Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Кобзев



34.Афганский синдром

Эдуард Лекарь

Форма: Повесть
Жанр: Просто о жизни
Объём: 10279 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Эдуард Лекарь
АФГАНСКИЙ СИНДРОМ
ПОВЕСТЬ
- Ну что Вам рассказать о своей жизни? Детство было как у всех. Жили мы в колхозе возле Каменского Днепропетровской области. Первое событие произошло ранней весной 1985 года. Я уже оканчивала школу, была в 10-м классе. Прошел ураган, повалил много деревьев, порвал провода и наш колхоз был два дня без электричества. Для людей это не страшно, а вот в инкубаторе почти все яйца пропали. Только тогда колхозное начальство поняло, что пора на птицеферме ставить генератор на аварийный случай. Через месяц привезли генератор и приехала бригада из 3 человек для подключения. Двое были лет по 40, а один паренёк молодой. По пятницам у нас в клубе танцы, он сразу ко мне подошел, сказал что зовут Степан и не отходил от меня весь вечер. Видно, понравилась я ему. Девченки мне страшно завидовали. Проводил домой, узнал где я живу и стал приходить каждый вечер, просил показать окрестности. А места у нас очень красивые, Днепр широкий и спокойный, даже течение не заметно. По берегам плакучие ивы до самой воды склоняют свои ветки. А, тем более, весна была ранняя, на деревьях и кустах молодая зелень, полевые цветы всех оттенков. Рай да и только. Целовался он, конечно, здорово, до сих пор помню как голова кругом шла. Но до сеновала я с ним всё же не дошла. Вот тогда, через две недели, на очередных танцах он перекинулся на мою одноклассницу Валюху. И с ней то они сразу после танцев пошли на сеновал. А я даже не знала завидовать или нет. После окончания школы поступила в Новомосковский аграрный техникум учиться на зоотехника, очень я животных люблю с самого детства. В нашей группе был очень симпатичный парень Серёжа, вот тут то и случилась первая любовь, а за полгода до окончания техникума мы расписались, хотели направление на работу вместе получить. Но ровно через месяц пришла ему повестка из военкомата на медкомиссию. После окончания техникума поехала провожать его на сборный пункт в Днепропетровск, от нас не очень далеко - 27 километров. Я к тому времени уже на третьем месяце была. Вот тут я опять встретила Степана, его тоже забирали в армию, мать его провожала и сильно плакала. Мы со Степаном немного поговорили, познакомила его с Серёжей, как могла успокаивала его мать. Меня, как беременную, отправили работать в родной колхоз, у нас давно зоотехника не было. А мне хорошо - есть где жить, да и мама всегда поможет. Серёжу отправили в "учебку" в Свердловск, писал по два письма в неделю, так я узнала, что и Степан там с ним. Через три месяца письма прекратились, как отрезало! Догадалась, что перевели его в воинскую часть. Через месяц пришло письмо уже без марки и с какими-то красными печатями. Трясущимися руками открыла конверт и сразу поняла почему так плакала мать Степана. Серёжа не называл место где служит, видимо, запрещали, но писал что кругом горы и голые сопки. Это Афганистан! Несколко месяцев приходило по два-три письма в месяц, а потом опять как отрезало. Я уже родила, когда пришло письмо из военкомата, в котором извещали, что Серёжа "пропал без вести". У меня чуть молоко не пропало, когда я поняла, что больше не увижу мужа, а дочка отца. Поехала в Днепропетровск в военкомат откуда его забирали, там опять встретила мать Степана, она получила такое же письмо. В военкомате сказали, что им ничего не известно. Поплакали вдвоём в скверике напротив военкомата и поехали по домам. Куда я только не писала, а ответы приходили одинаковые: "информации нет". А 15 февраля 1989 года закончили вывод войск из Афганистана и я поняяла, что информации уже точно не будет. Родителей у Серёжи не было, да и мне ничего не платили, так как не погиб, а "пропал без вести". По работе я часто общалась с нашим агрономом, он на 7 лет старше меня, поэтому я всегда называла его Пётр Петрович. Общались мы с ним, общались, а через два года он переехал ко мне. Бабы судачили, что отбила я мужа у бухгалтерши. Никого я не отбивала, он сам отбился. Как в народе говорят: уходят не к кому-то, а от кого-то. Детей у них не было, но развода она ему не давала. Он никогда не ругал прежнюю жену, только однажды сказал: "Ты всё время с животными, наверно, поэтому добрая, а она всё время считает чужие деньги, наверно, поэтому злая." Да и я по сей день не разведена, так и живём. Родились близнецы - два сына. Я теперь всем говорю, что у меня дочка от военного, а два сына от гражданского. В начале девяностых Союз развалился, наш колхоз каким-то путём купил олигарх, мы его никогда и не видели. Наше хозяйство назвали фермой, председателя колхоза - директором, а мы стали наёмными работниками. Так и живём. Порядка стало больше, а собраний меньше. Дочка поступала в Днепропетровский университет и, когда уже дело дошло до проверки списков поступивших, я поехала с ней. Проверили, подпрыгнули от радости и пошли на вых од. Тут я увидела мать Степана, она меня тоже узнала, кинулась ко мне и стала обнимать. Как потом я узнала, она работала в университетской библиотеке. И тут она говорит: "Я так жалела, что не записала Вашего адреса или телефона. Я Вас уже год ищу. Мой сын и Ваш муж живы!"
Я, видимо, потеряла сознание, она меня поймала и посадила на какой-то стул в коридоре. Дочка принесла воды, я успокоилась, мы пошли в читальный зал и я услышала рассказ матери Степана:
- Теперь слушайте! Я так же рухнула на пол, когда год назад получила письмо от Степана. В нём он описал как они попали в плен. Их было четверо в бронетранспортёре, когда он наехал на мину. Машина перевернулась и скатилась в овраг. Очнулись они в каком-то сарае со связанными руками. Бронетранспортёр оказался крепким, ничего кроме ссадин и лёгкой контузии у них не было. Часа через два пришел афганец, принёс кувшин воды, развязал их и стал что-то говорить. Они случайно уловили слово "паспорт" и отдали воинские книжки. Три дня сидели под замком, раз в день им приносили воду и лепёшки. Кроме Стёпы и Серёжи там были два парня из Сибири, один из них знал английский, его забрали в армию из института. На четвёртый день пришел афганец, знавший английский и они с сибиряком минут 15 говорили. Выяснилось, что это не душманы, а наркоторговцы, подорвали их, чтобы забрать бронетранспортёр и оружие. Кто примет ислам - останется у них работать, тех кто не примет - отдадут душманам. Степан сказал, что если в ислам можно вступить, значит потом можно и выйти, они с Серёжей согласились, тем более что они в церкви никогда не были даже на экскурсии. А сибиряки были крещённые, они отказались, их посадили в машину и увезли. Обращение в ислам заняло минут десять, потом их накормили пловом, напоили чаем и продали на плантацию опиумного мака.
Работать приходилось от зари до зари, с пятью перерывами на молитвы, но кормили и хорошо обращались. Месяца через четыре они уже почти нормально говорили на языке пушту. Однажды приехал за наркотиками пакистанец, а когда загрузил свой джип не смог его завести. Позвали Стёпу, он же до армии работал автомобильным электриком и уже несколько раз чинил афганцам машины. Когда он починил пакистанцу джип, тот переговорил с хозяином плантации и купил Степана. Ехали долго по каким-то тропам. По дороге Адил, так звали пакистанца, рассказал, что у него в Пакистане в городе Кветта автомастерская, вот там Степан и будет работать. Бежать ему некуда, душманы поймают - убьют как русского, русские поймают - убьют как предателя. Степан хорошо работал, свободно жил и через два года Адил женил его на одной из своих дочерей пятнадцатилетней Аише. Так он стал уже совсем пакистанцем, Адил помог построить дом. Сегодня у него три сына и две дочки. В Кветте очень большой аэродром и туда американцы транспортными самолётами возят всё что им нужно для своих войск. Адил познакрмился с военным, который работает на аэродроме переводчиком и через него стал покупать у американцев запчасти, а те всё на войну с талибами списывают. Несколько раз за запчастями ездил Степан. Один раз он уронил на ногу какую-то деталь и выругался по русски. Переводчик, его зовут Пол, удивился и сказал, что он всё понял, так как его дед из Западной Украины и учил его украинскому языку. Они стали часто общаться и Стёпа пожаловался, что не может отправить письмо матери на Украину. Пол сказал принести письмо с незаполненным конвертом, сам по английски написал днепропетровский адрес и обещал отдать письмо пилоту, чтобы тот отправил его из Германии. Так я получила первое письмо. Через два месяца было второе письмо о его жизни, его детях и фотография жены с детьми. Детишки хорошие, а жена вся закутана в хиджаб. Ну это Вам не интересно. А вот в третьем письме Стёпа написал, что иногда ездит с караваном автомашин, доставляющих грузы из Кветты в Кандагар, который уже в Афганистане. Там пути то всего 240 километров, но талибы часто взрывают дорогу и приходится ехать в объезд. Однажды по дороге заехали в городок Тахтапуль в 60 километрах от Кандагара, чтобы перекусить. На базаре купили еду, сидят едят и вдруг к Степану подходит афганец и на чистом русском говорит: "Привет, Стёпа!" Только тогда Степан узнал Сергея. Поговорить удалось минут 20, караван же ждать не будет. Степан поведал всю свою историю, а потом Сергей рассказал, что когда хозяин плантации узнал, что он зоотехник, то сразу продал его в Тахтапуль богатому фермеру у которого стада коз, овец и буйволов. Зоотехников, ветеринаров очень мало в Афганистане, поэтому они уважаемые люди. Хозяин очень ценил Сергея, разрешал работать у других фермеров,так Сергей заработал деньги и откупился от хозяина. Теперь у него своё дело, ездит по фермам, лечит скот. Купил дом, женился, у него два сына и дочь. Писем писать на Украину не хочет, постарался забыть всё, что было до Афгана, чтобы не усложнять жизнь родным и знакомым. Уверен, что на родине рано или поздно назовут его предателем. Вот и все новости.
- С тех пор прошло ещё 10 лет, дочка окончила университет, работает в Днепропетровске нотариусом, вышла замуж, родила мне внука. Что интересно, дочка на Серёжу не похожа, а внук как две капли воды дед и зовут Сергей. Сыновья купили на двоих трак и работают дальнобойщиками.
Анна сидела напротив меня за столиком в купе, задумчиво помешивала давно остывший чай под ритмичный стук колёс, а потом подняла голову и сказала:
- Спасибо Вам товарищ писатель, Вы просили рассказать историю своей жизни, а я как будто бы вновь её прожила.
Сентябрь 2017 года
город Вон



© Эдуард Лекарь, 2017
Дата публикации: 01.10.2017 21:59:32
Просмотров: 827

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 8 число 3: