Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Степан Хаустов



Впечатления

Александр Кобзев

Форма: Миниатюра
Жанр: Заметки путешественника
Объём: 7434 знаков с пробелами
Раздел: "80 слов о Горно-Алтайске"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Миниатюры написаны к 80-летнему юбилею города Горно-Алтайска.
В каждой миниатюре ровно 80 слов.


ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЖИЗНИ

Возле качели разговаривают малышки.

— Меня в игрушечном магазине купили, — прозвенела девчушка, похожая на прехорошенькую куколку.

— Меня в капусте нашли.

— Меня купили у алкашки за три бутылки водки.

— Так не бывает! Это мама с папой сочинили, чтобы отвязаться! — возразила куколка.

— Бывает! Я сама помню, как на базаре для алкашки деньги выпрашивала у прохожих.

— А где тебя алкашка взяла?

— Наверное, купила в игрушечном магазине.

— Да-а! У алкашек деньги только на водку!

— А, знаю! Она тебя на помойке нашла!

Тайна происхождения жизни разрешена…



САМЫЙ МАЛЕНЬКИЙ МАЛЬЧИК

Плохо живётся самым маленьким в классе! Лишь дома маленьким быть хорошо…

Но сегодня папа, накормив поросят, сказал маме:

— Пёстрый поросёнок совсем не хочет расти. Придётся его зарезать.

Родители ушли…

Мальчик обнял поросёнка и заплакал:

— Почему мы плохо растём? Из-за этого нас зарежут… Миленький поросёнок, неужели ты вправду не хочешь расти? Я очень хочу, но не знаю, как это сделать. Я и кашу ем,— мальчик поглядел на Тугаю, словно выбирая маршрут для побега. — Нам бы сбежать, да родителей огорчать не хочется.



ИНАЯ ЖИЗНЬ

Возле рентген кабинета ждали приёма десятка полтора страдающих. Тётенька в белом халате собрала направления. Иногда она выглядывала из двери и объявляла:

— Грудная клетка, заходи… Желудок, заходи! Челюсть, Челюсть!!! — заходи!

Нечто сюрреалистическое было в её будничном голосе; не хватало лишь сонного жужжания мух.

— Голень, заходи! — и Голень, заметно прихрамывая, послушно заходила.

Уставший от боли мужчина хотел было возмутиться, но махнул рукой — да ну их воспитывать…

— Череп! Заходи!

Череп — это я. Но я не возмущаюсь. Я знаю — здесь другие законы, иная жизнь.



САМЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Николая Чепокова я встретил на автовокзале. На мне белый костюм, на Коле — порванный, но чистенький брезентовый плащ.

Наши философские разговоры прервал хмельной пенсионер, бывший директор известного в городе предприятия:

— Я всё тебе дам, только сними позорный плащ.

— Мне ничего не нужно.

Директор не успокаивался:

— Как это? На тебе рваный плащ! Пойдём ко мне — дам всё, что понравится!

— Ничего мне не нужно.

— Пойдём, хоть пива налью, — не унимался пенсионер!

— У меня всё есть, — и Таракай показал ему альбомные листы, краски, кисти.


ПРИМЕЧАНИЕ: Николай Чепоков (Таракай) — известный в Горном Алтае и за его пределами художник.



НЕМАЯ И НЕМОЙ

Задумавшись, я молча подаю номерок… также молча гардеробщица подаёт мне куртку.

— Спасибо, — машинально произношу я, забыв, что она глухонемая.

— Ой, я думала, что вы глухонемой, — с изумлением произносит женщина.

Я припоминаю, как всегда в сумрачном настроении, ни слова не говоря, брал куртку и молча выходил. Она меня принимала за немого, поэтому всегда обращалась ко мне жестами. Также жестами отвечал я.

Чёрствый человек — что глухой, — подумал я и поправился: — хуже глухого. Потому что глухонемые бывают весьма чуткими людьми. Постараюсь быть другим!



РАСКРЫТАЯ ТАЙНА КИНЕМАТОГРАФА

В выходной учащиеся вспомогательной школы с воспитателем ходили в кинотеатр. К малышам примкнул рослый восьмиклассник.

После фильма он с таинственным видом подходит к воспитателю и заговорщически — шепотом раскрывает секрет:

— Чёрт в кино был не настоящим! Я сам видел: у него рога были привязаны на верёвочке, — и подмигнул, дескать, мы-то знаем, но малышам ничего не скажем!

С видом превосходства восьмиклассник шагает впереди всех. Потом даёт щелбан малышу, азартно комментирующего гигантские прыжки нечистого, и снисходительно треплет его кудряшки.

Тайна кинематографа раскрыта.



ДЕНЬ ПОБЕДЫ

После митинга два ветерана-фронтовика наблюдают за детьми.

— Удивительный парадокс — порой в годы общественных переломов в исканиях старших поколений воплощаются идеи юности, обновления. Бунт молодёжи носит на себе печать упадка, дряхлости, распада и загнивания.

— Это характерно не только для нашей эпохи…

— Да, избитая истина… Но кажется, что теперь пропасть между поколениями особенно глубока.

— Но посмотри на детей! Всё же именно они — будущие победители! — счастливые слёзы засверкали на глазах собеседников.

Что-то заметили эти мудрые люди, глядя на детей? Им всегда виднее!



ЗАМАРАННОЕ ЛИЦО

В книжном магазине иностранцы выбирали книги: алтайскую поэзию. Было ясно, что они знакомы и с русской, и с алтайской литературой.

Зашли два небритых неряшливых парня. Один из них, окинув мутным взглядом прилавки, хриплым голосом спросил:

— Водка есть?

— Нет.

— Сигареты-спички есть?

— Нет.

— Зачем тогда такой магазин нужен? — в глазах парней я увидел совершенно искренние недоумение и растерянность.

Иностранцы перестали переговариваться и с удивлением смотрели на пьянчуг. Какую память увезут иностранцы об Алтае: сборники стихов, красоту гор… или хриплые пропитые голоса?



ГДЕ СПРЯТАТЬСЯ ОТ ГАИ?

За долгую дорогу от Барнаула несколько раз останавливали из-за одной и той же неисправности автомобиля. Дважды оштрафовали.

Разъезд, нефтебаза… Трактовая… «Вот и родной город… Приеду домой — жена от радости прослезится, дети обрадуются. Попью чайку, гостинцы раздам, отдохну хорошенько, а после можно за автомобиль взяться…»

Но на центральном проспекте вижу на щите огромную надпись — красным по белому: «Мы ждём тебя дома!» и подпись: ГИБДД Горно-Алтайска…

«Никуда от них не деться… Даже дома достанут», — с тоской думаю я.

Где скрыться от ГАИ?



СТРАШНЕЕ МОРЯ

В городском парке на берегу речки-Маймушки пикник — десяток взрослых и детей.

Подкрепившись, отправились купаться. Впереди — цветущий мужчина.

Женщина спросила:

— Вы на море жили, говорят…

— На Охотском.

— Наверное, превосходно плаваете?

— Не пробовал. Но, думаю, получится.

Неуклюже вошел в воду, самоуверенно взмахнул руками. Вдруг, судорожно хватая пальцами воздух, он устремился к берегу.

— Горные реки, оказывается, страшнее моря: камни жуткие, течение бурное.

Зато какие рассказывал анекдоты!

Когда все купались, мужчина плескал на грудь немного воды, смущённо повторяя:

— Да… Горные реки пострашнее моря.



АВТОВОКЗАЛ, ТАК ПОХОЖИЙ НА БАЗАР

До моего рейса полчаса. Брожу по автовокзалу, рассеянно блуждаю глазами по витринам, рассуждая, как хорошо стало жить.

Пристаёт женщина, вручая журнальчик со слащавой картинкой:

— Знаете ли вы, что Бог нас любит?

Прячусь от назойливой сектантки за киоском. Здесь никто не помешает.

Рядом оказалась цыганка. Она обучает восьмилетнюю дочку технике гадания. Девочка смеётся:

— Мама, неужели они поверят?

— Поверят! Эти глупцы и не такому верят!

Безграмотные крестьяне девятнадцатого столетия знали истину. А мы — просвещённые жители двадцать первого века? Куда бежим, кого слушаем?



СЕДАЯ ЛЮБОВЬ

Центральный парк… На скамейках студенты с книгами, играют дети у фонтана.

Старый человек с трудом опирается на костыли. Подходит немолодой мужчина. После короткого приветствия старик с костылями вдруг разрыдался.

— Старуха моя померла. Как мы любили друг друга! Вот здесь, на этом месте мы познакомились — готовились к выпускным экзаменам. Сюда и деточек наших водили погулять. Потом внуков. И всегда — вместе! Одно утешение будет — радоваться за этих влюблённых да вместе с младшенькой внучкой смотреть на этот фонтан. И слава Богу! Грех жаловаться.


© Александр Кобзев, 2019
Дата публикации: 30.03.2019 03:44:32
Просмотров: 166

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 31 число 13: