью?
Отец. Я сам зарабатывал.
Мать. Молчал бы! Если бы не Мамед, мы сейчас ходили голыми.
Дочь. Молиться нам всем надо на дядю Мамеда!
Мать. (мужу) На работу тебя взял, большую зарплату дал, ле¬вых денег сколько хочешь! А за что? Ни за что! За улыбку! За то, что дружит с тобой чуть ли не с детских лет!
Дочь. (отцу) Да любой другой человек на твоём месте приносил бы дяде Мамеду больше выгоды, чем ты.
Отец. Вот пусть и брал бы другого.
Мать. (замахивается на него стулом) А ну, замолчи! Или я за себя не отвечаю! У тебя ещё хватает наглости говорить так? Мамед тебя насильно кормил? Ты отворачивался, а он пихал?
Дочь. Не надо, мама! Он сам не знает, что говорит.
Мать. (мужу) Дочку в институт устроил, вне очереди квартиру дал, обстановку, ковры! Да у тебя, если хочешь знать, в этом доме нет ничего, чем бы ты не был обязан Мамеду.
Отец. (под нос) Особенно тобой.
Мать. Что?!
Отец. Тобой я тоже обязан Мамеду.
Мать. Да, Мамеду. Потому что, если не он, я никогда не вернулась бы тогда к тебе. Нищему, безродному столяру. Вот дочь не знает. Пусть она теперь тоже будет в курсе. (дочери) Это Мамед уговорил меня в своё время вернуться к твоему отцу. Я уже уходила, собрала вещи, а он меня уговорил. Обещал, что устроит твоего отца получше. И устроил! Вытащил, можно сказать, из грязи. А твой отец сейчас жалеет для него две пуговицы.
Дочь. Четыре.
Мать. Вот как он ценит своё счастье!
Отец. В гробу я видал такое.
Дочь. Замолчи! Не смей оскорблять маму!
Мать. И это его слова благодарности за то, что я до сих пор сделала для него. Вот, чем он мне сегодня отвечает.
Дочь. (отцу) Ты ради неё за всю свою жизнь пальцем о палец не ударил. А дядя Мамед....
Мать. (плачет) А я-то жертвовала, на лишения шла. Лишь бы мужу было легче. Лишнее манто себе позволить не могла.
Дочь. Не надо, мама! Он этого всё равно не понимает.
Звонит телефон.
Мать. Подойди, доченька, к телефону.
Дочь. (поднимает трубку) Алло! Рафик?... Да, это я... Нет, ни¬чего. Сейчас выходим. У нас тут вышла небольшая заминка... Ничего страшного... Я тебя тоже. Пока! (положив трубку, матери) Они уже собрались, ждут нас.
Мать. С хорошим же настроением я туда сейчас явлюсь.
Дочь. Возьми себя в руки.
Мать. Попробую. (мужу) Ну, подурачился и хватит. Отдай до¬чери пуговицы и пойдём.
Отец. Пуговиц я не отдам.
Мать. Что?!
Отец. И к Мамеду не пойду.
Мать. Вот тебе и раз! Ты что, решил совсем рассориться с Мамедом?
Дочь. Папа, а как же я?
Мать. (мужу) Ты хоть понимаешь, что говоришь? Нет, с тобой сегодня явно что-то происходит. А ну, вставай!
Отец. Не встану.
Мать. Ну хорошо. Тогда мы пойдём сами и скажем, что ты заболел. Пойдём, дочка.
Отец. Вас я тоже не отпущу.
Мать. Ты что? Попробуй только.
Отец. Вы останетесь вместе со мной и больше никогда, слы¬шите, никогда не переступите порог дома Мамеда.
Дочь. Это никак невозможно. Мы с Рафиком...
Отец. Тебе придётся о нём забыть.
Дочь. Никогда!
Отец. (удерживает их) Подождите!
Мать. Ты не имеешь права мешать счастью собственной дочери!
Отец. И об этом говоришь мне ты? Вспомни, когда она у нас родилась. Тогда Мамед уговорил тебя вернуться ко мне, а потом... Ты уверена, что она не сестра Рафика?
Мать. Что?!
Отец. И ты ещё хочешь, чтобы они поженились?
Дочь. Мама, о чём он говорит?
Мать. Клянусь тебе, дочка, это неправда. Он врёт. Он злой и мстительный человек!
Отец. Теперь ты будешь клясться. А только что говорила, мол всем обязан Мамеду.
Мать. Да, Мамеду! Всем! Только не этим.
Дочь. Так мы идём или нет?
Отец. (преграждает им дорогу) Нет!
Мать. Вперёд, дочка! Не слушай его! (бросается к двери)
Отец. Не подходите! Или я за себя не отвечаю!
У дверей завязывается потасовка. Дочь пытается разнять родителей.
Дочь. Мама! Не надо! Перестаньте!
Мать. (мужу в борьбе) Если сам неблагодарный, не думай, что и мы за тобой пойдём! Если бы не Мамед...
Отец. (тоже в борьбе) Плевать я хотел на Мамеда! Не позволю больше уничтожать себя! Не будет этого!
Мать. Отпусти моё платье! Не ты его заработал!
Отец. Ах не я?! (рвёт платье) Вот тебе!
Мать. Ты что наделал? Такое платье!
Дочь. (в ужасе) Папа, это дикость!
Отец. Не нужно нам ничего чужого! Обойдёмся!
Мать. В чём я теперь пойду к Мамеду?
Дочь. Иди, переоденься во что-нибудь другое.
Отец. Не будет этого! Всё уничтожу, что Мамед нам устроил. (подбегает к платяному шкафу, распахивает дверцы) Ничего не оставлю!
Дочь. (бросается к нему) Не трогай! Это моё выходное!
Мать. (тоже бросается к мужу) А это я привезла из Франции! Не смей!
Отец. Всё порву! Напрасно стараетесь!
Дочь. (хватается за платье) Оставь хоть это! Мне Рафик купил!
Мать. (мужу) Перестань, я тебе сказала!
Тянут в разные стороны. Раздаётся треск разрываемой ткани.
Дочь. Ой, моё платье!
Мать. Моя накидка!
Дочь. (отцу) Что ты с ней сделал?!
Мать. (мужу) Убийца!
Дочь. (отцу) Совсем разорвал!
Отец. Ничего! Обойдёмся без подачек! Что там у нас ещё есть дома? (натыкается на стул) Мебель? Плевать на мебель! Не нужда¬емся! (ломает стул)
Мать. Он с ума сошёл!
Дочь. Такой стул! Я позову соседей.
Отец. (перехватывает её) Никуда ты не выйдешь! Это платье на тебе кажется тоже куплено от щедрот Мамеда. (рвёт на ней платье)
Дочь. (кричит) А-а-а! Что ты делаешь?
Отец. Ничего! Заработаю и куплю тебе новое! На свои, на трудовые!
Дочь. (плачет) Всё порвал! Ничего не оставил!
Отец. Никому не буду обязан! Вот увидите!
Дочь. Куда мы пойдём в таком виде?
Мать. Не плачь, дочка! Звони в скорую.
Отец. Никакой скорой! (становится на пути к телефону) Вам ничего не поможет!
Мать. (делает попытку прорваться к телефону) Это мы ещё посмотрим...
Отец. (поднимает телефонный аппарат) Не подходи! Или я тресну телефон об пол.
Мать. Я кричать буду.
Отец. Кричи.
Мать. Я... я... я... (не находит слов)
Отец. Всё равно моё решение окончательное. Мы начинаем новую жизнь. Без покровителей.
Мать. Я уйду от тебя! И дня с тобой жить не буду.
Отец. Скатертью дорожка!
Дочь. Но в чём мы уйдём, мама?
Мать. (роется в тряпье) Сейчас из этих кусков что-нибудь составим и выйдем.
Дочь. В рваном?
Мать. Пусть все видят, до чего он довёл свою семью.
Отец. Представляю вас в этих лохмотьях в городе.
Дочь. Ты ещё издеваешься?
Отец. Ведь иного вы никогда и не были достойны. Что вы умели, чтобы носить такие дорогие платья? Бездельницы!
Мать. И это говоришь нам ты? Что ты сам-то умел?!
Отец. Вы меня с собой не равняйте. Я как-никак был когда-то приличным столяром. Мне заказывали самую тонкую работу.
Дочь. Говори это кому-нибудь другому. Уж мы-то тебя знаем.
Отец. Твоя мать помнит.
Мать. Да какой там столяр? Шестой ученик третьего подмастерья. Один гвоздь и тот забить не мог.
Отец. Ты что, забыла? Да я... Да я... Где мои инструменты? Я сейчас докажу.
Мать. Не знаю. Сам ищи.
Отец. Я сейчас вам покажу, на что способен. (выходит)
Звонит телефон.
Мать. (дочери) Подойди, возьми трубку.
Дочь. А вдруг это Рафик? Что я ему скажу?
Мать. Придумай что-нибудь.
Дочь. Нет, не смогу.
Мать. (подходит, поднимает трубку) Алло!.. Нет, это я, мама... Ничего страшного. Просто тут у нас непредвиденные обстоятельства. Муж заболел. Точнее, мы все... Нет, не заболели, а так... Боюсь, что не смогу объяснить... Нет, мы с удовольствием, но не можем.... Не могу сказать. Извинись перед отцом. Скажи ему... Алло! Это Мамед? Даже не знаю, как сказать. Так перед тобой неудобно. Но ты нас должен простить... Да, наш что-то захандрил.... Нет, не надо, ни в коем случае.
Входит отец с ящиком для инструментов.
Мать. (закрыв трубку рукой, мужу) Это Мамед говорит. Бу¬дешь с ним разговаривать?
Отец. Передай ему, что отныне ноги моей больше не будет в его доме.
Мать. (в трубку) Нет,, не хочет. Занят очень. Вы уж с ним сами разбирайтесь... Думаю, не поможет... Как хотите. Пока. (кладёт трубку)
Дочь. (в тревоге) Ну и что они сказали?
Мать. Сказали, что сейчас приедут за нами сами.
Дочь. Какой позор! У нас такой погром!
Отец. Ничего, пусть видят! Я им всё скажу. Прямо в лицо. (возится со сломанным стулом) Пусть не думают! Благодетели! И без них можно прожить. Слава аллаху, инструменты у меня сохранились. Вот починю этот стул и увидите, что есть ещё порох в пороховницах. Эту ножку вставим сюда, а для этой сварим клей. Где мой клей? Помните, у меня был клей? Специальные такие две банки: одна в другой.
Мать. Не знаю, куда я их положила.
Отец. Ну пошевеливайтесь. Найдите мне клей.
Мать. Дочка, посмотри там на кухне.
Дочь. Что?
Мать. Клей.
Дочь. Зачем он нам теперь?
Отец. Ну-ну! Нечего слюни распускать. Двигайтесь! Разучились работать. Привыкли к дармовому хлебу.
Дочь. А какой он из себя?
Мать. Что? Хлеб?
Дочь. Нет, клей.
Мать. Коричневый в ржавой банке. Я его по-моему уже выбросила.
Дочь. Нет, я не могу. Ничего делать не могу. Сил не осталось.
Отец. Придётся научиться. И клей варить, и деньги зарабатывать.
Дочь. И главное, из-за чего? Из-за четырёх пуговиц!
Мать. Пойду, поищу. (направляется к выходу)
Отец. (бьёт молотком, промахивается, попадает себе по пальцу, кричит) А-а-а! Что за чёрт?! Бинт! Срочно принесите бинт.
Мать. Доигрался? Так тебе и надо. (выходит)
Отец. Что за мебель стали делать? Ухватиться не за что. (в сердцах) Придётся теперь вам мне помочь. (дочери) Подойди и подержи вот эту ножку, пока мать мне будет перевязку делать.
Дочь. Какую ножку? Эту?
Отец. Нет, вот эту. Крепко держи. Я её с трудом подогнал... Да не так, а с этой стороны... Эх ты, упустила! Ничего делать не умеете.
Возвращается мама с бинтом.
Мать. Ну что там у тебя? Покажи.
Отец. (дочери) Не трогай пока. Сейчас мама перевяжет мне палец, потом попробуем.
Мать. Говорили ведь, что не умеешь. Нечего было браться.
Отец. А ну, пустите меня.
Мать. Осторожно. Палец опять не повреди.
Отец. Подержите с той стороны... Да не так, а вот так. Крепко держите. А я молотком ударю. Держите?
Мать. Держим, держим.
Отец бьёт.
Дочь. (хватаясь за руку) Ой!
Отец. Что случилось?
Дочь. Руку оцарапала.
Отец. Белоручка несчастная! (жене) А ну, ты держи.
Мать. Осторожно! Меня не покалечь.
Отец бьёт. Стул разваливается.
Отец. Я сказал тебе, держи!
Мать. Я держала. Сам ударить не можешь.
Отец. Это я не могу? Да я в своё время....
Мать. Да хватит тебе.
Отец. Ну хорошо, сам всё сделаю. Увидите. Вот эту ножку сюда, а этот обруч вот так. Приставим к полу... (бьёт, стул опять разваливается)
Дочь. Мама, у меня рука болит.
Мать. Возьми там йод, смажь.
Отец. Жаль, что у меня палец повреждён. А то бы я быстро управился. Но ничего, всё равно починю. Значит так... (снова пробует и снова стул разваливается)
Мать. Вот так-то ты собирался кормить семью?
Дочь. Хвастунишка!
Отец. (остервенело стулу) Я тебя починю! Я тебя исправлю!
Мать. Оставь! Всё равно ничего не получится.
Отец. Нет, я докажу! Я сейчас всем вам докажу. (стул разваливается окончательно) Нет, это не считается. Это стул во всём виноват. Он был трухлявый. Я бы сумел. Честное слово, сумел. Я ведь в училище учился. Мастером был. Вы мне не верите?
Раздаётся стук в дверь.
Мать. Иди, посмотри, кто это?
Отец. Нет, ни за что!
Дочь. Мы же голые.
Отец. Я сумею! Вот увидите! Я докажу!
Стук такой, словно дверь готовы выломать.
Мать. Ну, в таком случае я сама открою. (идёт к двери)
Отец. (становится у неё на пути) Нет!
Дочь. (в растерянности) Не надо, мама!... А впрочем...
Мать неожиданно легко отталкивает мужа и выходит. Дочь бросается к тряпью, чтобы навести хоть какой-то порядок.
Отец. Я не пойду! Я никуда не пойду!
Дочь. Ну что ты боишься? Может это совсем и не дядя Мамед.
Отец. Всё равно я никому не дамся. Не получится. Вот увидите! Куда это годится, всю жизнь дрожать за своё место? Я устал бояться! Понимаешь?!
Дочь. Да. Но зачем ты кричишь?
Отец. Потому что надоело. В ничто меня превратил. В пешку свою. Какое он имел право? Я не игрушка!
Быстрым шагом возвращается мать.
Мать. Мы затопили соседей. (дочери) Ты оставила в ванной кран открытым. (спешит в ванную, выходит)
Дочь. Ой, как это я забыла?
Отец. Я не позволю собой играться. Пусть придёт Мамед хоть со всем своим семейством. Я ему всё скажу!
Дочь. Успокойся. Ты что, не слышал? Это был совсем не дядя Мамед.
Отец. Как это не Мамед? Обещал и не приехал? Издеваться над нами вздумал? Тогда я сам к нему сейчас пойду.
Дочь. Ты что?
Отец. Пустите меня! Я ему должен однажды сказать! Обязан! (решительным шагом направляется к двери)
И вдруг снова раздаётся стук в дверь. Отец уже взялся было за ручку двери, но неожиданно останавливается и оглядывается на дочь.
Дочь. Ну иди же. Это наверно он пришёл. Ты же хотел этого.

З а н а в е с



© Кямал Асланов, 2016
Дата публикации: 06.07.2016 00:52:40
Просмотров: 495

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 93 число 11: