Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Из жизни возвращающихся

Павел Крапчитов

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 2918 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


От возвращения домой всегда ждешь больше, чем можешь рассчитывать. Но все равно надеешься... Второй рассказ из серии "Про котиков".


- Что за фигура? –спросил я.

- Колодец, - ответил ВиктОр.

- Играл?

- Наблюдал. Место здесь козырное. Солнце не печет и ментов нет. Еще в школе здесь часто бухали.

Где-то за спиной шумел Кутузовский, а внизу, под горкой располагалась городошная площадка. Один щупленький старичок примерился здоровенной битой по фигуре, стоящей на краю площадки, размахнулся и … опустил биту. Потом развернулся к таким же тщедушным старичкам, наблюдавшим за его действиями, и что-то сказал. Все рассмеялись.

- Что за доходяги? – спросил я.

- Доходяги! – хмыкнул ВиктОр. – Бывшие партийные боссы на пенсии. Все из ближайших домов. Площадка только для них.

Я по-другому взглянул на кучкующихся внизу старичков.

- Блин, Андрюха, - взорвался ВиктОр. – Мы пить будем?

- Подожди, - остановил я его экспрессию.

Старичок снова взялся за биту и нацелился на свой «колодец».

***
(около часа назад)

- Друганы, – проорал ВиктОр. - Кто идет с вокзала нажраться?

- Все! - взревело десяток глоток.

Наши офицеры только-только прошли по вагонам, проверяя не нарушают ли безобразия их подопечные, так что опасаться было нечего. За окном уже пошли дальние районы Москвы. Двадцать минут – и наши военные сборы наконец закончатся.

- Возьмем беленькой, - сказал подсевший ко мне Сокол. – На улице жара. Портвейн пить не хочется.

- Я бы сухонького тяпнул, - сказал Колька.

- Чего? – возмутился Сокол.

- Для начала, - пошел на попятную Колька. – А ты Айрат что будешь?

- Нам, татарам, все равно, - придуряясь, ответил с верхней полки Айрат.

И я, и Сокол, и Колька, и Айрат учились в институте в одной группе, а на сборах попали в одно отделение, которым командовал другой наш одногруппник ВиктОр.

Такие были планы, но жизни рассудила по-другому.

На вокзале Сокола встретил его отец, полковник авиации, хорошо знавший о пагубном пристрастии сына. Айрата увел дядя, работавший в подмосковных Химках на ракетном заводе. Кольку встретила Лена. Очень симпатичная девушка с уже заметно округлившимся животом.

***

Остались мы вдвоем. Я и ВиктОр. Пить совершенно не хотелось. Не так я представлял себе возвращение после месячных военных сборов. А, с другой стороны, если я сейчас уйду и доберусь до своей общаги, то все равно напьюсь. Уж там-то, точно - дым коромыслом.

Я посмотрел на старичка, размахивающего битой, и в голову пришла идея. Выбьет он этот свой «колодец», останусь пить с ВиктОром. Только чтобы одной битой. Чтобы сразу все деревяшки снесло. Чтобы ни одной не осталось. Ни даже щепочки.

Старичок наконец решился, и бита отправилась в полет. Она успешно долетела до края площадки и неожиданно сильно врезалась в ничем не повинный «колодец». Деревянные цилиндрики смело словно ураганом, словно их и не было.

Я повернулся в ВиктОру, который держал большую бутылку «Агдама» с уже срезанной пластиковой пробкой.

- Наливай, - сказал я.

- Наливаю, - обрадовался ВиктОр.


© Павел Крапчитов, 2021
Дата публикации: 11.09.2021 07:52:20
Просмотров: 64

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 71 число 34:

    

Рецензии

Есть тут (не только тут - это кругом в прозе, избежать удавалось только тем, кто на самых вершинах, не многим, не) Catch-22: близкие люди (в особенности это родственников касается обычно) и знакомые до родственности места описанию не поддаются или поддаются с трудом. С близкими людьми в хорошо знакомых местах описания мест подменяются топонимикой, люди довольствуются именами, тексты сводятся к голому нарративу. Впечатление поэтому неоднозначное. С одной стороны, плотной прозы, вроде, не получается (возможно, это отчасти сериальностью объясняется - не описывать же в каждой серии одно и то же), с другой - настроение, напоминающее хорошо забытые 60-е прошлого века, всё ж таки передаётся. Чувство свободы. Неоценимое. Которое таки в 70-е, начале 80-х действительно вполне себе трагично обернулось свободой выпить Агдам. Или не выпить Агдам. Плюс, простит меня за клевету неповторимый незабвенный Веничка Ерофеев и апостолы его, тут очень ма-асковский вопрос: пить или не пить? У джентльменов из глубинки он вообще не возникал. В общем, текст, зависший во времени и в пространстве. С бокалом хорошего скотча Агдам, Далляр, Гратиешты, да хоть бы даже и Сандыкгачи, вспоминаются с особой нежностью...

Ответить
Павел Крапчитов [2021-09-11 14:02:22]
Спасибо за отклик.
Хорошо подмечено, про основную свободу тех времен: пить или не пить.
Кажется в фильме "Влюблен по собственному желанию" тоже есть что-то подобное. ГГ говорит:
- Хочу спасу старушку из огня, а хочу - не спасу. Могу бутылку взять, а могу не взять.