Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Упёртый

Кямал Асланов

Форма: Миниатюра
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 3011 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Совершенно вылетело из памяти - что меня остановило. Может птичку какую увидел или мысль пришла в голову. Не зафиксировал. Но точно помню, что ничего не мешало. Мог идти дальше. Ни гвоздя, ни кучи под ногами. Но стал. Как будто на стену напоролся. Даже ногу не мог поднять. Оцепенел. Те, кто шли следом, поначалу натыкались и, обойдя, шли дальше. А я стоял и смотрел, как они удаляются от меня, и думал о своём. И может быть нашёл бы в себе силы, двинулся бы, в конце концов, следом, но тут вдруг проходящие стали раздражённо толкаться, чуть ли не сбивать с ног. Я, видите ли, им мешаю, стою на дороге, не даю пройти. Что меня только разозлило. Что случилось? Куда спешить, зачем толкаться, когда можно по человечески обойти? Как будто бы впереди бесплатно раздают шампанское. Как бы не так. Остановился и уже стал сознательно. Упёрся двумя ногами. Пусть толкают. Рядом из шашлычной доносился сладкий запах, а я не поддавался. «Кем же я буду теперь, если двинусь? - думал, сотрясаясь от ударов. Стоял, как прикованный, подавляя в себе желания. Так, что, сжавшись, даже вида не подавал, когда больно наступали на носки, ныли от стояния суставы, каменели ноги. Спокойно cмотрел, как прошедшие вперёд обустраивались на местах, заводили связи и знакомства. Стойко перенёс, когда полили осенние дожди и меня с головы до ног засыпало палой листвой. Не издал ни вздоха, когда моя девушка на моих глазах выходила замуж за другого. Принял как должное, когда выходящие из шашлычной показывали на меня и крутили у виска пальцами. Стоял как вкопанный, когда птицы гадили на голову. Всё шло своим чередом. Осень уступала место зиме, та весне, весна лету. Меня засыпало то снегом, то листьями, толкал ветер, сотрясал шторм, бил град, дожди смывали следы птиц, те снова гадили, дожди снова смывали – а я стоял. Товарищи уже не смеялись, а глядели, не узнавая, как на чудо природы. Но меня это уже не волновало. Мой окаменевший взгляд смотрел куда-то мимо, когда спустя годы они же показывали на меня в восхищении детям и внукам, как на образец мужества и стойкости. И ничто внутри не дрогнуло, когда их самих через некоторое время проносили мимо с застывшими навек лицами. Жизнь не оставляла места сожалениям. Менялись эпохи, государства, поколения. Люди стали иначе жить, по другому одеваться, по иному мыслить, меня подняли на гранитный пьедестал, вокруг разбили хороший сквер, посадили деревья, шашлычную переоборудовали в мой мемориальный центр, я стал примером для подражания, моим именем назвали школы и библиотеки, к моим ногам по праздникам клали цветы, обо мне написали горы книг, придумали красивую биографию, сняли фильм, я стал местной достопримечательностью, меня показывали туристам, рассказывали легенды. И в итоге подняли так высоко, что даже голубиный помёт на моей голове стал выглядеть снизу, как светящийся нимб. Так что меня теперь даже на открытках уже изображают с обязательным дерьмом на макушке. Что конечно не радует. Но хочешь цветы к ногам, терпи срачь на голове. Такова жизнь


© Кямал Асланов, 2016
Дата публикации: 29.10.2016 16:56:46
Просмотров: 495

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 21 число 64:

    

Рецензии

Николай Глушенков [2016-10-29 18:37:58]
взгляд может быть застывшим, а не окаменевшим, а если он по-вашему окаменевший. то может быть только обращен.

Ответить