Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Виктор Лановенко



Стихи лета 2019 г.

Татьяна Игнатьева

Форма: Цикл стихов
Жанр: Философская лирика
Объём: 293 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Ах, сколько нужно муки, боли
Просеять через сито слов
«Я к Вам пишу, чего же боле…»,
Чтоб к слову вызрела любовь.

Чтоб не вздыхать в пустом томленьи,
Точа небесной сути нить,
Ища счастливого мгновенья –
А страстно и с душой творить.

Творить и верить: слово – дело,
Благою вестью к нам любя
Летит с небесного предела…
Так пусть придёт через тебя.

***

А вот анадиплосис* смело построен.
Построен не на день и два – на века.
Чести и славы вполне он достоин,
Достоин как тот исполин-великан –
Родосский колосс, колоссальный детина,
Детина словесности – сила и стать.
И сердце, и взор восхищает картина.
Картина-то маслом, точнее сказать.
Тут смысл, может быть, непомерно уклончив,
Уклончив, иль спрятан – ваяем шутя.
На этой таинственной ноте закончим.
Закончим апосиопезой**, хотя…


*Анадиплосис – повторение одного или нескольких слов таким образом, что последнее слово или фраза первой части отрезка речи повторяется в начале следующей части, строки.
**Апосиопеза – умолчание, недомолвка, намеренный обрыв высказывания.


***

Я с ней не дружила, с той девочкой в кофте на вырост,
Бесила её долговязость и хмурость, и хилость.
Никак не хотели вязаться прилично косицы,
Ни юбки её, ни пальто не умели носиться.

Она одиноко бродила ненастными днями.
И больно сдирала болячки с коленок ногтями.
Она сторонилась дворовых весёлых компаний,
Таскала блокнотик и ручку в дырявом кармане.

Всегда пребывала в каких-то придуманных сказках.
Стирала веснушки, а ногти мазюкала краской.
И вечно читала всё новые, новые книжки.
Её за сто вёрст обходили задиры мальчишки.

Я с ней не дружила и в зеркало глядючи хмуро,
Твердила упорно, что будет другою фигура,
Что будут роскошными локоны, беленьким носик.
И мальчик, что лишь на руках свою девочку носит.

…А годы летели, а годы меняли нещадно,
Терзали, кромсали, стирали не ладно, не складно.
Не нужно зеркал, и без них понимаю сейчас я,
Что быть этой девочкой – вот настоящее счастье!

***

Когда глаза твои окутывает ночь,
Мир улетает в небывалое куда-то.
И тишина вздыхает гулко-виновато,
Пытаясь тщетно в ступке время истолочь.

И даже злится, вторя хмурому судье.
Но ступка ныне, как и присно всё пустая.
Так где же время? Удивительно истая,
Перетекло из тары сей в небытие.

Небытие… Но невозможна пустота!
Твоё же сердце бьётся, чуточку тревожась,
Что не отпустит ночи старой толстокожесть
Твои глаза, что не откроются врата.

И не прольются переливчатой рекой
Сквозь них сердечные непуганые тайны.
И не увидит мир нарочно, иль случайно
Души сияние и божьей, и людской…

Но вот сбегает с глаз дремота, и опять
Они распахнуты навстречь живому миру!
Чтоб светом истинным, на зависть ювелиру,
Сердечным пламенем пугать и восхищать.

***

Песня песков

"Ты слышишь друг? Опять пески поют!"
Блохин Алексей

О чём же, добрый друг, пески поют?
Я сквозь года лелею эту песню.
Душа взлетает птицей к поднебесью
И упадает к ергенекам юрт.

Там тишина, вплетённая в ветра.
Там тишина в смятеньи долгой ночи,
Где мысли и желанья рвутся в клочья,
Где трепет слёз не скроет и чадра.

Поют пески под заунывный звон
И мерный шаг в барханах каравана.
Где караван-баши чаир-нирвана
Из тьмы песков в мир грёз выносит вон.

Душа песков, напевом оживи,
Под солнце дерзкий жаркий вихрь взмывая!
И нет той песни ни конца, ни края,
Как нет конца и края той любви.

***

Ножик не поможет (пародия)

«…когда ты молодой Кустурица,
…ни смерть, ни старость нипочём…
здесь рельсы пляшут без причины,
чуть что – и шпалы на дыбы,
а месяц ножик перочинный
хранит…
…а так-то тихо всё…»
Марианна Боровкова


взошёл бы месяц – да туманность,
да рельсы-шпалы на пути.
споткнётся –
молодость не радость,
ведь не Кустурица, прости…

и даже ножик не поможет,
ни семафор, ни тьма ворон,
где одиночество так гложет,
что не вздохнуть –
со всех сторон.

тут выпить – ни тебе зарезать –
и то партнёра не найти.
сюжет банален,
хоть и резок,
опять же – вздыблены пути.

так месяц и снуёт, родимый,
то из тумана,
то в туман.
он ночью гость необходимый,
как утром дворник-меломан.

а так-то тихо – что есть мОчи,
всё остальное – суета…
ах, да – в Тамбов всё мальчик хочет,
но ты-то знаешь –
чики-та.

***

Чайная церемония

А жизнь, что чай, как заварил – так пей.
Покруче, или вовсе чуть подкрашен.
На пне лесном, иль на балконах башен.
И с чем – тебе решать – щедрей, скупей

Ты выберешь прикуску, иль накладку.
Куда вильнёт тобой вскормлённый вкус.
Хоть просто чай, зато какой искус
Прибавить ложку мёда, шоколадку!

Вот мёд внутри, и ложечка чуть-чуть
Колышется в полупрозрачной жиже.
Летают мушки сладости, то ближе,
То дальше от твоих простых причуд.

А ложка убрана – и что теперь?
Ведь мёд порой не до конца размешан.
Но ты ведь потрудился, ты разнежен
И пьёшь чаёк, не чувствуя утерь.

И вот он – неизбежный тот глоток,
Последний, как ни странно – долгожданный.
И вот он – мёд, тобой же к чаю данный.
Как сладок он! А в сердце холодок…

Так что ж не размешал тогда сполна,
Когда готовил для себя же, милый!
Не будет чая вовсе за могилой,
И жизнь прошла – сладка, или пресна…

***

Пушкинской строкой

Я начинаю свой куплет
Как обстоятельный вельможа:
Мир вам, тревоги прошлых лет! *
Я больше вас не потревожу.
Не вспомню ветреных измен,
(Да слышит строгий суверен!),
Младых друзей, подруг игривых,
И брань учителей сварливых.
Не потревожу ночь без сна,
Летящую сквозь мрак болезни.
Пусть этот омут бесполезный
В себе самом достигнет дна…
А мне – тревоги вновь искать –
Не завлекает тишь да гладь.

***

Авось дороги нам исправят – *
Так думаем, трясясь в пути
По кочкам, но умело правим,
Судьбой довольные почти.
Довольство – благость, только это
Так не похоже на поэта,
Привыкшего, в угоду сну,
Лелея в сердце тишину,
Роптать на все ухабы жизни.
Капризно музу отстранив,
На лоне изобильных нив
Дремать под вечный храп отчизны,
Путям разбитым вопреки –
Авось исправят дураки.

***

Темна холодная Нева,
Ещё не полностью одета
В тиски гранита-рукава
В узорах парусных корветов.
Темна таинственная синь
В очах прельстительных графинь.
Балы блестят в преддверьи ада,
Корнеты тешатся бравадой.
Таит крамольные слова
Субъект в мундире голубом,
А барышне строчит в альбом:
«Светла лазурная Нева»…
Так было над Невою льдистой *
В эпоху войн и декабристов.



*строки из «Евгения Онегина» А. С. Пушкина.


***

Прошлое в грядущем

"…Как часть машин бездушных и слепых
Среди врагов - ни мёртвых, ни живых".
«О Грядущем» Александр Чижевский.

Всему приходит свой урочный час.
Рука судьбы, что жребий однозначный –
Сначала в колыбель бросает нас,
Потом кроит свой саван новобрачный.

А между ними плен глухонемых
Кровоточит свободой от надрывов.
«Среди врагов – ни мёртвых, ни живых».
Среди друзей – ни преданных, ни лживых.

Не разбирая истины лицо
В тугих оковах беспрестанной битвы,
Мы заменяем сгинувших бойцов
Короткой поминальною молитвой.

И забываем вновь урочный час
В объятиях потери и наживы,
Величием и вечностью кичась.
Но вечно – лишь во снах у Бога живы.

***

«Пруд окован крепкой бронью,
И уходят от воды
Вправо — крестики вороньи,
Влево — заячьи следы.»
Дмитрий Кедрин


Пруд как пруд. Зимой и летом
Глаз зеркальный – в небеса.
Если ты рождён поэтом -
Для тебя его краса.

Здесь мы встретились с тобою.
И уходит от воды
Вправо вороном – былое,
Влево зайцем – нелады.

Под незримою защитой,
Как под ангельским крылом,
У развесистой ракиты
Мы своё гнездо совьём.

По тропинкам непогоды
Не пристало нам блуждать.
Перемножим наши годы
На тепло и благодать.

И лихое межсезонье
Нипочём счастливым нам.
Пруд окован крепкой бронью
Неподвластной временам.

Новой жизнью вдохновенны,
Мы придём сюда не раз.
Глянет в душу неизменный
Голубой зеркальный глаз.

Место встречи манит вечно,
К нам ведут его следы
Справа – будни человечьи,
Слева – райские сады.

***

Наваждение

Окна мозаикой ночь разложила. И мнится
Звёздных ворсинок ковёр в неоглядной тиши.
Вот и Луна, имена свои выдав и лица,
Властно-насмешливо мне повелела – пиши!

Кисти в руке заплясали бы, если б умела!
Но наважденье купается в мыслях моих…
Вензель закрученных кос распуская несмело,
Дивия тихо вплывает в мой призрачный стих.

Грустно вздыхает Диана и Чандра, танцуя
Дарит улыбку беспечно уснувшей Земле.
Это Селена летящим своим поцелуем
Всё усыпила, качая на лёгком крыле.

Плавно спускаясь к пруду, моет ножки Исида,
Вечно теряя следы на блестящей воде.
Кори понурилась, гложет, наверно, обида,
Чанси играет в серебряном тёплом дожде.

Только Геката совсем не спешит показаться,
Пышет коварством незримой своей стороны.
Веет моё наваждение смутной прохладцей
От неприпудренных щёк оборотной Луны.

***

В жёлтом закате

Падают светлые складки плаща*
Из улетающих высохших листьев.
Как же ты, осень, состарилась быстро,
Бродишь, приюта ища.

Там, где когда-то лил август огни,
Звёзды с ветрами заводят беседу.
Нервно листает луна-привереда
В сумраке стылые дни.

В жёлтом закате ты - как свеча*.
Вспыхнешь и таешь в дождливой капели,
В ночь размывая свои акварели,
Прожитым кровоточа.

Скоро, как видно, совсем изойдёшь…
И налетит, белизну рассыпая,
Шумная колкая снежная стая –
Новой зимы молодёжь.


* – строки стихотворения Зинаиды Гиппиус.

© Татьяна Игнатьева, 2019
Дата публикации: 29.10.2019 20:23:07
Просмотров: 800

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 4 число 19: