Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Владимир Белозерский



Безмолвие. Глава 19. На парусах любви

Александр Кобзев

Форма: Повесть
Жанр: Психологическая проза
Объём: 7522 знаков с пробелами
Раздел: "Безмолвие"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


В воскресный день мы, как обычно, были в церкви. Договорились с отцом Сергием о дате венчания. Венчаться решили на следующий день после регистрации. В день венчания — свадебное торжество.

Я вызвал родителей «по очень срочному и важному делу».

— Мама, папа, я женюсь!

— Слава Тебе, Господи!

Я услышал, как мама заплакала:

— Жду – не дождусь внуков!

Через неделю мы со Степаном приехали на вокзал встретить родителей.

В киоске я купил областную газету, потому что там был опубликован мой рассказ. В газете я обнаружил статью Степана. Это было небольшое эссе, но я знал: это сокращённая первая глава из книги, которую Степан готовит к изданию. Ещё одну газету я купил для родителей.

Наконец, объявили о прибытии поезда… Родители всю жизнь романтиков-геологов провели среди красивейших гор России. Но, пока мы ехали до дома, они не переставали восторгаться красотой наших гор. По дороге я вспоминал детские годы и благодарил родителей за прекрасное детство, за счастье жить среди суровой красоты.

Мама пыталась выведать, какая моя невеста. Но я молчал.

— Ты что молчишь, как немой?

— Она глухонемая, — выдал тайну Степан.

— Глухонемая?! — мама была в шоке.

— Мама, папа, моя избранница самая лучшая девушка в мире!

Пришлось успокаивать родителей, рассказывать, как Прасковья понимает речь, как мы вылечим девушку. Я поведал, как девушка заботилась обо мне в больнице, как брала на себя все тяготы дороги.

Степан остановил машину возле калитки. Из дома выбежала Прасковьюшка. Она по-старомодному раскланялась родителям.

— Мама, папа, знакомьтесь! Моя будущая жена! Если благословите.

Родители обняли девушку.

После нескольких лет разлуки родители не отходили от меня. Они сразу полюбили Прасковью, как дочку. Девушка окружила родителей любовью и лаской. Говорила им “мамочка”, “папа”.

После вкусного обеда мы сидели в летней кухне и вели неспешные разговоры. Только сейчас я рассказал родителям о моих увечьях. Особо подчеркнул заботу Прасковьюшки обо мне. У мамы катились слёзы. Мама обнимала девушку, а Прасковья целовала маму.

Потом Степан повёз всю нашу семью в районный ЗАГС. Женщина из ЗАГСа была удивлена малому количеству гостей.

— Не беспокойтесь! — успокоил женщину Степан. — Завтра в церкви венчание. Гостей и поздравлений будет не меньше, чем у звёзд!

После ЗАГСа Степан отвёз Прасковью к бабушке Вере. Я прощался с девушкой, будто сердце оставлял. Мы с родителями поехали домой. Всю дорогу говорили о событиях прошедших нескольких лет: по телефону всё не расскажешь.



Вечером я не находил себе места. Настолько прикипел душой к девушке, что не мог и часу без неё жить. Оставалось общаться с родителями, заниматься делами да молитвы читать.

Мама погладила парадный костюм, который со дня гос. экзаменов я ни разу не доставал.

Рано утром я поднялся на ближайшую горку, собрал букет самых лучших лесных цветов, добавив с клумбы белых хризантем. После совместной молитвы мы ехали по сентябрьскому лесу. Степан согласился быть свидетелем на венчании. Я держал в руках букет, предвкушая, как преподнесу цветы Прасковьюшке.

Едва мы вышли из машины, девушка выбежала навстречу. Она была в изумительном белом свадебном платье и шляпке, украшенной белыми лилиями. Прасковья что-то сказала на языке жестов девушке в белом платье…

Я поднялся на колокольню и стал звонить, как не звонил никогда.


После литургии я звонил в колокола с особым ликованием. На венчании было много народа. Кроме постоянных прихожан, собралась, наверное, вся деревня.

После венчания отец Сергий благословил нас на долгую счастливую жизнь и сказал:

— Самая красивая пара! И самая счастливая! Им на деле предстоит исполнить слова Евангелия: друг друга тяготы носите…

Перед выходом из храма я подхватил Прасковью на руки.

— Сашенька, тебе нельзя поднимать тяжести!

— Моя крошечка, любимая Прасковьюшка! Мне нисколечко не тяжело!

Я вынес девушку из дверей церкви и донёс до машины. Со всех сторон раздались аплодисменты и пение «Многая лета».

Потом нас поздравляли однокурсницы. Позади девушек поодаль стояли несколько парней-однокурсников… Они смущённо отводили взгляды. От группы однокурсников отделился самый малорослый… он тоже тогда бил меня вместе со всей толпой!

— Мир или война?! Сейчас или никогда! — сказал я себе и шагнул навстречу пареньку. Чтобы он не успел увернуться, я громко сказал: — Привет, друг! Я так рад!

Я видел: парень в любой миг готов удрать, поэтому улыбнулся и широко раскинул руки, как бы обнимая всех. Однокурсники засмеялись, пожимая мне руки и обнимая меня со всех сторон.

— Саша, поздравляем! Прости нас, друг! — слышалось со всех сторон. — Ты самый лучший друг на свете! Прости!

Гостей пригласили в деревенскую столовую и усадили за приготовленные заранее столы. Отдельно усадили подруг Прасковьи. За этими столиками велась оживлённая безмолвная беседа.

Большой стол заняли мои однокурсницы и однокурсники. Они преподнесли нам дорогой подарок от всей группы.

— С любовью и благодарностью! — хором сказали они. — Без тебя треть из нас вылетели бы из универа!

— Жанны что-то не видно…

— Новый муж держит её в ежовых рукавицах, — сказал кто-то из парней.



В очередной раз Прасковья громко сказала, как она меня любит.

— Говорили, невеста глухонемая… — вставил слово кто-то из гостей.

Со всех сторон раздался смех.

— Она слышит сердцем! — ответил я.

Слово взяли Василий и Евдокия:

— Так получилось, что мы для Прасковьи стали вместо родителей. Мы благословляем молодую пару на долгую счастливую жизнь. Прасковья с детских лет сирота. Но с таким мужем не страшны никакие невзгоды! Мы со спокойным сердцем передаём внучку в надёжные руки.



Домой приехали, когда солнце скрылось за горой. Мы с родителями, Василием, Евдокией, Степаном и Валентиной сидели за столом среди цветов и вели неспешные разговоры. Строили планы на будущее. Теперь родители не сомневались в правильности моего выбора. Я часто видел в глазах мамы и даже серьёзного папы слёзы.

Прасковья в очередной раз подошла к маме и обняла её.

— Полюбили друг друга! — я смахнул слезу. — Мама, папа, я самый счастливый человек в мире. Потому что есть вы. И у меня самая лучшая жена!

— Темнеет… Скоро спать. Где стелить? — спросила мама.

— Я постелю! — сказала Прасковья.

— Позвольте мне за сыном и дочкой поухаживать! — сказала мама. — Я всё приготовлю.

— Папа, мама, в доме диван и кровать. Занимайте. Мы с Прасковьюшкой — в летнюю кухню. Там диван широкий. Печку истоплю, тепло будет. Мама, помнишь пододеяльник с парусниками? Я его до сей поры берегу! — я достал из шкафа заветный пододеяльник и подал маме.

— А как же?! Помню! — мама смахнула слезу. — Тебе его на грядущую свадьбу подарили. Ты тогда на третьем курсе учился.

Когда мы уединились в летней кухне, я верил и не верил в своё счастье: самая лучшая девушка в мире — моя жена!

— Моя жена, — повторял я громко.

Я затопил печь. Пламя живо охватило сухие поленья. Мы не стали включать свет. Луна так ярко светила в большое окно, что я видел каждую ложбинку, каждый холмик на теле девушки. Я благоговейно взял на руки Прасковьюшку и опустил её на паруса. Девушка обвила руками мою грудь. И мы слились в поцелуе…


© Александр Кобзев, 2021
Дата публикации: 22.11.2021 15:28:58
Просмотров: 25

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 65 число 87: