Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Меркуцио

Кямал Асланов

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 10887 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Она поняла, когда он после смерти жены бросил скучную работу и решил на старости лет заняться переустройством квартиры, ничего не имела против, когда выписал откуда-то себе дешёвые книжные полки. Хотя книг в доме отродясь не бывало. Но видимо, они были его давней мечтой, осуществлению которой до сих пор мешала жена, считая, что книги лишь собирают пыль. Потому теперь, когда супруги не стало, полки появились. Но они зияли пустотами и требовали заполнения. И она снова не насторожилась, когда он стал собирать книги, Вначале бессистемно, что попадётся, но постепенно входя во вкус и запыхаясь под тяжестью приносимых связок. В том числе и тот злополучный том Шекспира в мягком переплёте, после которого вдруг всё и началось и он стал сам не свой. А она впервые напряглась. Он ходил из комнаты в комнату и листал только эту книгу. После чего ему вдруг захотелось иметь всего Шекспира. И это вскоре стало напоминать манию. Покупалось всё, где упоминалось имя поэта, вплоть до книжной закладки или театральной программы. Потому, когда в конце концов человек продал старинный сервиз и купил собрание сочинений Шекспира 1958 года издания, она поняла – это конец. Дальнейшее развитие событий грозило катастрофой. Тут требовалось решительное вмешательство, на которое она, прикованная к инвалидной коляске и уже давно наблюдающая за событиями лишь издали из окна дома напротив, была к большому сожалению не способна. (не просить же приходящую медсестру!) Оставалось только молча наблюдать как человек прогрессировал в своём безумии. Счастливый, он теперь только и делал, что днями рылся в книгах и окрылённый ими, время от времени выскакивал на улицу с очередным томом в руке в поисках, собеседника, чтобы поделиться впечатлениями. Но озабоченные повседневными обязанностями люди спешили по своим делам и не торопились прислушиваться к аргументам счастливчика. Те же, кто не спешил, имели свои интересы и тоже не проявляли особого желания разделить его восторги. Так что он оказывался перед выбором – или забыть о Шекспире и приобщиться к чужим радостям или же наоборот, отказавшись от них, сохранять верность себе. К счастью вскоре нашёлся компромисс. Оказалось, что для привлечения внимания достаточно предложить людям лёгкое угощение. За бутылку сладкого вина малообразованные, плохо одетые, дурнопахнущие обитатели грязных подвалов и подлестничных пространств с удовольствием соглашались узнать, что такое Англия, где она находится, какие там живут люди, чем отличаются от своих предков. Жаль только, что, когда дело доходило собственно до Шекспира, подорванное алкоголем здоровье слушателей не выдерживало, они уставали и отключались. И никакое расталкивание не помогало. Но запоздалый поклонник великого драматурга был полон решимости донести до публики красоту его великих творений. Верил, что однажды такой день наступит. И готовился к этому, носил с собой маленький чемонданчик с необходимой атрибутикой – грим, накладные носы и парики, бутафория, складные шпаги, с помощью которых намеревался когда-нибудь поразить своих слушателей. Для чего часами репетировал дома перед зеркалом фрагменты из творений драматурга, оттачивал каждый жест и каждую фразу до совершенства. Потому и обрадовался, когда получил однажды возможность продемонстрировать свои способности.
Он тогда пришёл к одной женщина, с которой накануне уже успел приступить к чтению первого акта «Ромео и Джульетты» Бывший комендант женского общежития, ныне немолодая слушательница со спутанными седыми волосами и прилипшей к губам навеки сигаретой очень долго строила ему глазки и по всякому поводу как бы ненароком выставляла из под юбки немытую голую ножку в мятом мужском ботинке. Но увлечённый своей игрой «старый чудак», как она называла его про себя, упорно не обращал внимания на её прелести. Потому, потеряв интерес к происходящему, изрядно уставшая от всего женщина вскоре тоже начала клевать носом. А через минуту и вовсе уснула, отвалившись на груду старого тряпья в углу грязного подвала.
Но «чудака» это не остановило. Он оставался в уверенности, что во всём виноват сон, а вернее тяжёлая жизнь, не дающая этим людям возможности увидеть все красоты жизни. И всё бы в корне изменилось, дослушай они его хоть раз его конца. Потому сегодня, прихватив бутылку и не застав знакомую на привычном месте около свалки за гаражами, решил сам нанести к ней визит, намереваясь на этот раз начать с чтения самой пьесы, минуя рассказ о Вероне, о которой уже говорил вчера. Однако спустившись по разбитым ступеням к знакомой в подвал через сложный лабиринт грязных коридоров и заваленных мусором узких проходов, поминутно смахивая с лица свисающие с потолка нити навязчивой паутины, распугав встречных крыс, он не застал свою слушательницу на месте. В полутьме различались лишь очертания старинного матраса с торчащими из него ошмётками набивки и наваленная на него груда грязного тряпья, где бывший комендант женского общежития ещё вчера, завернувшись в чью-то рваную портьеру, лежала нераздетая с сигаретой на губах. Видимо гуляла сегодня в другой компании. И, уставившись взглядом на эту безрадостную картину, он как раз думал теперь, что ему делать с принесённой бутылкой, когда останки рваного чехла пришли в движение и из-под них неожиданно вылезло некое создание.
-Вы к маме? Принесли выпить? Ой, как здорово!
Чумазое существо с грязными давно нечёсанными волосами имело вполне человеческий, а в чём-то даже симпатичный облик. Глаза горели жаждой. Так во всяком случае показалось старику, когда оно вдруг, на мгновение подскочило к нему и, выхватив из рук бутылку, достало откуда-то уже готовый ржавый гроздь, которым мастерски со знанием дела выковыряло пробку Так, что в следующий момент удивлённому поклоннику великого драматурга оставалось только прислушиваться к сочным булькам «девочки», как он окрестил её про себя, когда, растворившаяся снова в полутьме, она опрокидывала в себя содержимое бутылки.
-Хорошо! – услышал он вскоре и залюбовался, представив как она облизывает губы довольная. Что-то шлёпнулось в дальнем углу, упав на что-то мягкое. Это видимо туда полетела не разбившись о твёрдое опустевшая бутылка.
- Это было как раз то, что надо. Вы читаете книги?
В нос бил тяжёлый запах сырости и стабильной вони от тянувшихся вдоль стен канализационных труб. Но, доверившись воображению, в паралельном мире старик продолжал рисовать совсем другую картину, где откинувшееся уже не на тряпки, а на роскошное ложе, славное существо, разглядывало его оценивающим взглядом.
-Давайте, читайте. Я готова,
Вызывающая поза говорила, что от человека чего-то ждут. А у него был только Шекспир. Истрёпанный том с замусоленными от частого чтения страницами и чемоданчик со всякой всячиной. Так что не прошло и получаса, как старик уже размахивал деревянной шпагой перед носом таинственной слушательницы.
-Чума на оба ваших дома! Чёрт возьми! Собака, крыса, мышь способны исцарапать человека! Какого чёрта сунулись меж нами?
Заброшенный склад бывшего продовольственного магазина оглашал предсмертный монолог юного Меркуцио в исполнении престарелого поклонника Шекспира. Узкий луч света проникал в помещение из подвального окошка откуда-то сверху, пробиваясь через тяжёлые гамаки свисающей с потолка многолетней паутины, и едва освещал лишь крохотный пятачок земли, в котором старательный исполнитель пытался показать героя во всей его полноте. Что было нелегко. Теснота ограничивала манёвр, шпага царапала стены Наскоро наложенный грим тёк по лицу. Парик сползал с лысины. Человеку было трудно. Мешала одышка. Но это был его звёздный час. И он старался. Как дорвавшийся, наконец, до заветной сцены, актёр третьего состава
И тут, откуда ни возьмись... Впрочем полиция всегда врывается не вовремя, принося с собой неизменные крики, толкотню и неразбериху....
-Считайте, что вам повезло,- произнёс спустя час офицер, дописывая протокол.
Капающая из крана за спиной вода отсчитывала минуты. где-то там же в коридоре полицейского участка кто-то с кем-то шумно пререкался, кто-то лениво обещал намять кому-то бока.
Неудачливый поклонник Шекспира не слышал всего этого... Какого чёрта сунулись меж нами?- звучало в его голове. Стычка Ромео с Тибальдом снова закончилась поражением Меркуцио. Оглохший и онемевший от резкой смены декораций, со следами грима на лице и обломком шпаги в руке, уже готовый к любому повороту событий, он сидел, нахохлившись, напротив офицера в ожидании приговора Всё полетело в тартарары. Распалась связь времён. Налетевший ураган смёл в одну кучу и Шекспира и подвал и «девочку» и фрагменты недавнего монолога, в которые сейчас вплетались строки невесть откуда стучавшегося в него сонета. Какая-то вьющаяся проволока, роза, обнажённое тело. И ни одной связной мысли между ними. Что беспокоило старика. И теперь он мечтал только об одном – найти эту связь. В тюрьму, так в тюрьму, за решётку так за решётку. Лишь бы, собравшись мыслями, разобраться в происходящем
Офицер протянул бумаги и молча наблюдал, как человек их подписывает
«Её глаза на звёзды не похожи – всплыло вдруг в памяти, - Кажется это начиналось так».
Но офицер снова не дал человеку додумать мысль.
- Сифилитичка. Сбежала из вендиспансера. Еле нашли, - произнёс, протягивая задержанному его заветный чемоданчик.
Думающий о своём старик смотрел без участливо. Будто сказанное относилось вовсе не к нему. Затем обернулся посмотреть есть ли тут кто-то ещё. И лишь только потом до него стало доходить, что разговаривают кажется с ним. Что удивило. При чём тут он? Разве его не собираются сажать в тюрьму?
Но страж порядка смотрел так спокойно, что старик начал догадываться: его кажется и на самом деле отпускают. Он может быть свободен. И пока офицер не передумал, старый Меркуцио, всё ещё не веря своему счастью, вскочил с места и, пробормотав в ответ слова благодарности, спешно засобирался к выходу. Это было удивительно. Действительность продолжала преподносить сюрпризы. Человек снова ничего не понимал.
Навстречу по улице шли прохожие, глаза слепило яркое солнце, но он никого и ничего не видел. В голове, словно выскочившие на свободу, резвились мысли, мелькали картины. Шекспир, подвал, Меркуцио, полиция, вырывающаяся из её рук девушка и её полный страсти и отчаянья взгляд. Что-то ёкнуло в груди старика. И его прорвало:
-Ее глаза на звезды не похожи
Нельзя уста кораллами назвать,
Не белоснежна плеч открытых кожа,
И черной проволокой вьется прядь...

С дамасской розой, алой или белой,
Нельзя сравнить оттенок этих щек.
А тело пахнет так, как пахнет тело,
Не как фиалки нежный лепесток..

Ты не найдешь в ней совершенных линий,
Особенного света на челе.
Не знаю я, как шествуют богини,
Но милая ступает по земле...

И всё ж она уступит тем едва ли
Кого в сравненьях пышных обозвали....*
Звон металла об асфальт заставил человека оглянуться. Кто-то из прохожих бросил к его ногам монету....


*130-й сонет Шекспира в переводе С. Маршака


© Кямал Асланов, 2021
Дата публикации: 07.08.2021 22:02:07
Просмотров: 721

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 70 число 43: