Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ольга Белоус



Все счастливые семьи

Галина Золотаина

Форма: Эссе
Жанр: Публицистика
Объём: 6103 знаков с пробелами
Раздел: "Конспекты книжного жучка"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Читая яснополянскую сагу…

Начала читать по вечерам "Дневник" Сухотиной-Толстой с мыслью, что он будет успокаивать, наводить сонливость, а вышло другое. Чтение захватило до такой степени, что после окончания понеслась в библиотеку брать другие воспоминания и дневники, чтоб узнать ещё и ещё.

Сейчас читаю Павла Басинского "Лев Толстой":бегство из рая". Первые страницы показались чересчур затянутыми и малость занудными - они как раз об "уходе" перед смертью, вернее, об убёге.

"Чувство оленя" - так Лев Николаевич называл похоть, гон за бабами. До знакомства с Софьей Берс, до 34 лет, скакал по женщинам, как сайгак по горам. Была в деревне "жена", с которой он регулярно сношался, крестьянка-красавица Аксинья, родившая от графа сына Тимофея. Не факт, что она одна...

Софье было всего 18 лет, когда он привёз её после свадьбы в Ясную. Бедняжку изумило, что графья (не имела аристократического происхождения, была дочкой доктора, хоть и кремлёвского) спали чуть ли не на соломе, под ватными одеялами и на подушках без наволочек.

Невоиспечённая графиня начала наводить порядок: первое, что она сделала - заставила поваров надеть белые колпаки, чтоб с их волос в кушанья не сыпался всякий мусор. Потом появились на столе серебряных вилки, в спальнях шёлковые одеяла, подушки с наволочками; в усадьбе корчевались пни, расчищались дорожки, благоустраивалась территория по вкусу хозяйки. Лев был доволен, но виду не показывал.

Софья была глубоко беременна первым ребенком, а муж ездил на охоту с её сестрицей Татьяной, гибкой, стройной, красивой, кстати, с неё писался образ юной Наташи Ростовой, тогда как взрослой Наташе были приписаны черты и поступки супруги.

Зачем великий писатель, проживший до женитьбы бурную сексуальную жизнь, имевший не только крестьянок, но и девок ( проституток), а с этим и не очень приличные болезни - зачем он заставил - именно заставил! - девочку-жену читать свои дневники, навечно поселив в её душе недоверие, ревность, сожаления? Наверное, хотел, чтоб между ними не было никаких тайн и недомолвок. А она, умница, чистое сердечко, уничтожила пере свадьбой свои дневники, чтоб ни минутки не возвращаться к своему прошлому, которое было светлым, наивным, пронизанным нравственной чистотой.

Зато Лев Николаевич философствовал, например, на тему "рождение-жизнь- смерть", и всему этому предшествует порочное действие - половой акт, который оправдываться мог только рождением ребёнка. А если же половой акт происходил без зачатия дитя, то это было мерзко, это, минуя рождение и жизнь, означало сразу смерть.


Просто из дневника дочки

«ПапА стал гораздо мягче это последнее время и охотно подчиняется всякому уходу за ним и лечению. Он говорит, что им завладели женщины, что он стал носить кофточку( ему мамА сшила) и стал говорить « я пила, я ела»))))))))))))
5 октября 1886 года

«ПапА за обедом всё ел с Мишкой из одной тарелки, и после обеда Андрюша и Миша одни свели его в гостиную. Он всё плохо по ночам спит. МамА ему разгревает суп, он есть его каждую ночь. МамА в хорошем духе, как всегда она бывает, когда у неё забота на руках. ПапА совершенно справедливо это заметил, говоря, что когда все в доме вырастут, ей надо будет заказать гуттаперчевую куклу, у которой был бы вечный понос».))))
6 октября 1886 года

"ПапА говорит, что в живописи, музыке и литературе есть по одному большому "sham"*:в живописи Рафаэль, в музыке Вагнер и в литературе Шекспир"
*притворщику(англ)
6 сентября 1893 года
(Т.Л.Сухотина - Толстая «Дневник»)


Все счастливые семьи…

Жили в Кремле три сестры – Лиза, Соня и Таня. Папа их был хороший врач, видимо, в то время хорошие врачи жили в Кремле. И вот стал к ним в дом ездить офицер, этакий лев, сильный, добрый, мудрый и знаменитый в своём роде. Родители думали, что он влюблён в старшую из сестёр - Лизу, серьёзную и вечно читающую книжки. Но они ошиблись: молодой человек был очарован средней – Соней, застенчивой и кроткой. Ухаживание продлилось недолго, и они были помолвлены. Во время помолвки самая младшая Таня, ещё почти ребёнок, произвела большое впечатление на старшего брата жениха, он даже пошутил, дескать, надо подождать, когда она подрастёт, и тогда сыграем сразу две свадьбы. Второй свадьбы не случилось, но роман, бурный и несчастный произошёл: старший брат оказался женатым, имеющим детей. Правда, законным этот брак не был, но… Короче говоря, Таня отравилась мышьяком. Её спасли, выходили, и она через некоторое время вышла замуж за своего товарища юности.

Прошло много-много лет.

«Гению надо создать мирную, весёлую удобную обстановку, гения надо накормить, умыть, одеть, надо переписать его произведения бессчётное количество раз, надо его любить, не дать поводов к ревности, чтоб он был спокоен, надо вскормить и воспитать бесчисленных детей, которых гений родит, но с которыми ему возиться скучно и нет времени, так как ему надо общаться с Эпиктетами, Сократами, Буддами и т.п. и надо самому стремиться быть ими».

А вот ещё:
« Я очень одинока. Дети мои ещё деспотичнее и грубо настоятельнее, чем их отец. А отец так умеет неотразимо убеждать в парадоксах и лживых идеях, что я, не имея ни его ума, ни его престижа, совершенно бессильна во всех своих требованиях. Он меня крайне огорчает своим настроением. С утра, весь день и всю ночь, он внимательно, час за часом выхаживает и заботится о своём теле. Духовного же настроения я не усматриваю решительно. Бывало, он говорил о смерти, о молитве, об отношении своём к богу, к вечной жизни. Теперь же я с ужасом присматриваюсь к нему и вижу, что следа не осталось религиозности. Со мной он требователен и неласков. Если я от усталости что неловко сделаю, он сердито и брюзгливо на меня крикнет».

И ещё:
«Сегодня известие от Маши бедной, что ребёнок опять в ней умер и она лежит с схватками, грустная, огорчённая обманутой надеждой, как и Таня. Мне всё время плакать хочется и ужасно, ужасно жаль бедных моих девочек, изморенных вегетарианством и принципами отца».

Имя отца? Так вы его хорошо знаете – Лев Николаевич Толстой. А пишет всё это в 1901 году его жена Софья Андреевна Толстая.


© Галина Золотаина, 2020
Дата публикации: 06.01.2020 07:11:44
Просмотров: 552

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 20 число 55: