Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Виктор Лановенко



Стихи второй половины 2021 года

Татьяна Игнатьева

Форма: Цикл стихов
Жанр: Философская лирика
Объём: 161 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Трелью расстроенной сыплет
Утро с трамвайных путей.
Тучи раскинулись зыбко
Калейдоскопом затей.
Мочит в канаве ворона
Клюв и растрёпанный хвост.
Там за лесным перегоном
Песню завёл паровоз.
Шар одуванчика белый
С жёлтым над полем висят.
Стелется хмелево-прелым
К вечеру скошенный ряд.
Воздух тягуче-горячий,
Кругом бежит голова.
Теплятся окна на дачах.
Лето вступает в права.

***

Плачет август’овский сирый воздух,
Жмётся голубым бочком по окнам.
Знает он, что это малый роздых
Перед долгой выморочью блёклой.

Некому принять его наследство
От тягучей гжели поднебесной.
И зима ещё в далёком детстве,
А весна и вовсе неизвестна.

Плачет по утрам он и трясётся
От холодных страхов предосенних.
Девушки судачат у колодца
О своём венчанье в воскресенье.

***

сплетает косы тонкий иней
в саду предзоревом дремотном,
всплывает облако гусыней
в накидке хмурой и немодной,
бредут лошадки из ночного,
целуя тёплыми губами
упавших яблок бок квасновый,
над речкой тишь плывёт клубами,
и заклубился август снами,
неудержимым звездопадом
стекают небеса над нами,
не спится лишь одним цикадам,
а к нам во снах плывёт прощанье
в тумане пенно-пряных сливок,
и тает аромат дыханья
грушово-яблочных наливок

***

Ну вот, пришла пора цедить закат
В прибрежном сите предстоящих снов.
Хотя, немой закат не виноват,
У ночи просто не хватает слов.
Есть только золотистая печаль
У горизонта сложенных холмов,
И зябкая сиреневая хмарь
Уставших в ожидании домов.

Ещё непониманья медный дым –
Зачем восход рождается седым.

***

Весенняя осень

А ты помнишь, как сердце стучит у весны
В каждой капле небесных безудержных слёз,
В каждой малой пичужке на лапах сосны,
Принимающей зелень иголок всерьёз!

А ты помнишь, как бьются ручьи в берега,
Как звенит нерастаянный лучик зари!
И пускай над землёй назревают снега,
И давно не токуют в лесах глухари.

В этот миг забывается напрочь зима,
Уползают промозглые вьюги на дно
Терпкой памяти. Бродят её закрома
До положенных сроков, как в бочках вино.

Ты в себя загляни, удивит глубина.
В каждой клеточке жизнь, словно в почке бутон.
И не важно, что осень сейчас, не весна,
И не важно, что это не явь, это сон.

Важен лишь убегающий вздох ветерка,
И паденье сухого листа на порог,
С неизменным доверьем родная рука,
И живая душа обжигающих строк.

И вопрос: «а ты помнишь?» – он важен, так что ж –
В нашей памяти всякого будет сполна.
Если осень подарит, а ты сбережёшь,
То под сердцем забьётся живая весна.

***

Месяц бездомной голодною кошкой
лижет из лужи осеннюю ночь.
Утро проклюнет, и он от окошка
прочь.

Щёки надует – луной назовётся.
Бледный, худой – тоже, в общем-то жив.
Верить – не верить кривляньям уродца?
Лжив.

Он не мессия, не мессинг, не морок,
буйство буйков не под силу унять.
Но сороков отмотать может сорок
вспять.

Прячется хмари осенней зарница,
вот где без месяца мира ни зги.
Высвети все свои смуглые лица,
жги!

Но не до нас ему, весть Числобога
стойко несёт, как великую честь.
След его в Ведах дремучего слога
есть.

Месяцу – месяц, в волне камертона
будто бы Каин, Иуда иль Брут,
выкрутит правду свою на все сто, но –
крут!

***

Останься легендой, благая весть, хоть первой была не ты. Не вычислить первых теперь, не счесть, слетающих с высоты Синая, Кайласа, иль Фудзи. Мы сдираем колени зря. Вершины на пике совсем немы, и нету там алтаря. Там молятся, кто обречён узнать, что миру спасенья нет. И в пропасть слетает их исполать, и солнце сжигает след. Но всё же на пиках святых вершин они как земли персты. Отмыты от мира в своей тиши, невидимы и чисты.
Сегодняшней жизни благая весть слетает в мир кувырком. И мы принимаем её как есть, на что-то надеясь тайком. А те единицы, молитвы сочтя, растают в сонме времён. Их знает по имени Бог, хотя у них уже нет имён.
Лишь только напрасной надежды месть, бросает в мир якоря.
Пусть миру спасения нет, но есть вершины – это не зря.

***

Маме

Мои вопросы, твои ответы
Не совпадают по всем приметам.
Не совместимы края со швами.
Не расторжимы тоска и боль.
Свернулась память тугой улиткой.
Надежда с верой живою ниткой
Сшивают небо над головами,
Где топят звёзды немую смоль

Быть может ладан, катясь волною,
Подскажет мельком, как с той страною
Связаться сердцем, припасть губами,
В твои ладони лицом упасть.
Но он безмолвно дымит и тает.
Кружится осень вороньей стаей.
И тянет время межу меж нами.
И разевает пространство пасть.

Но тишь на сердце не отпускает.
И мир иллюзий неиссякаем.
Хоть не расскажет он – как ты, где ты,
Что убивает меня в упор.
Уже ничья я на свете дочка…
Но я на этом не ставлю точку.
Вопросы были – живут ответы –
И бесконечен наш разговор.

***

Пусть былое мне сегодня снится,
Пусть ночные крылья мотыльков
Нарисуют мне родные лица
Навсегда ушедших стариков.

Вот ложатся тени на крылечко,
Тонкий месяц ластится в окне.
И в калитке ржавое колечко
С тихим скрипом стукнет обо мне.

Всколыхнётся ветром занавеска.
Дед закурит молча, и опять
Самовар надраенный до блеска
Будет звёзды с френча отражать.

Будет тихо хлопотать у печки,
Никуда как прежде не спеша,
Бабушкино доброе сердечко,
Бабушкина светлая душа.

Оседают в землю три ступеньки,
Хлебный дух берёт в щемящий плен…
Нет на свете этой деревеньки,
Нет на свете больше этих стен.

***


© Татьяна Игнатьева, 2021
Дата публикации: 26.12.2021 21:22:22
Просмотров: 356

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 69 число 16:

    

Рецензии

И весь цикл - крут!

Ответить
Татьяна Игнатьева [2022-01-18 19:56:52]
спасибо Вам за отклик, спасибо, что читаете)