Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Стихи осени 2020 г.

Татьяна Игнатьева

Форма: Цикл стихов
Жанр: Философская лирика
Объём: 280 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Рио-Рита

А Рита в коротеньком худи,
Худее не сыщешь на свете,
Кипящую кровь не остудит,
Промозглый предутренний ветер.

Коленки из дырок джинсовых
Глядят вызывающе жгуче.
Не нужно ей песен попсовых,
Её меломания круче.

В наушниках бьют кастаньеты,
Шаги её вторят по лужам.
Но виды видавшие кеды
Иных лабутенов не хуже.

Пусть утро встречает грозою,
Пусть западный ветер неласков.
Глаза не задраить слезою,
И голос не спрятать за маской.

Победной волной Рио-Рита
Врывается в мир оголтелый.
Хорошая девочка Рита –
За мир – и душою, и телом.

Где в первых рядах вьётся пламя
Фокстротом прямого эфира,
Встаёт не за щит, но под знамя
Свободного нового мира.

***

Выбирай, но осторожно:
ветер, или снег,
понедельник, вторник можно,
можно прошлый век.
Выбирай: дрожать под лавкой,
иль лететь стрелой,
в Загс с Петром, или со Славкой
в омут с головой.
Говорить высоким штилем,
или абы как,
управлять автомобилем,
выклянчить пятак.
Ходят слухи – в воскресенье
выбор запретят.
Вот тогда займут везенья
десять негритят.
И уже не важен будет
выбор твой и мой
в ритме праздников и буден
летом и зимой.

***

Он тихо придёт, он на цыпочках входит всегда.
Не тронет раскинутых гаджетов, хлама гнезда,
Кота приласкает слегка и у полога штор
Зависнет немного, тобою любуясь в упор.

Подаст тебе тапки, когда свои губы в дугу
Ты скривишь капризно, взглянув на деревья в снегу.
Придвинет к тебе телефон, чашку кофе, омлет.
И солнце в окно твоё впустит: встряхнись, домосед!

И будет бежать за тобой, спотыкаясь, сопя,
Молить и корить: «Ты теряешь меня второпях!»
О, как нелогично – подумаешь ты набегу.
Просил же встряхнуться! Так я и быстрее могу!

И с каждой минутой, забыв то, что ты не один,
Ты будешь крутиться скорей, как сто тысяч турбин.
Дела замотают и мозг твой, и сердце… А он
И вовсе раскиснет, не видя в погоне резон.

Но что же поделать? Ведь ты командир, он – солдат.
И вот ваши ноги и души как птицы летят.
Но кажется вдруг, что он тоже впрягается в раж,
И темп ускоряет, и крутит, и крутит вираж!

Он выжмет все соки свои и твои заодно…
Едва отдышавшись, под вечер зашторит окно,
Укроет тебя и, как в петлю, попав в провода,
Споткнётся, ругнётся, вздохнёт и уйдёт – навсегда.

Но тихо уйдёт, так как просто выходят курить,
И даже не больно рванёт вас связавшую нить.
Не поздно ещё и догнать, и, наверно, вернуть.
Вернуть, чтобы вновь проводить? Не логично… К чему?

И ты, успокоясь, беспечно бросаешься в сон.
А в сумерках тает туманным мгновением он –
Тот самый – обычный Твой День, он из жизни твоей
Себя уже вычеркнул в списке таких же вот дней.

***

Сентябрь-первоклассник прозвенит,
И побегут вдогонку будням вёрсты.
Предметы жизни учатся непросто,
А выпускник не каждый – эрудит.

И по дождям, по звездопадам лет
Скользя воспоминанием вчерашним,
Корпишь ты над заданием домашним,
Хотя давно философ и поэт.

Но вечный школьник, жизненный запас
Полезных знаний так ли уж полезен?
Не поленись, философ, будь любезен –
Сентябрь-учитель приглашает в класс.

***

Распакуешь желания,
Выкатишь жемчуг на сушу,
И раскиснет нутро
От предчувствия близкой мечты.
Но душа не на месте,
Так просто раскачивать душу
На качелях надежды
С низов до глубин высоты.

А желанья сбываются,
Как ни проси тормознуться.
И заваренной кашей
Давиться тебе за двоих.
И платить за двоих,
Чаевые оставив на блюдце.
Так что, рыба моя,
осторожней в желаньях своих.

***

За рекою на круче в объятиях рощи,
Праздных глаз избегая, лелея покой,
Монастырь деревянную душу полощет
На холодных ветрах непогоды мирской.

Долгой хмурой зимой, кратким летом дождливым
Птичий щебет акафист разносит окрест.
У окна бьёт поклоны смиренная ива
На его заколоченный наискось крест.

Здесь за ветхой стеной под заросшею кручей
Натрудившихся иноков вечный приют.
И творит литургию пронырливый лучик,
И на клиросе ласточки тихо поют.

Лишь заблудшую душу – надеждой и верой,
Горним светом сбирая вселенский оброк,
Вдруг одарит негаданно полною мерой
Этот древний убогий святой уголок.

***

Что есть любовь – вопрос не для тебя.
Ты лихо оперируешь пространством,
И время не в когорте постоянства
У геймеров, шельмующих любя.

Улыбка, пара-тройка скользких фраз,
И взгляд, такой же скользкий, но как будто,
Пронзает до души глухого бунта,
Сомнения раскалывает враз.

И всё, готова жертва, сброшен флаг,
Твоя лихая прихоть в наслажденьи...
Но как же ненадёжно заблужденье,
Пусть нынче твой театр сорвал аншлаг.

Очередную пассию твою,
Рыжа она, черна, иль белокура,
Хоть лысая – а камера-обскура
Запечатлит «на память» и – адью!

Итог – альбом и выстуженный дом.
Ведь жизнь не низкосортная плутовка.
Как ни мечтал её обставить ловко –
Она тебя обставила кругом.

***

Там, где снега искринки пылят в вышине,
Там, где листья по осени млеют в окне,
Там, где лебеди гладят пруда забытьё –
Там моё остывает житьё-небытьё.
Как далёкой звезды ускользающий след,
Как слепое предчувствие мнимых побед,
Как печаль отлетающих в облако птиц,
Под рукой пустота неподкупных страниц.
Так вот выжжено поле и просит посев,
Неминучей студёной зимой отболев.
А в ладони лишь малая капля дождя,
Пара слов на плаву: уходи – уходя…

***

Явление сентябрьских хризантем –
От звёзд привет.
Букет межгалактических антенн,
Пространства свет.
И свежий исчезающий муар,
И аромат,
Белёсое мерцание тиар
Вскружило сад.
Короткая приливная волна
Любви небес,
И от избытка чувств душа полна
Простых чудес.

***

"...вот и белым вороном
сделался из чёрного."
Семён Кирсанов

Он чёрным был, он бравым был всегда,
Он видел свет за дальнею горою.
Тот ворон, словно воин – верен бою
За свой удел, спокойствие гнезда.

Четыре всадника под трепетом знамён.
И с нами Бог, а с ними орков стая.
Такая вот история простая
Без присвоенья званий и имён.

Расставить бы всех в очередь свою,
Чтоб перед новым боем чуть оттаять.
История-то вовсе не простая –
Поведают, кто выжил в том бою.

Чумазый ворон выжжен добела,
За всех чумазых будто бы в ответе.
Один на разноцветном этом свете,
История поблажки не дала.

Чума, Война, Смерть, Голод, …свет в горсти –
Вот то, что греем ближе всех под боком.
И знаем – с нами Бог, и мы-то с Богом,
Но вновь четыре всадника в пути.

***

Вечер делает замес,
Угощенье будет.
Прячьтесь, люди, под навес,
Не мешайте, люди.

Дождик месит от души,
Ветер листья носит.
Сентябрём в ночной тиши
Будет печься осень.

Поднебесный натюрморт –
Витражи из света,
Словно вишенку на торт
Примостило лето.

***

Свобода и тюрьма, любовь и смерть,
Печаль и радость, песня и молчанье,
Беспечные движенья обезьяньи
И вечности лилово-лунный свет –

В одной горсти, в пространстве мнимом сна,
В одной душе, единой и бескрайней.
Но сколько в бриллианте тонких граней,
И сколько в зрелом колосе зерна!

И если в этой жизни Ты – есть всё,
То, что есть – я, что вредно, что полезно?
И в здравии ли польза, иль в болезни,
Изобретать ли снова колесо?

Я – есть вопрос и вечное «прости»,
Когда ответ прийти ко мне не властен.
Мы со своими бедами и счастьем
В одной горсти, в одной Твоей горсти.

***

Водный простор, он не в ширь, он уходит в глубь,
В глубь пустоты, что вливаясь сознанием рая,
Жизнь эту грешную выберет, не выбирая
Скорбный изгиб обескровленных ею губ.

Знаешь ведь точно – всё можно начать с нуля,
Ветхозаветную тьму расписав хохломою.
То, что исчезнем бесследно, навряд ли я скрою,
Только не выдам, что слёзы прольёт земля.

В море спасатели к жалобам не глухи.
И на плаву остаются кораблики истин.
Знаешь ведь точно – что осенью плавают листья –
Листья честнее напишут за нас стихи.

Будь за меня лёгким светом, тяжёлой тьмой,
Радужным маем, белёсой холодной зимою.
Будь за меня этим небом и этой землёю,
Через потоп и пожары – жизнью самой.

***

Где стремнина готова схватить неуклюжий паром,
Там тревожные сны опускаются вглубь топором.
Предрассветные птицы за краем туманного сна
Этот призрачный мир выпивают до капли, до дна,

До фантома зерна, что тайком вызревает во мне.
Эта соль одиночества тает к утру в глубине.
И вплетается в локон любви путеводная нить,
Мой придуманный мир начинает со мной говорить.

Открываются тайные двери, в груди горячо –
Это вновь улыбается тот, что за правым плечом,
Это верные руки, навеки родные сердца…
Только сон никогда не дают досмотреть до конца.

Обрывается тонкая нить, и врывается гром,
И пугается птица, что бьётся в груди под ребром.
Острый солнечный луч прорубает в реальность окно,
И уходит паром как Титаник звездою на дно.

***

«Мне дорог сон, хочу я с камнем слиться»
Микеланджело.


Сон камнем капал, карстовые лужи
Причудливым ковром вздымали мглу.
Ему был нужен воздух, Ей – не нужен,
Она – Его подвластна ремеслу.

Жива Мадонна, иль окаменела?
Та, что любила – вечностью взята.
Он сны слагал, в ладони то и дело
Стекала сталактитом высота.

Он словно Бог творил самой вселенной,
Из мрамора ваял живую плоть,
И плотский дух вселял в эфир нетленный,
Чтоб жизнью чары смерти побороть.

И вот младенец сам стоит над миром,
Ему ни мать, ни чудо не нужны.
И камни рассыпаются эфиром…
Буонарроти вновь слагает сны.

© Татьяна Игнатьева, 2021
Дата публикации: 12.01.2021 19:42:47
Просмотров: 34

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 98 число 8:

    

Рецензии

Прячтесь люди за занавес...

Ответить
Галина Золотаина [2021-01-14 06:10:13]
А почему?
Вся наша жизнь - игра, а мы все в ней - актёры...
А спектакль отменили.
Татьяна Игнатьева [2021-01-21 18:16:30]
тогда уж за кулисы
Галина Золотаина [2021-01-13 19:24:03]
Сильно, прекрасно


Ответить
Татьяна Игнатьева [2021-01-21 18:15:43]
Спасибо, Галина!