Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Фебеллы

Евгений Пейсахович

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 8842 знаков с пробелами
Раздел: "Фебеллистика"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Изредка в Фейсбуке натыкаешься на тексты качества превосходного и совершенно без претензий (авторских) быть или считаться. Без вывешенных на просушку регалий (скрупулёзных отчётов о публикациях в журнале "Мурзилка Заполярья" и победах в конкурсе "Ржавое перо России" ). Наткнёшься - и радуешься, и слегка завидуешь. Не количеству лайков завидуешь, а непосредственности. Это случается редко, но такова природа хорошего - много его никогда не бывает. И что-то у этих добрых безвестных авторов перенимаешь. Ну... не больше, чем в состоянии перенять. Тут уж увы.


***
Росту в Ицике с метр пятьдесят. Старый израильтянин. Сабр. Ходит по берегу в узких плавках и бросает в море камни. Тяжёлые. Двумя руками. Усушенный и загоревший. Напоминает очищенную воблу. Посмотришь на него – и сразу хочется пива. Не Мёрфис, а своё родное Жигулёвское
- Ну? – спрашивает меня, разводит руками и вопросительно щурит бесцветные узкие глаза.
- Ничего, - сокрушаюсь. – Ни единой поклёвки. Один там поймал двух сарагусов, совсем мелких.
- Русские едят всё, - возмущается Ицик. Осуждает. – Всё едят.
- Израильтяне тоже, - вру я.
- Нет, - не соглашается Ицик. – Израильтяне мелких бросают обратно.
- И что? – пытаюсь зайти с другого боку. – Я таких маленьких отпускаю, хотя и русский.
- Ты не русский, - орёт Ицик. – Ты – не русский!
Ухожу в недоумении: похвалил он меня или обругал? Наверно, один раз похвалил, второй – обругал.


***
Где-то в районе 7-ми утра идёт по берегу дама - пожилая, но хорошо сложенная, ростом, который польстил бы даже недомерку, накрашенная (в 7 утра) ярко, но тщательно и не безвкусно. Добредает до меня, начавши улыбаться издалека, и говорит:
- Какая красота!
Я с трудом и неохотно соображаю, что это она не про меня, а про море, и всё равно соглашаюсь:
- Красота - да.
- А что, - спрашивает она, - с рыбой?
- Тут только кефаль, - говорю, - а ловить я её не умею; не любит она меня.
- Тогда, - говорит дама, - если ты её поймаешь, она тебе тоже не понравится.


***
Фургала. Июльские тезисы

"У насъ не можетъ быть революціи ради идеи; онѣ могутъ у насъ быть лишь во имя опредѣленнаго лица." (кн. П. А. Вяземский. Старыя записныя книжки. Часть 2)

1. Я если и готов чему удивиться, так единственно тому, что меня ничего не удивляет. Разного возраста дяди с тётями, орущие новое и непонятное слово «фургала!» (с ударением на последнем слоге), вызывают живейшую симпатию. Раздражение вызывает усатый дяденька Гудков, полковник запаса (запасливые там ребята) КэйДжиБи, неоднократно в разных местах повторивший: Вы думаете, они за Фургала?.. Да ничего подобного! Три восклицательных знака уместнее, чем один.
У умных людей (хотя и полковников, конечно) вкрапления романтизма на грани кретинизма встречаются. Не удивляют. Но слегка раздражают.
2. В начале девяностых в Свердловске очередь в винный отдел магазина в самом начале проспекта Ленина (в народе магазин звался Партизанский) насмерть раздавила (не нарочно, разумеется) пожилого джентльмена. В сути своей – в душе, если угодно, – народ добр. Мёртвого джентльмена хлопотливо и заботливо вынесли из очереди и прислонили спиной к стене дома, дабы не мешал продолжать бороться за водку, произведенную в Нижнем Тагиле. Если встряхнуть бутылку, горлышко заполнялось пузырями всех цветов р*дуги (слово, запрещенное в РФ).
Очередь в магазин «Табаки» на той же стороне того же проспекта неоднократно перекрывала движение (по трамваи включительно) на том, что советский журналист назвал бы главной транспортной магистралью (или артерией, если бы был склонен к написанию стишков) города.
3. Еврейская община Свердловска снимала офис-комнатушку в том же здании, где был штаб (в скобках прописью: штаб) Г. Бурбулиса. Если в офис по рассеянности заходил настоящий еврей, случался припадок радости, похожий на пляску св. Витта (не у еврея, конечно, - те все какие-то грустные были, за исключением председателя общины, который теперь ни за что не признается, куда подевал 70 тысяч баксов пожертвований на синагогу).
Коего-то (ни за что не вспомнить, коего) числа июля (не убеждён, что июля, но так лучше рифмуется) в начале второй половины дня зазвонил телефон (светлый пластик, дисковый набор, о блаженство) и среднего возраста мощной комплекции женский голос спросил, будто потребовал:
- Забастовку начинать?
- Вы, наверно, не туда попали, - предположил я.
- Это «Уралмаш», - голос вибрировал гневно, но весело. – Забастовку начинать?
- Вы кому звоните? – никто не поверит, но в те времена я иногда бывал вежлив.
- Бурбулису, - бурбуркнул голос как о чём-то маловажном. – Забастовку начинать?
- Вы не туда попали, - объяснил я, но трубку не повесил.
- А вы кто? – у дамы и в мыслях не было унывать от неудачи.
- Дык… Как сказать… Мы сионисты.
- Но всё равно же демократы, - наседала дама.
- Ну, в общем, да, - в те времена все внезапно стали демократами, чем я был хуже?
- Так забастовку начинать?
Груз исторической ответственности прям вдавил меня в твёрдый стул и едва не выдавил из меня жидкий.
- Начинайте, - я был решителен, непреклонен; Ленин на Финском вокзале, в сравнении со мной, был так же тих, безутешен и беспомощен, как Ленин в Мавзолее.
4. И чего, думаете, бастовал машиностроительный гигант (флагман отечественного машиностроения, завод заводов и прочая лабуда)? Спроть инфляции? Спроть мирового капитализьма? В память о раздавленных в очередях за бухлом пожилых джентльменах и с требованием завезти махорку и "Беломор" в магазин «Табаки», а сраную колбасу в гастроном, хоть один какой-нибудь. Хрен там. Словами запасного полковника: Да ничего подобного! Гигант поднялся в поддержку Борис Николаича Ельцина, уроженца села Бутка Талицкого уезда, бывшего первого секретаря Свердловского обкома, которого совсем недавно звали в Свердловске Волшебником Изумрудного города (к семинару по ТНП – товарам народного потребления – он закрыл глухими заборами все покосившиеся избушки по маршруту семинаристов и все заборы выкрасил в зелёный цвет; не сам, конечно). Ну, выкрасил – и чо? Кто старое помянёт… Робя, московские наших бьют!
5. Фур-гала! Фур-гала! Такая, понимаешь, загогулина.


***
Не было ещё восьми утра, когда кто-то из соседей начал мужским голосом – от баритона до чуть выше – кричать что-то неразборчивое. Если без конца повторять что-то неразборчивое, то становится можно разобрать. И где-то через полчаса стало таки понятно. Кричали: Миштара! [Полиция – прим. перев.] Help me! По смешению языков и акценту (мутковский вариант английского) было ясно, что голос из наших.
Я предположил, что кто-то сильно пьян, но тут же и усомнился. Наш в восемь утра может быть пьян в стельку, кричать неразборчиво на известных и неизвестных языках, но полицию при этом на помощь не позовёт.
Через полчаса однообразного ора соседи стали тревожиться и перекрикиваться тоже. Определять источник звука. Вызвали полицию.
Выяснилось, что кричал брошенный сиделкой весьма пожилой инвалид. Пришла сиделка, приехала полиция, даже дверь ломать не пришлось. Утряслось, короче.
Но! Этот самый инвалид жил тут годами, ещё с женой, уже лет пять как покинувшей бренный мир (наверно, ей просто надоело готовить еду). И никто, включая меня, ни разу не слышал его голоса. А теперь ему вдруг понравилось кричать. Внезапно. Сиделке (не сильно молодая и ещё слабей приятная дама) он сообщил, что просто умирает. Точнее, он всем сообщил. Думаю, в соседних домах тоже вздрогнули.
Так громко обычно не умирают. Возможно, конечно, если тебя собрались расстрелять там или повесить. Можно крикнуть чего-нибудь такое типа «сталин придёт»!
А чтоб так просто «просто умирать» с ужасным криком – это что-то невиданное. Верней, неслыханное.
Дальше больше. Напоследок, раз уж всё равно помирать, этот человек захотел посмотреть телевизор. На полную громкость, само собой. И тогда умирать начал я.
Обычно-то я спасаюсь просто – глушу всё музыкой и наслаждаюсь. Но тут случай особый. И к случаю всего лучше подходит Led Zeppelin, "In My Time of Dying". Подходило бы, точнее. Дело-то какое – канун Йом Кипур, евреи грехи замаливают, прощенья друг у друга просят, а тут я им «Meet me, Jesus, meet me…». Скандал.
И вот что я про себя понял. Мой гностицизм никакого отношения не имеет ни к теизму, ни к атеизму, ни к креационизму, ни к агностицизму. И если совсем честно, то и к гностицизму он тоже никакого отношения не имеет. И никакая миштара тут ничему не поможет.


***
Вчера позвонила девушка из компании-провайдера. Пригрозила, что интернет и мобилу мне улучшат за прежние деньги. Я слегка напугался и попросил сделать подешевше, хотя пускай и получше. Девушка угрожающе согласилась. Последнее, что открылось у меня с утра - письмо из этой компании о том, какая удача меня постигла. Потом только Ю-Тьюб работал, а ничего больше не. Сайт Би-Би-Си открылся, но без картинок. Ладно, думаю себе, - может, теперь картинки отменяются? Пошёл в Гугл, попросил показать голых девушек. Высыпала толпа плотных, ядрёных, и сразу видно, что любят они только меня, никого больше. Тогда я решил быть счастливым. А что? Ю-Тьюб работает, голых девчонок умотаться, чего ещё человеку надо? Рай в натуре. Однако около часа пополудни дошло до меня то, чего девица из компании-провайдера должна была бы сказать, но она не. И в письме ничо не написали. Но до меня само дошло. Что модем-то, наверно, перезагрузить же надо. Ага. И всё заработало с повышенной скоростью. А ощущение счастья ушло. Безвозвратно.


© Евгений Пейсахович, 2021
Дата публикации: 24.03.2021 07:51:08
Просмотров: 332

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 66 число 1: