Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Безмолвие. Глава 5

Александр Кобзев

Форма: Повесть
Жанр: Психологическая проза
Объём: 7103 знаков с пробелами
Раздел: "Безмолвие"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Ах, утром в спешке не заправил кровать! Как приглашать гостью в дом?

Усадив девушку за устроенный под рябиной столик, я в летней кухоньке стал быстро готовить обед, благо, картошка помыта, в холодильнике — десяток почищенных окуней.

Я непременно должен поухаживать за гостьей. Но девушка по-хозяйски стала ловко чистить и мелко нарезать картошку. Пока она звонко шинковала морковку, я забежал в дом и накинул на кровать покрывало.

От ухи распространялся превосходный запах. Я не торопился заканчивать варку, чтобы гостья особо оценила смесь ароматов леса, рыбалки и походного обеда. Если деревенская, ей это на много раз знакомо. А если городская — пусть приобщается к жизни лесных бродяг!

Наконец, я поставил на столик уху из окуней, жареную картошку с маринованными опятами и свежее варенье из лепестков шиповника.

Ел я с удовольствием, но с ещё большей усладой смотрел, как кушает она. В уху, глядя на меня, девушка аккуратно сыпнула щепотку чёрного перца и с удивлением попробовала душистый бульон.

Я чуть не рассмеялся, когда она ложкой подцепила маленького окунька и хотела откусить полхвоста. Пришлось срочно показывать, как следует управляться с рыбой.

«Я чуть не подавилась, — написала она на листочке. — Рыбу мы всегда ели с косточками». — «Разве так бывает?» — «Рыба была из консервов».

После обеда девушка благодарно склонила голову и написала на листочке: «Я никогда такое не пробовала».

Неужели это может быть? Варенье — понятно. Но уха? маринованные грибы?! — с какой луны она свалилась?


Солнце мягко касается горной вершины. Тень с каждой минутой всё шире наплывает на широкую долину, оттесняя зной к дальним пёстро-бурым скалам, обволакивая деревья и речку вечерней прохладой.

Девушка засобиралась… домой? Куда? – Степан не вернулся из райцентра, да и просить его куда-то ехать неудобно… Можно бы проводить, заодно узнать, где живёт… Но я отвлекал её диковинными фотографиями, а по совести, просто оттягивал момент расставания, когда снова буду счастливым эгоистом, которому одна забота — любимое “Я”.

«Я пойду…» — начала писать она, но я взял в ладони сжимающую карандаш руку. Бережно, как беззащитного птенца, отчего девушка мило покраснела. Птенец слабо затрепыхался, пытаясь доказать: уж вечер наступает.

«Тебя ждут родители?» — даже у бесплотного чуда должны быть мать и отец…

«Нет…»

Тогда я воспользовался властью хозяина положения и крупными буквами вывел: «На ночь глядя нельзя! В заповеднике живут медведи и рыси!»

Я никогда не слышал о нападениях животных на человека в заповеднике. Но кто знает…

Она вынуждена была согласиться. Лишь написала: «Бабушка Вера будет беспокоиться…» — «Родная бабушка?»

Девушка покачала головой.

Значит, нет. Вот и нечего волноваться. Навряд ли какая-то бабушка будет тревожиться о квартирантке. Завтра что-нибудь придумаем.

«У бабушки есть телефон? Можно позвонить!»

Девушка написала на листочке номер.

— Не беспокойтесь, — сказал я, едва услышал тихий добрый голос. — Ваша квартирантка сегодня не придёт ночевать.

— Всё благополучно?

— Не беспокойтесь. Её никто не обидит.

— Слава Богу, а то я испереживалась, — голос бабушки был похож на тот, что слышал в детстве в лучших сказках. — Вообще-то, это не квартирантка; она мне как доченька. Параскева, самая добрая девушка…

Параскева, Прасковья… Лишь сейчас я узнал её имя…

Чтобы отвлечь гостью от мыслей о доме, я дал ей книгу с короткими рассказами.

На склоны гор спустились влажные сумерки… Я не знал, как себя вести, суетился и бестолково делал никому не нужную работу. Благо, девушка читала и не замечала моей суетни.

Я постелил для неё в комнате постель с двумя парусными кораблями на пододеяльнике. Эту постель я бережно хранил, потому что родители купили её “мне на свадьбу”. Стелить было нечего: сегодня я собирался устроить стирку, но…


Наконец, я подлил масло в лампаду и стал на молитву. Прасковья встала рядом… Что это: совпадение, подражание, желание льстить?

Я тихо произносил слова молитвы, иногда посматривая на неё. Она глядела в молитвослов, всегда крестилась в тот момент, когда крестился я, делая поклон после каждой молитвы.

Как она молилась? Полностью доверяла мне произносить слова и своим поклоном присоединялась к моим словам, или молилась славословиями, ведомыми лишь глухим?


После молитвы она написала: «У тебя есть книжки со сказками?» — «Есть», — и достал с полки книги, в которых, как помню, были сказки. Пушкин, Гоголь… Салтыков-Щедрин… Нет, это сатира, а ей нужны именно сказки — детские, волшебные, сказочные! Мамин-Сибиряк, Паустовский…

Она выбрала Аксакова и побежала в комнату. Я услышал удивлённый ах и хотел посмотреть, что её удивило. Но она не стала читать и сразу погасила свет.

Я постелил на кухне, на старом диване, и лёг.

Огонёк лампады пробуждал ласковые детские воспоминания. Я лежал с открытыми глазами и пытался думать. Нечто неуловимое ускользало от понимания. Я многократно пробовал восстановить порядок событий минувшего дня… и всегда запутывался в самом начале…

Я читал акафист… В храме было непривычно много людей: гости из райцентра да паломники из Томска — целый микроавтобус. Сегодня память святых Петра и Февронии — Престольный праздник.

После службы в церкви все позавтракали, и я сразу ушёл, словно спешил куда-то… От посёлка можно пройти по близкой дороге, а я сделал крюк и направился к водопаду. Будто кто подтолкнул…

Такое неудобство — юная девушка в доме неженатого молодого мужчины… Что соседи подумают? Но так естественно-неизбежно всё произошло, что я даже не успел подумать о двусмысленности положения…

Я так уверенно шёл к водопаду — будто знал? Не так часто я туда ходил, как бы по праздникам… “Слава Тебе за праздник жизни; слава Тебе за благоухание ландышей и роз…” Книжку с акафистом купил давно, почему-то только сегодня впервые его прочитал… “Слава Тебе за счастье жить, двигаться и созерцать…” А знал ли я, что такое счастье? Откуда, Господи, такая радость?… Она выбрала сказку «Аленький цветочек» — совсем ребёнок!

Освещённый огоньком лампады потолок напомнил бабушкин дом, где я проводил в детстве почти каждое лето. У бабушки в деревне не было гор, зато такие озёра в получасе ходьбы! Я чуть не каждый день бегал рыбу ловить. Или просто купаться… Я лежал среди буйных трав, вокруг пели птицы и стрекотали кузнечики. В зелёной одёжке кузнечика… Мальчик искал свой голос… а нашёл — нечто? Я написал на листочке, почему она не испугалась незнакомого мужчину. Она написала ответ… странный… Утром ещё раз прочитаю… Она так непринуждённо и чудно смеётся, потому что смеха своего не слышит… Нужно быть глухим, чтобы смеяться так, как смеётся она!

Шум падающей воды заглушил её смех, порой девичий голос становился громче плеска водопадных струй. Смех в замутнённом дремотой сознании превратился в искристые брызги родников, падающие на волосы и прилипшее к телу мокрое платье…


© Александр Кобзев, 2020
Дата публикации: 17.10.2020 16:02:45
Просмотров: 13

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 41 число 43: