Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Виктор Лановенко



Стихи зимы-весны 2021г

Татьяна Игнатьева

Форма: Цикл стихов
Жанр: Философская лирика
Объём: 257 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


«Будет день и будет пища», будут тени,
Что клубятся тьмой ноябрьской, непутёвой,
Разносить в немые клочья нетерпенье,
Занавесившее замятью холщовой

Слюдяные полусонные окошки,
Переулки, перелески, пересказки,
Где чумные городские неотложки
Разъезжают между нами без опаски.

Где не слышно и не видно зги в помине,
Где не дышится, не спится, не живётся.
Даже туч, отяжелевших на кармине,
Не спасает пробудившееся солнце.

Их сквозная тает рана понемногу,
И заря стекает кровью на потеху
Несмышлёным людям, верующим богу,
Даже богу самому и даже эху.

Будет день и эхо вскинется над лесом,
Разрывая нетерпенье безголосий,
Упадут небес белёсые завесы,
И под снежными снопами сгинет осень.

***

Мирно, мерно бьют куранты,
Вечер сыплется в сугробы.
Фонари – седые франты
Смотрят в зимнюю утробу.
И качает ветки ели
Ветер песней одичалой,
Поспевая еле-еле
Завершив, начать сначала.
И плывёт звезда в эфире
Городского океана…
Вдруг – Фортуна! – грянет Лира
Форте Кармина Бурана.
И взыграв вселенской страстью,
Золотистое пространство
Неожиданным ненастьем
Явит древнее шаманство.
Это где-то гром балует,
Вспоминая полдень летний.
Так ломают жизнь людскую
Суета, мытарства, сплетни.
Но внезапно сникнет лихо,
И отступит так же быстро.
Засыпая, всхлипнет тихо
Дрожью нижнего регистра.
И опять над сонным царством
Воцарится тишь да слякоть.
Лишь звезда, презрев мытарства,
Будет плыть одна и плакать.

***

Оно не исчезнет и всё будет маяться
Истёртых вельветовых сумерек дрожью.
Маячить прилежно, как солнечный маятник,
От края до края по туч бездорожью.

И ветром качаться истлевшим до сухости,
И падать в моря, пропадая в пучине.
Оно будет видеть вселенские глупости
И знать все последствия каждой причины.

Не вырвать признания, даже истерику,
Все чувства запретны, но сны – без утаек.
Оно, каждый раз открывая америку,
Опять христофора в поход отправляет.

Былое забудется – вывернет с грохотом,
И вновь спотыкаться заставит на гладком.
А в страхе любом, и в огромном, и крохотном,
Проделает дверцу с секретом украдкой.

Его проклинать бесполезно и хлопотно,
А славить – накидывать цену грядущему.
Но слышишь - в ладоши мгновения хлопают
Во след тебе, слепо к обрыву бредущему.

***

.................киммерийский сонет

По всклоченным полям, по дебрям трав
Затеряны следы былой эпохи.
Потухших слов внезапные сполохи,
Как свет от звёзд – маячат, запоздав.

Синица замерла в руках моих.
Не видно стерха в дальнем небе мглистом.
А зинзивер, крылатым декабристом,

Всё силится поднять замёрзший стих.
Но не лояльны звёзды в декабре
К хорошей мине при плохой игре.

А отпустить мне птицу так легко,
И ничего не потеряю, вроде.
Как нынче остро говорят в народе:
«Жизнь отымела смысл». С новым го…

***

...................коломенский сонет

И ангел сыплет ночью снег на город,
чернит лазурь, струящую сквозь смок.
Залезет кошкой грусть ко мне за ворот,
чадит не грея, как печной дымок.

И никуда не движется в сей час
смурное небо, с вечностью шепчась.

Горит до самых утренних пичужек
глаз одинокий лампы на столе.
И сколько книг, и сколько чая кружек
со мной дружило в сумрачной золе.

Я ночью рождена, не потому ли
теперь всю жизнь в обнимку с ней иду.
Всегда январь, хоть даже и в июле.
… И ангел стережёт мою звезду

***

.....................коломенский сонет

Не спит Коломна, чудится Предтеча
В младенчестве своём во мху эпох,
Николы алебастровые плечи
И Изначалья трудоёмкий вдох.

Скрип водовозки, лай собак цепных
И дальний цокот от перекладных.

Ока ломает путь свой непутёвый,
Завязнув у коломенских высот.
Вот кто-то эдак городок торговый
Возьмёт, да и огульно назовёт.

А здесь – крепись, неси свой крест надмирный,
Бей в колокол и башенки Кремля
Отстраивай, и калачей имбирных
Секрет храни, чтоб тешилась земля.

***

Оттает по-весеннему печаль,
Закапает с души слезой незваной.
И просто, без излома, без изъяна
Откроет март серебряную даль.

А там всего в одной твоей горсти
Лежит, что никуда не унести.

Лишь только видеть, помнить и любить…
От старых стен кирпич заиндевелый
Отвалится судьбой осиротелой
Не под ноги – в канаву прячась, в сныть.

Под дождь и снег, на вечный паралич,
Невидимым, ненужным, позабытым.
Что был когда-то крепостью, защитой,
Никто не вспомнит, даже сам кирпич.

***

Янтарный бисер плещет в берега,
Зеркалье волн – небесная сварга.

Процеживая звёзды через сито
Парсеков и космических годов,
Влетает громогласно нарочито
Безвременье аэропоездов.

Арктический просоленный борей
Причерноморской боры не добрей.

Всё так же алчных волн запах бездонный
Вбирает воздух стынущей земли.
И мир заворожённый обнажённый
Рождает неземные хрустали.

Что звёздами становятся зимой,
Очерченными северной сурьмой.

***

Там на больших просторах вьётся шлях
Сквозь ковыли, полыни, ветра ласки.
Светило фиолетовой окраски
Тоскует об оранжевых тонах.

Спят дебри тамарикса у волны,
И винноцвет полощет их подножье.
Здесь нет такого слова – бездорожье.

Здесь всё дорога – в сказках седины,
В припевах сна, в цветах дрожащих рос
И в магии сверкающих стрекоз.

Но вот приснится жизнь совсем не та,
Уйдут на дно пристрастья непокоя.
И замаячит в золоте прибоя
Плывущий город на спине кита.

***

И чай разлит по чашкам, и чело
Просветлено в кругу миров домашних,
И радуг разноцветие вчерашних –
Всё это в море жизни лишь весло.

А лодочка без паруса – в туман…
Но как же в край не ученных уроков
Без компаса, без веры и без прока

Ты попадаешь как в чужой карман?
И, вроде, всё при всём. Но боже мой,
Как рвётся сердце по весне домой…

И словно птица, из заморских стран,
Презрев турецкий берег изобильный,
Влетишь, слезой пронзая склеп фамильный,
В навеки полюбившийся туман.

***

На дне фрегаты призрачных веков,
Созвездья рыб рисуют карты кладов.
Слетают иней снов и мотыльков
Слова оледенелою глиссадой.

А посреди нахохленной земли
Забытой малой птахой дремлет лихо,
В нерукотворном домике-щели
Отогревая щёки-феврали,
Готовит неизменную шутиху.

Но всем шутихам фирменным назло
Кустарное взрастает ремесло.

И мастерятся новые фрегаты,
Взлетают журавлями паруса,
И рыбы удивительно крылаты.

***

О, Время беспощадное, внемлИ!
Пусть пропадают все плоды земли,
Смири и когти льва, и тигра зубы!

Пусть бьётся феникс в собственной крови.
В пылу заплачут скрипки, смолкнут трубы,
Любой отраден миру твой извив.

Твори что хочешь ты пером умелым,
Но только лишь прошу я об одном –
Черты любимые ты в омуте чумном
Не потопи случайно между делом.

Пускай и в миг зари, и в час ночной
Мне без него не выть осиротело.
Но все прошенья – по бумаге мелом…
Он только лишь в моих стихах со мной.

***

Этот март «озорник» не желает сдавать обороты.
Но когда-никогда – да взыграет на солнце капель.
Ветерок просвистит совершенно весенние ноты,
И опомнится разом тепло этих первых недель.

Мы дождались весны, её лёгкую поступь по рощам,
По речным берегам, по умам и сердцам день и ночь.
Как старательно небо с утра свои щёки полощет,
Чтоб лазурным сияньем печали зимы превозмочь.

Можешь спрятать подальше свои меховые одежды,
Можешь окна открыть и на вдохе, забыв обо всём,
Отпустить словно птиц в небеса потайные надежды,
И они возвратятся с пушком для гнезда в этот дом.

Ты, наверное, даже во снах не мечтала о чуде,
Ты, наверное, чудо само не брала и в расчёт.
Но весна – для тебя, потому непременно пребудет –
И любовь, и тепло, и уют, ну, и что-то ещё…

***

Танго

Последним вздохом едва касаясь оконной рамы,
Вечерний ветер стихал под жаром шальной гитары.
Лаская чувства, врачуя розу саднящей раны,
Бальзамом ночи луна сочилась в бокал бульвара.

Койоакана цветастых улиц в разливе страсти
Сжималось сердце и разливалось под лунным оком.
Взметались юбки, и бились бусы под ритма властью.
Любви и смерти коктейль казался нежнейшим соком.

Там льётся мескаль в стакан Диего, и миг цугцванга
Объединяет отдавших жизни и вновь рождённых.
Там Фрида Кало с Модотти Тиной танцуют танго.
И нет на свете ни победивших, ни побеждённых.

***

Как твоя сказка расскажется в лет куролесице,
Песня неспетая кровью заката замесится –
Так и заблещет душа позолотой на месяце,
Раны закроются дёрном, травой занавесятся.

И заневестится облаком зорька вечерняя.
Дождик остудит следы и затупятся тернии.
Нервы грозы, задыхаясь, в овраги откатятся.
Ночь обрядится в туманное пегое платьице.

Кто будет думы баюкать твои, кто утешится
Снами в тиши одинокими – праведник, грешница?
Выйдешь за краешек жизни, вдохнёшь и останется
Лёгкою дымкой душа – заплутавшая странница.

В книге единой у каждого зёрнышка истина,
Каждое малое имя с заглавной прописано.
Шаг или вдох – что откроет судьба непочатая.
Как твоя сказка расскажется – ночь опечатает.

***

© Татьяна Игнатьева, 2021
Дата публикации: 20.06.2021 21:12:52
Просмотров: 238

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 52 число 62: