Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





(4) Два месяца спустя

Григорий Минасянц

Форма: Рассказ
Жанр: Фэнтэзи
Объём: 5366 знаков с пробелами
Раздел: "От Хоха до Еркнаина"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


− Встать, суд идёт!
Все присутствующие встали. Сказать, что в тот день зал суда был переполнен, значит, ничего не сказать. Такого процесса история ещё не знала. Для слушаний было выбрано самое большое помещение, но и оно не вмещало всех желающих. Многие остались вне здания и следили за происходящим через установленные рупоры, вещавшие о происходящем в зале на всю округу, и мониторы, через которые можно было наблюдать сам процесс. В центре зала находился трон. Справа от него, в углу, на скамье подсудимых сидели Ханан с прочими авторитетами хоха. За ними толпились лжесвидетели, которые так и не отказались от своих показаний.

Отдельной группой сосредоточились те, которым хватило духа признаться в своём грехе и рассказать об этом следствию. Матфан, естественно, был среди них. В зал вошёл верховный судья, уже известный нам как отец Сейвера. Вошедши, он воссел на трон, и, таким образом, все находящиеся в зале оказались к нему лицом. Справа от судьи встал Сейвер, одетый в белые одежды. Прокурора уже не было. Оставшиеся места заполнили слушатели, конвоиры и прочие стражи порядка. Судья позволил всем сесть, затем сам встал и начал зачитывать приговор: «Ханан, Гергес, − дальше шёл длинный список имён царствовавших в хохе уголовных элементов и прочие детали, − приговариваются к пожизненному заключению в колонии строго режима» …
В принципе приговор этим личностям никого не удивил. Всем не терпелось узнать, что же будет дальше. Следом судья зачитал приговор второй группе подсудимых. Тем, которые до конца упорствовали в даче ложных показаний. Все они получили разные сроки в колониях общего режима.
Теперь настало время озвучить вердикт для последней группы. Весь мир застыл в ожидании. Особенно те, которые входили в эту группу. Все они надеялись на милость судьи, но в то же самое время понимали, что Фейзер, находясь в судейском кресле, обязан не свою волю исполнять, а вершить правосудие в соответствии с написанным в законе...

Первым по списку был Матфан.

− За нанесение тяжких телесных повреждений, которые, если бы не вмешательство врачей, привели бы к смерти потерпевшего, а также за последующие попытки сокрытия преступления, включая лжесвидетельство против потерпевшего, подсудимого надлежало бы приговорить к смертной казни. Но, учитывая последующее раскаяние и полное признание вины, а также содействие следствию, и принимая во внимание тот факт, что Сейвера удалось вернуть к жизни, постановляю: «Считать возможным заменить смертную казнь тюремным сроком продолжительностью два года».
Здесь судья сделал паузу и посмотрел в зал. Сперва он окинул взглядом всех гостей.
Уже в который раз в зале наступала гробовая тишина. Председательствующий не стукнул молоточком, как он обычно делал по окончании оглашения приговора. Что бы это значило? Это ещё не конец? Неужели нас ждёт продолжение? Матфан, а также все остальные из той же группы, сознавали, что только что услышанное – наименьшее из наказаний, которого они достойны. И если сейчас молот судьи опустится на наковальню, то обвинять кого-либо в чём-либо, кроме, конечно же, самих себя, им абсолютно будет негоже. Два года тюрьмы за то, что они поиздевались и, по сути, убили сына судьи – чрезвычайно мягкое наказание. Будь они на месте судьи, а их сыны на месте Сейвера, они бы наверняка поступили иначе… Глас судьи вернул их из мира мыслей обратно в зал суда.

− Но я обязан учесть ещё одно обстоятельство, – Фейзер перевёл взгляд сначала на подсудимых. − Сейвер два года незаслуженно провёл в тюрьме, и изменить или как-то достойно компенсировать это невозможно. Так как он понёс на себе наказание за совершённое против него преступление, то, если отправить всех этих людей в тюрьму, то получится, что за одно и то же преступление мы покарали дважды. Поэтому постановляю: «Передать Сейверу право принятия окончательного решения. Так как он понёс вину за преступление, то виновные за преступление передаются в его владение. Ему разрешается либо потребовать исполнения приговора для них, и отправить осуждённых отбывать наказание, либо взять их к себе в дом на еркнаине под полную свою ответственность, которая уже оплачена его двухлетним пребыванием в тюрьме. Более того, потерпевшему разрешается взять с собой только часть подсудимых, отправив остальных отбывать озвученное наказание».

− Фейзер остановил свой взор на сыне. Звук от удара судейского молотка наполнил всё помещение.
Да, такого развития событий никто не ожидал. Какая всё-таки это привилегия… да что там привилегия, огромное благословение иметь справедливого, мудрого и, одновременно, милостивого судью. Но что же скажет Сейвер? Последнее слово ведь за ним? Что в нём возьмёт верх? Боль и обида или сострадание к немощным? Жажда мести или милосердие? Но Иван, старый друг Сейвера, не сомневался в том, как именно поступит его друг. Он слишком хорошо знал его. И не ошибся.
− Я забираю всех, − негромко, но твёрдо произнёс Сейвер.
Гром аплодисментов наполнил помещение. Но не только зал суда – весь город рукоплескал верховному судье Фейзеру и его сыну Сейверу, пожертвовавшему собой ради хоховцев и введшему их в свой еркнаиновский дом. Иван подошёл к своему другу и обнял его. Наконец-то тайна спасения всего человечества была раскрыта полностью и во всех деталях. Свет проник во все тёмные уголки и закоулки всего города. От хоха до еркнаина.


© Григорий Минасянц, 2020
Дата публикации: 25.09.2020 01:05:01
Просмотров: 818

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 22 число 83: