Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Виктор Лановенко



Стихи осени 2019 г.

Татьяна Игнатьева

Форма: Цикл стихов
Жанр: Философская лирика
Объём: 288 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Вернёшься ли?

Когда ты вернёшься, не будет уже ничего.
Утонет «Мария Галанте», по славе не стоя «Арго».
Алла Титова.

Когда ты вернёшься…Вернёшься ли? – стынет вопрос
Под ветром морским, словно флаг на заточенной рее.
А я всё гляжу, как на запад летит альбатрос,
Ныряя во льдистые струи слепого борея.

Летит, унося за моря мой измученный взгляд,
Истерзанный вечной надеждой и вечной тоскою.
Летит к необжитым холмам, там, где будет распят
Наш мир, одурманенный пляской своей шутовскою.

Палосские девки портовые, что им грозит!
Не вымпелам их имена достаются – корсажам.
«Марии Галанте» не будет поручен визит –
То «Санта Мария» упрётся в индейские пляжи.

Когда ты вернёшься…Всё будет не то и не так.
Не будет меня, и надежду поглотит рутина.
Поймёшь ли тогда – ожидать, это, в общем, пустяк.
А вот не дождаться – как выкинуть сердце в пучину.

***

Перед войной

От всей души пекло, лучилось,
Взлетая солнышко в зенит.
Не ожидая впасть в немилость,
Дарило свет своих ланит

Всем – от Казбека до букашки.
Прожарься, коль спина бела!
Да и последней замарашке
Совсем не жаль ему тепла.

А мы – со школы по малину
За полигон, что у реки.
Мы – взрослые наполовину,
Прошли учебные деньки.

Поём, танцуем и хохочем,
Аж сводит щёки от гримас.
Ну, и мечтаем, между прочим –
Большая жизнь встречает нас.

«Цикады весело звенели.
Маневров доносился бас» *
Не чуялось под эти трели,
Что та война поглотит нас.


* – строки из стихотворения Вадима Сикорского.

***

Январь. Татьянин день. Час тридцать ночи.
Вот первый вдох, и первый взгляд на мир.
Стал детский сон страшнее, но короче.
А потолок, просмотренный до дыр,

Навис тугим узором штукатурки,
Где мечется лучей коловорот.
И странные цветастые фигурки
Так хочется тянуть в слюнявый рот.

Цедить бальзам семьи, блаженно нежась,
Пить мамин упоительный нектар.
Шагнуть от зыбкой стеночки манежа
В большую жизнь, неся бесценный дар.

Всецело воплотить его, радея
Тому, чем одарили небеса.
Не в ангелы стремиться, не в злодеи,
А просто видеть в жизни чудеса.

Всё знать и всё успеть, и всё изведать.
Не торопясь, не падая во тьму
Бессмысленного суетного бреда,
Не покорясь стяжания ярму.

Творить, лелеять, радоваться, верить
В слепом потоке отболевших зим,
Что никогда безжалостные двери
Не спрячут тех, кто дорог и любим.

И так уйти, чтоб ждали возвращенья,
Когда откроет пропасть вечный путь,
Где даже и с Его благословенья
Упущенное время не вернуть.

***

Гости

У меня гостило лето
На ладошке стрекозой.
Нет надёжней амулета
Незабудки под росой.

Не забуду, не забуду
В тёплых дрёмах вечера.
Рощу рыжиков, запруду,
Хмель цветочного ковра.

У меня гостила осень
Гроздью розовой в окне.
Той рябины ягод восемь
Будут капелькой в вине.

Не забуду, не забуду
Дождик с пеньем колдовским.
От волненья, иль простуды –
Дрожь под взглядом дорогим.

Вот снежинка сном белёсым
Села на руку сама…
До свиданья, лето-осень.
Здравствуй, зимушка-зима!

***

Всё вызрело, всё взору поднесло
Пурпурный свет и цвет и наслажденье.
И палевое нежное скольженье
Задумывает на пруду весло.
А лодка спит, уже не веря в ночь
Блестящую бриллиантами стожаров.
Когда на сердце не горят пожары,
Любовь стихает, сколько ни пророчь.
И утреннюю свежесть не унять,
Дрожь ветерка в осиротелых ветках.
В платок цветной укуталась соседка –
Матрёшка просто, ну, ни дать ни взять!
На юг, на юг всё тянут облака
Мир за собой, и он летит во след им.
А я внимаю рощам неодетым…
Ах, как же боль прощанья глубока.

***

Ложится на сердце

Устал перелистывать время
Сентябрь-сиротинка.
Кому теперь сказки читать?
Опустела терраса.
Терновника куст
Приютил из журнала картинку
И тешится этим
Над глянцевой мятой гримасой.
Заснул самовар
На дощатом полу позабытый,
Его заметает листвой
Бесхозяйственный ветер.
Дождливый покров,
Косяком журавлиным расшитый,
Ложится на сердце моё,
Вечера обесцветив.

***

Ах, Одиссей

Калипсо светлокудрая не плачет,
Лишь гордо отвернулась, но сама
Ветрила одиссеевой удачи
Направила домой через шторма.

А он всё рвался, рвался на свободу,
То нА море, то в Трою, то в Аид.
Он даже наследил по небосводу,
Там, где "звезда с звездою говорит".

Не покорился Кирке и циклопу,
И не настиг его девятый вал.
Ах, как же вспоминал он Пенелопу,
Когда Калипсо нежно целовал!

Ну, вот и всё, умаялся в скитаньях,
И на Итаке верно ждёт семья.
Что пережито – выльется в преданья.
Вернётся всё на круги на своя.

От Сциллы и Харибды – в воды Стикса
Печали и мечты унесены…
Но вдруг ему пригрезилась Калипсо,
Когда уснул в объятиях жены?

***

Благодарю

Всех, кто рядом был со мной
В этой жизни год за годом,
Не упомнишь мимоходом,
И не память в том виной.

Каждый – капельку души
Оставлял мне неизменно.
И моя ли здесь измена,
Что не мнились барыши.

Не всплывёт имён порой,
Но тепло и свет участья
По крупицам лепят счастье,
В сердце радость и покой.

Сколько было рядом их –
И ликующих и бледных,*
Обеспеченных и бедных –
Не вместит всех этот стих.

Но храню, как чуда весть –
Благодарность и отраду,
Как незримую награду
Всем, кто рядом был и есть.


* – строка из стихотворения К. Д. Бальмота

***

"Я Скарлет, Бекки, Джемма?
Какая роль меня ждёт впереди?
Рука у книжной полки…"
Алла Титова


Свидетель я всему и всем, пока
Читаю в душах стих ветхозаветный.
Не свидеться, тропою неприметной
Напрасно прихожу издалека.

Ряды осиротелых пыльных книг,
Встревожив пожелтевшие страницы,
Огнём пустые осенят глазницы,
И оживёт закоченелый миг.

Луна нас разлучала иль кинжал –
Обманщица и плакальщик коварный.
А я пеняла, что роман бульварный –
Не зря сто лет на полке пролежал.

И вот со мной, во мне, и в тишине
Кидает время по морям печальным.
И не скреститься кольцам обручальным,
Не выплеснуть отчаянье вовне.

А я живу, иль может я мертва,
Офелией, Джульеттой, Скарлетт, Джеммой.
Немыслимая, топкая дилемма
Затягивает, поддержав едва.

Свидетель я тебе, или себе,
Или тому, что свидеться случилось,
Или тому, что так нещадна милость,
Которая откликнулась мольбе.

Я ухожу, а в сердце без прикрас
Цветёт любовь, как небеса весною.
Не потеряю, не предам, не скрою.
Так просто книги прорастают в нас.

***

пустота

А запасаться терпением не для чего сейчас,
Яблочным сладким тлением минул вчерашний спас.
В радость дарить октябрю свои багряницы.

Млеют в обновках охренных ясень, рябина, дуб,
В золоте вяз нахохленный, алый кленовый чуб.
Только примолкли в ветвях сиротливые птицы.

Не отгородят от вечности рыхлые стены дождя,
И не согреется свечками сердце, тоскою чадя.
Осени спелая тишь без конца и без края.

Мается ветреным вечером жизни сухой колосок,
Что ему – взращивать нечего, спит под ногами песок.
Брошу в октябрьскую даль – я тебя отпускаю.

Может в весенней сумятице вспомнится осени час,
Ночь, когда сумерки пятятся, плавно меняя окрас.
Мир осеняя предутренним звоном трамвая.

В топь растревоженной памяти вновь окунётся душа,
Видишь – в октябрьской замети остекленеть, иль дышать
Разницы нет – всё одна пустота вековая.

***

Здесь, наверное, напрочь застрянет зима
В гуще ртутно-свинцовых набухших небес.
Обездоленно блёклые полутона
Будут долго поддерживать стылый замес.

Будет осень тянуться за тот горизонт,
Что когда-то беспечный июль поглотил.
Мы из горлышка выпили сонный сезон,
Точно сдобренный патокой щедрых светил.

От озябшего солнца по улицам йод,
Только боль заглушить он не в силах, и вдох
Длинной ночи отраву тягучую пьёт,
Подмешав одурманенный смак суматох.

Пенной грязью расписывать из-под колёс
Одичавшие будни привычкой уже.
И сплетая улыбки с потоками слёз,
Бродит осень по нашим следам в неглиже.

***

Володина беда (шуточные стихи)

Что жена не рукавица, это всем понятно, вроде.
Только дома не сидится новобрачному Володе.
Что поделать молодому, если сердце нараспашку,
А жена стирает дома его грязные рубашки!
Пусть Маруся и пригожа, и мила, и хлопотлива,
Только ведь, Катюша тоже! И Володя боязливо
Озираясь и вздыхая, в дверь звонит своей соседке.
А в дверях подружка Рая – будто сладкая конфетка!
А вчера, идя с работы, повстречал красотку Олю!
В шок вгоняют повороты посильнее алкоголя.
И направо, и налево как ни взглянет – всюду чудо –
Обступают королевы, да они кишат повсюду!
Муженёк своей Марусе не стерпел, признался честно,
Что в таком большом конфузе жизнь пойдёт тяжеловесно.
А она не растерялась: «Я тебе не рукавица!»
Удивился парень малость: «Что за странная вещица?
У меня не мёрзнут руки, у меня беда другая –
Аллергия на супругу, так что, брак я расторгаю.»
Так и шастал по девицам всю-то жизнь он бестолково.
Рукавицы, рукавицы, что ж вы не пригрели Вову!

***

Тихвин

Он жил, вдыхая волглость мрака,
Туманов вечную текучесть.
Он спал на спинах буераков
И бодрствовал в нависших тучах.

Он укрывался в тёмных елях,
Питаясь клюквой и морошкой.
В его затопленных апрелях
Царила сгнившая картошка.

Домишки вдоль реки бегущей
Смотрелись в синь заворожённо.
Твердыней, веру берегущих,
Белели стены обнажённо.

Теряясь в сонмище тлетворном
И обретаясь вновь вовеки,
Чтоб на поклоны к Чудотворной
Текли усталые калеки.

Века, века, а много ль надо,
Чтоб отделить добро от худа,
И чтобы сам себе наградой
Жил город, выстрадавший чудо.


© Татьяна Игнатьева, 2019
Дата публикации: 31.10.2019 14:22:27
Просмотров: 825

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 52 число 36: