Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Страшный рассказ

Джон Мили

Форма: Миниатюра
Жанр: Просто о жизни
Объём: 8966 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


На чердаке было сухо и тепло, в то время как на улице вовсю лил осенний дождь. Мы устроились, как всегда, напротив наглухо задраенного и, для пущей надежности, забитого огромными гвоздями чердачного окошка на построенных в каре грязных и рваных тюфяках, выброшенных сюда их хозяевами в какие-то незапамятные времена, может, еще до нашего рождения. До нашего рождения - означает более тринадцати лет назад; именно в этом возрасте мы тогда находились, трое мальчишек и одна девчонка, живущие по соседству в разных подъездах нашего четырехэтажного фабричного дома.
Из изнутри плотно затянутого паутиной и мокрого снаружи окошка лил тусклый свет, освещавший, хотя и было всего-то около пяти дня, только маленький квадрат на деревянном, местами прогнившем полу; в правом его углу имелся небольшой пролом в досках, служивший нам мусоркой, туда мы бросали огрызки яблок, коими запасались в больших количествах, уже хорошо зная, как это здорово, смачно грызть и, одновременно, слушать один из «страшных» рассказов.

Сегодня была маринкина очередь. Рассаживаясь, мы, пацаны, вспоминали ее предыдущую ахинею и заранее хихикали, предвкушая еще какую-нибудь веселую чушь.
Ну, что с девчонки возьмешь?!. Кроме того, что самая младшая в компании (на пару месяцев моложе Арона), только недавно, с полгодика как, навязавшаяся на нашу голову (да и приняли-то вынужденно, и лишь потому, что случайно узнала и грозилась наябедничать родителям, тогда конец нашим сборищам), еще и самая пугливая - уже несколько раз приходилось ей силой зажимать рот, чтобы не орала. Откуда у нее, малышни, было взяться настоящей фантазии, наводящей ужас и страх и не дающей потом спать ночами?.. Вот у Мишки получается, это да; у Арона, пожалуй, не хуже; а у меня, не хвалясь – лучше всех, потому что это так, по собственному их признанию. Тогда Мишка еще сказал, что после моей истории с гробом совсем не спал и наутро у него кружилась голова, а Арон добавил, что ему пришлось самовольно взять из аптечки и выпить анальгин.

Несмотря на прошлый провал, малявка вела себя очень даже нахально (видимо, подготовилась): переводя взгляд с одного на другого, спокойно ждала, когда мы успокоимся, перестанем отпускать шуточки в ее адрес и примемся за яблоки. Это случилось довольно скоро, потому что ведь все же надоедает.
Под наш почти что непрерывный яблочный хруст Маринка начала.

- Друзья, - сказала она, - представьте себе дом, ну, к примеру, как наша школа, с большим подъездом.
Я представил, это было легко.
- У подъезда, - продолжала Маринка, - стоят две большие светлые колонны на всю высоту дома, каждая из них увита каменными змеями. Ну, такими длинными, - пояснила она, - зелеными, в черную крапинку; может, в зоопарке видели, в тер...ра...ра...тьфу!..рариуме...
Я был с папой в террариуме, видел. Не помню как они называются, но страшные и очень противные, с тонкими черными раздвоенными языками. Воздвигнуть колонны возле подъезда (такие, примерно, какие стоят у железнодорожного вокзала) и увить их этими змеями было задачей уже посложнее; я заметил как стараются мои дружки: Арон, прекратив жевать, даже язык высунул от напряжения, а Мишка, силясь, упер взгляд в толстые, грубо ошкуренные бревна, подпирающие крышу. Маринка молчала, дожидаясь сигнала о том, что мы справились. Я мотнул головой первый, Арон с Мишкой сразу за мной, хотя я так подозревал, что их колонны, если и были увиты змеями, то или не полностью, или не теми, что надо, то есть, не того вида.
- Теперь, друзья, представьте себе большой дремучий лес, посередине которого большая зеленая поляна, и поместите дом туда.
Переместить дом с колоннами в дремучий лес – нет ничего проще. Во всех мультиках сто раз обыграно-переиграно. Того и гляди сейчас чудище появится... Короче, «Аленький цветочек». Мы с друзьями переглянулись и одновременно презрительно хмыкнули.
- И никаких чудищ, - парировала наш хмык Маринка, - делайте дальше, что говорю. Вы трое, значит, уже на поляне, входите в дом, и там лестница; медленно, осторожно поднимаетесь, потому что не знаете, что вас ожидает...
К чему она клонит, думал я, представляя себя в составе нашей мужской тройки, крадущимся вверх по лестнице, как будто мы воры какие или грабители.
- ... И вот, дверь. Вы открываете ее, видите пустой и чистый коридор со множеством обычных комнат. Дергаете одну дверь, другую... заперто; идете дальше... все комнаты оказываются запертыми. Тогда вы возвращаетесь обратно, но и та первая дверь, в которую вы вошли, тоже заперта. Это... ловушка!..
Голос Маринки металлически зазвенел и смолк. Я глядел в ее широко открытые и как будто затуманенные глаза; одновременно, метался по коридору, стучал, рвался, орал; вместе со мною метались и точно так же орали Арон и Мишка.
- ... Вдруг... щелчок (мы дружно вздрогнули; Маринка щелкнула пальцами, как только она одна умела - настоящий выстрел! сколько ни пытались научиться,
перед ней – жалкий лепет, единственное ее преимущество), и дальняя дверь скрипит... отворяется. Из нее выплывает чья-то бледная тень, движется по направлению к вам; вы бежите по коридору, вот-вот тень вас настигнет... Вам везет, входная дверь почему-то снова открыта. Вы вываливаетесь, захлопываете ее за собой... Уф-ф... спасены!..
Сердце у меня в груди колотилось, в полубезумные глаза Арона было больно глядеть, а Мишка учащенно дышал, отфыркивался, как паровоз, и при этом немножко подскуливал. Про яблоки давно все забыли.
- Хорошо, - как ни в чем ни бывало продолжала Маринка, пока мы пытались придти в себя, – поехали дальше. – Спасены-то вы спасены, но не радуйтесь – это не надолго. Потому что за закрытой дверью колотится призрак, воет и вообще издает разные страшные звуки. Вы, конечно, хотите убежать и рветесь по лестнице вниз, но вдруг видите, что навстречу вам ползут... змеи, ну, те, которые на колоннах. Их много, они стали живые: головки маленькие, противные, пасти большие с огромными ядовитыми зубами, громко шипят и далеко высовывают свои длинные раздвоенные жала. - Она сделала паузу.
В голове у меня кишат змеи; я помню, как они там в террариуме ползали, жутко шипели, сплетались клубками, потом мгновенно вдруг расплетались и прыгали на защитную сетку, пугая людей до полусмерти. Здесь же, в этом проклятом подъезде, нет ограждений, и надо срочно уносить ноги. Перепрыгивая через ступеньки, я несусь вверх, Арон и Мишка топочут за мной, нам нужно где-то укрыться.
- На втором этаже..., – голос Маринки стал тише и намного коварнее, - ... на втором этаже дверь в коридор открыта; вы залетаете туда и захлопываетесь.
Змеи снаружи трутся о дверь; вы это слышите, но думаете сейчас только о
том, чтобы снова не появился какой-нибудь призрак. Однако... он появляется.
Мишка неожиданно вроде как хрюкнул и начал заваливаться на своем тюфячке. Арон застыл, с несчастным видом и совершенно стеклянными глазами. Я обязан спасти их, чего бы мне это ни стоило.
И тут я вспомнил, что посередине школьного коридора на втором этаже, в тупичке, есть лестница, ведущая к чердачному люку. Обычно на люке висел большой ржавый замок. Но иногда его там не было, что означало, что наш школьный завхоз в очередной раз сорвался и усугубил в учебное время. Тогда не грех было и прогулять урок-другой; почему нет, если в хорошей компании и за игрой в карты.
- ... из дальнего конца коридора выдвигается тень... У-у!.. у-у!.. воет она, приближаясь...
Откуда-то силы безумные... Я хватаю Арона и Мишку. Арон еле передвигает ноги; Мишку, ставшего белым как полотно, приходится волочить взявши за подмышки. В несколько диких прыжков я преодолеваю с ними полкоридора; вот, тупичок, вот, лестница. Подталкивая друзей впереди себя, взбираюсь, откидываю незапертый, слава богу, люк и вталкиваю их на чердак; затем переваливаюсь туда сам и, уже как чувствуя чье-то мертвенное дыхание у самого своего уха, с шумом захлопываю тяжелый люк у самого носа призрака. Похоже даже, что прищемил, поскольку слышу его громкий негодующий вопль и дальше какие-то хлюпающие звуки. Немного приоткрываю, и... Ха-ха, получай же, дьявольское отродье!.. на тебе еще… на!.. Хлюпанье все учащается...
Тут я открываю глаза (оказывается, были закрыты)... и в сумраке вижу такую картину: стою над Маринкой в боевой атакующей позе, с занесенной, очевиднейшим образом, праведной, карающей рукой победителя; та, уже не пытаясь уйти от очередного удара, лежит, и только, обеими руками держась за свой кровоточащий нос, рыдает в голос. При этом Мишка с Ароном - что называется, два дурачка - изумленно смотрят на зверство, не предпринимая ни малейшей попытки меня остановить.

P.S. Тогда мои извинения за чрезмерную впечатлительность у Маринки и ее родителей успеха не имели; и от своих предков я получил по полной программе. Я повторил их спустя многие годы; это когда уже разлетелись, но, будучи как-то оба в командировке в одном городе, случайно встретились и позволили себе вместе расслабиться. К тому времени она давно была замужем, и я женат, о чем оба же, помнится, весьма сильно и искренне сожалели.




© Джон Мили, 2017
Дата публикации: 06.02.2017 20:25:52
Просмотров: 778

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 7 число 5: