Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Из неопубликованной книги "Расскажи, Гамаюн" -8

Татьяна Игнатьева

Форма: Цикл стихов
Жанр: Философская лирика
Объём: 262 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Предзимье

Нелепый гастролёр – осенний дождик.
Он так завис в безвременьи седом,
Как бестолково суетный задолжник,
Страдающий безвольем и стыдом.

Липучий снег сместит его по праву
Всех здравых предписаний бытия,
Прилаживая ветхую оправу
К картине постосеннего гнилья.

А заморозки, довершая дело,
В порыве отшлифованных мазков
Шедевр подпишут веско и умело.
И первый хоровод снеговиков

Отпляшет на белёсой вечеринке.
А небо, расчехляя решето,
Просеет свои лёгкие снежинки,
Пространство заполняя от и до.

***

Аbove the Queen

Что ест на завтрак королева? Что носит пеночка в гнездо?
Заветное линяет древо, сносив осеннее бордо.
Весна ещё когда пребудет! Успеет пеночка понять –
Порой на королевском блюде не всё слагается «на пять».
Но будет день – и будет пища, родное вымостив гнездо.
Пусть не на пять и не на тыщу – аббревиация на СТО.
Не указуя рецептуры, изыск подскочит до вершин.
Не факт, что королевы дуры, но пеночки above the Queen.

***

И день, и ночь

Ноябрь выспаться не смеет,
И день, и ночь настороже.
Зелёный редкий ряд скамеек
Царит в аллейном неглиже.

А на дорожках сыро, льдисто,
Лишь редкий лист шепнёт у ног,
Что, мол, его собратья-листья
Уже повымелись с дорог.

Пора окрест стелить снегами,
Встречать метельную зарю,
Снежинок легких оригами
Слагать в угоду декабрю.

А после грезить на вечёрках
В холодно-белой новизне
О январе в весёлых ёлках
И о заоблачной весне.

Ну, а пока – ноябрь катит
По взлётной полосе зимы.
И словно мученик фанатик,
Алкает радости взаймы.

***

А где-то

«И кружится Земля по расписанью,
Невидима с обратной стороны.»
Людмила Спесивцева


Неслышима, неощутима ось,
Вокруг которой кружимся бессменно,
Баюкая незримое бессмертье,
Кромсая жизнь свою и вкривь и вкось.

По жарким огнедышащим пескам,
По горным осыпающимся тропам –
Ползком, верхом, трусцою и галопом…
Нет финиша бездумным ходокам.

А где-то на краю смурной зимы
Зависла невесомая снежинка…
И мнится – эта вечная волынка
Спасает от сумы да от тюрьмы.

***

Леденеют окошки под вечер,
Мокрой птицей нахохлилась тьма.
Ей сегодня похвастаться нечем,
Все призы захватила зима.

Серебром зацвели закоулки,
Осветилась еловая глушь.
В тишине разлетается гулко
Перекличка вещуний-каркуш.

И луна полным яблоком спелым
В переливах стального огня…
Я иду снежным сумраком белым,
И снежинки летят сквозь меня.

***

Намыл нам кот гостей – зима пришла
И разлеглась хозяйкой безраздельной
В лесных просторах вотчины удельной
На пуховых перинах без чехла.

Без всяческих претензий и затей,
Тут как захочешь сам – гуляй, ленись ли.
Над белым полотном огнём нависли
Узорочья рябиновых кистей.

И нет конца летающим снегам,
Ветрам на посеребренных просторах.
На лад идут дела морозов спорых,
Хоть им и не пробраться к очагам.

Сомкнув тепло в уюта пелену,
Дома в сугробах дремлют белобоко
И будто бы вздыхают ненароком –
Намой нам, котик раннюю весну.

***

Крещение и мщение (стихи-шутка)

Ах, чую, не сносить мне головы.
Как говорится, век учись, вот только
Напрасны все старания, увы.
Ум не взрастит обещанную дольку.

А я ведь так из кожи лезла вон,
Так маялась, так жилы напрягала!
Что и во сне в ушах маячил звон,
Бряцала Муза строчки мадригала.

Ни батюшка, ни ксендз и ни мулла –
Крещение мне Муза подносила!
Любовь моё всё сердце заняла *
И мнилось – вот теперь я буду в силе –

Творить, ваять, слагать и возлагать
И лавры жать за ямбы и хореи!
Меня такая стихоблагодать
Отапливала лучше батареи!

И всё бы тут – ура, не уготовь
Мне Муза вот такую злую шутку:
Рифмовку под запрет – «любовь – морковь»
Мне тут же стало холодно и жутко…

Ну, как же так! Не одолеть мне шок.
А так всё начиналось вдохновенно…
Ведь я, обычно стряпая стишок,
Любила грызть морковку неизменно!

Так сладостно под хрумканье моё
Порой вздымалась тишь библиотеки.
Любовь-морковь – моё житьё-бытьё,
Две Музы неразлучные вовеки!

***

Правильно мне мама говорила (стихи-шутка)

Не торопись! Иначе… будет поздно.
Всё верно, хоть банально и, притом
Обидно, потому что так безбожно
Меня жгут нервы жалящим кнутом.

Сегодня тоже, как всегда и всюду,
Спешила спотыкаясь и, бранясь,
Расколотила мамину посуду,
До бабушкиной вазы добралась.

Задев зонтом колючим, непослушным,
Я разорвала плащ и пару штор.
И битый час искала – факт насущный -
Ключ на столе, не видимый в упор.

И выбежала в дождь, ругаясь рьяно –
Взлохмаченная, сломан каблучок.
«Опять она, с гранатой обезьяна!», –
Шарахнулся прохожий старичок.

Меня с зонтом вдруг ветром подхватило.
Минуту ведь назад – стояла тишь!
Вот правильно мне мама говорила:
«Не торопись! Иначе… улетишь.»

***

Раскачай моей маленькой лодки бездонную душу,
Пусть она полетит по волнам, забывая про сушу.
Растворяя прибрежную пену во снах и печалях,
Всеми брошенный ветер, как пёс, заскулит на причале.

Чуть уколет волну робкий луч, с горизонта скользящий.
Будет радость ему – скоро все эти волны обрящет,
Будет горе ему – недоступность глубин остановит.
Пусть не мается он не своею ненужной виною.

Раскачай и моей одинокой души колыбельку.
Ей под рокот волны еще прясть в этом мире кудельку.
И неси меня в облачных днях, находя и теряя,
По единственно верной дороге от рая до рая.

***

Нас завели

«Но мы с тобой, как заведённые,
В приход весны прекрасной веруем!»
Марина Чекина.


Нас завели, наверно, ключиком
одним и тем же, матерь божия!
Мы год от года верим в лучшее,
всё ждём весну, и в том похожие.

Всё у окошка в дали дальние
глядим зачем-то, непутёвые.
Чего-то ждём нетривиального –
а вдруг светило встанет новое!

Ворвутся ласточки игривые
в морозный март отважней соколов.
И лошадьми белёсогривыми
вдруг облака в тиши процокают!

Мы верим в сказки, в были-небыли,
и в НЛО, и в нежных ангелов,
и что часы наши забегали
без всяких ключиков и анкеров –

единственно – по Божьей милости.
Мы солидарны в благодарности
и даже за избыток хилости,
купаясь в этой щедрой данности.

В надежду также облачённые,
блистая ей, как бриллиантами,
мы верим в то, что наречённые
хотя бы чуточку - талантами.

Хоть жизнь порой – рогожка серая…
Но прочь иллюзий наваждение!
Спешу поздравить, в дружбу веруя,
Тебя с весенним Днем рождения!

***

Есть в сердце неприступный уголок,
Куда никто не вхож ни днём, ни ночью,
Где тень любого чувства рвётся в клочья,
Не зреют ни пролог, ни эпилог.

Незримая есть в сердце пустота,
Где тают вспышки слёз и всплески мыслей,
Где истлевают пламенные письма,*
Слова, в которых праздная тщета.

Ах, эти сонмы высказанных слов…
Но как найти и сдать мне в ту обитель
Печаль и боль – союзников обиды
И главную обидчицу – любовь!

И тонет поиск мой в пучине дней…
А тайный уголок оберегает
Меня же от меня самой, хоть знает –
Ведь я люблю всё горше и сильней.

***

"той ночью приползала смерть"
Елена Евгеньева

Уже не жжёт покой могильных плит,
но что-то недосказанное хочет
пробиться сквозь гранит и так болит,
что выплакаться – не хватает ночи.

ноябрь и март как будто близнецы,
всего лишь шаг – и ты во власти снега,
не исчезают старые рубцы
под зеленью весеннего побега.

плакучие дождинки перечесть
желания хватало и отваги,
а после вечный мир вместился весь
в одной горсти, в одном неверном шаге.

***

Бессонница

Так пристально-пронзительно луна в окошко пялится –
Надсмотрщик новоявленный на голову мою!
Иди себе, как ходится, надменная скиталица,
Иль лучше спой, как водится, мне баюшки-баю.

Такая ночь предлинная, такие мысли вёрткие,
От тишины таинственной в ушах тяжёлый звон.
Дремота ходит тёмными лесами да пригорками,
А я печаль ворочаю – где ж ты, мой сладкий сон?

Приди, желанный, жду тебя, ну, чем тебе не нравится
Моя обитель скромная, уютный уголок!
Наверно, посвящала я не тем любимым здравицу,
Наверно, не писала я тебе хвалебных строк.

Вздохнув, перо с бумагою терзаю откровением,
И нежное признание из сердца льётся вон.
К утру изрядно выстрадав своё стихотворение,
Ушла-таки я к милому – обнял меня мой сон…

***

Чистосердечное...

Пока ещё Поэтом зваться рано,
Рассудит Время – сгину, иль взлечу.
Но пушкинская стреляная рана
Цветёт стигматом через не хочу.

И жжёт в груди, рождаясь новым словом,
Высокая таинственная боль.
И нет мне больше жребия другого,
И не хочу другого, хоть уволь.

Не ради званья, шаткого признанья
К Поэзии ногам склоняюсь я –
Для сокровенной сути пониманья
Счастливого творенья бытия.

Так пусть болит, оно того и стоит,
Рождение иначе не придёт.
Благословенья свыше удостоен
Приятный и легчайший этот гнёт.

© Татьяна Игнатьева, 2019
Дата публикации: 03.05.2019 14:11:24
Просмотров: 691

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 56 число 72: