Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Страсти по жи-ши

Юрий Иванов

Форма: Эссе
Жанр: Частное мнение
Объём: 7735 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Страсти по «жи-ши»


Я сижу у окна. Я помыл посуду.
Я был счастлив здесь, и уже не буду.
(И.Бродский)



Мне страшно.
Все что происходит со мной в последнее время – невыносимо. Постоянно что-то болит в центре меня. В нижней части грудины – сидит какая-то нежить – то ли огромная пиявка, то ли черная жирная змея. Она разрывает мои ребра, пытаясь раскрыть свой черно-красный рот. Я постоянно сжимаю это место ладонью и пытаюсь не дать холодной рептилии разжать мерзкую зубастую пасть. Я знаю ¬ если ее зев раскроется – всё рухнет – змея прогрызет аорту с мясом, кожей и костями и вырвется на свободу, оставив после себя хладный труп с вывернутой наружу огромной бездонной дырой, на месте которой когда-то жила-поживала моя душа.
Хожу и жму себя за душу.
Душа моя! Почему ты болишь? О ком ты плачешь? Не уходи, душа! Не бросай меня тут одного! Я не выдержу этого бардака.
Старею. Меня никуда уже не берут – как говорится, ни пи*ду, ни в Красну армию. Бог ни хрена меня не слышит (да и есть ли он?), моими резюме за пару лет вытерли уже сотен пять задниц, никто меня не слышит, не читает и даже не пытается. Я искренне хочу сдохнуть, а мое желание не исполняется – здоровое пожилое сердце, не испорченная печень, не курю, гуляю в горах или по берегу моря по пятнадцать километров в день от тоски - заземляюсь.
Больная у меня только душа. Дура дурой. В струпьях вся, ноги грязные и в крови, вши, воняет чем-то, подглазины. Руками голову закрыла и трясется ходуном. Вот такая вот подруга.
От боли в душе умереть тяжело, от нее легче сойти с ума. А с ума я сойти не могу – слишком каменно-трезвый. Я мгновенно увижу чертей, если что, и им не поздоровится. Сами сбегут от такого куска льда.
По-хорошему - надо бы повеситься, да стыдно. Дети, внуки, жена, теща-старуха, люди из прошлого. Какое-то ощущение, что предам их. Наверное, сядут кружком у поминального стола и разведут руками. И осудят негласно, и правильно сделают. Вместо хороших слов подумают: «Бля! Ну, как же он так!» и я еще раз сгорю от стыда.
Боже, как же мне страшно! По бульварам возят танки, в ДОФе церемонии, дворы служивых кварталов наглухо заставлены пыльными машинами – странно видеть их в будни, днем ¬ хозяева в командировках. Все. Город брошен. Его защитники защищают нынче кого-то другого - не меня. И мне страшно еще и от этого.
Вокруг такие страсти, а я таращу глаза и ничего не понимаю. Чур меня, чур меня! Церковь не спасает. Я задолбался туда ходить. Спаситель угрюмо молчит, святые отвернули свои лики, матерь божья уносит младенца куда-то внутрь иконы. Вонючие свечи льют воск на кроссовки и постоянно гаснут. Молитвы застревают в бороде.
Я устал бояться, но продолжаю это делать. Почерневшая душа таращится в дым и ищет хоть какой-нибудь ответ на свой единственный вопрос ¬ зачем?
¬ Затем! ¬ слышится ей с просторов. Надо бороться со своими страхами ¬ так учит нас партия, правительство и человек Златоуст. Надо смело смотреть трудностям в глаза, идти не сбавляя шаг в светлое завтра и совсем неважно, что оно очень похоже на черное вчера. Это несущественно. Правил нет. Надо! Вперед к победе чего-то там над чем-то, что не такое, как мы!
Знамя, товарищ, крепче держи!
Партия знает «жи» или «ши»
Вектор нынешнего нашего движения – время застоя. Оттуда всё наше политбюро. Этот человек Златоуст хорошо жил в семидесятые. Окончил школу, вуз, закатав рукава, поступил трудиться в особо важную контору, карьерный рост, семья, машина, номенклатурный распределитель… Открылись захватывающие перспективы. Солнце Пальмиры светило практически всегда – даже ночью. Колбаса была без талонов, югославские гарнитуры и телевизоры «Рубин» продавались практически свободно. ВИА. Не надо печалиться! Слышишь время гудит – БАМ! У беды глаза зеленые… А, девушки! О эти стройные небритые ножки, рощицы подмышек и дубравушки лобков! (А, кто ж знал, что надо брить?). Счастливое неведение! Счастье в незнании!
Человек идет и улыбается – значит человеку хорошо!
Жизнь капает, как капельница в больничке, а штамп в паспорте о том, что хорошо и что плохо, остается навеки. Хорошо было там, в семидесятых, - от восемнадцати до двадцати восьми. Божественное время человека, рожденного в СССР! Тогда и вода была мокрее и трава зеленее и Кобзон моложе. Железный занавес сверкал новыми заклёпками, и Брежнев лукаво улыбался с плакатов о целине. И улыбка его обещала нам жизнь долгую и радостную – главное, ребята сердцем не стареть и не раскачивать лодку, построенную самим великим кормчим. Стабильно и с теплою верою! Помаленьку, авось, и одолеем хронически враждебный окружающий мир.
Шли годы. Златоуст вырос в папочку, потом в папика, потом пересек возраст новопреставленных пенсионеров, а штамп-то в душе остался. Жизнь была трудная, переменчивая, но интересная. Судьба то в чужие аналы без мыла приглашала, то в уважаемые лысины смотреться заставляла.
Оглянулся – хоба! А как это я тут, на вершинах, оказался? А кто это меня так на это подсадил? А курс какой? А куда собственно вести-то всех этих? И где, мать-перемать вашу душу, моя идеология? Стремиться гаранту к чему?
Правильно, к тому! К Брежневу на колосящемся плакате и небритым от здорового неведения женским ножкам. Там было так хорошо, в наши двадцать пять!
Туда и повернем, чего нам болтать смартфонами в задницах ихних Тик-Токов! Толерасты-педерасты! Учить нас еще будут. На себя посмотрите - то дебил, то черножопый, то Дементий, гляди, вот-вот прикинется…
А почему нет! Вернем всё взад и повернем навстречу Леониду Ильичу и будет нам счастье – в стабильности, в оружейной силе, в югославских (китайских) гарнитурах, телевизорах Рубин и двадцать первых Волгах, а также вечном стремлении народных масс к разрядке напряженности и к мирному сосуществованию двух систем с разным политическим строем за надежной бетонной стенкой.
«Радуйся, электорат, я принес вам понимание сущего и вечный мир! Или вечный покой, это уж как получится…»
И бумажкой так еще помахать, победоносно, по Чембеленовски…
И электорат всё, как всегда поймет. Спасибо партии родной, политбюро в целом и отдельно дорогому товарищу Брежневу (пардон, Златоусту)! Ура, даешь пятилетний план, своих в говно, на нары, а чужих шапками закидаем!
Сработало? Сработало!
У нас всегда это работает. Чем нам страшнее, чем выше ставки и реальней угрозы, тем интимнее мы жмемся друг к другу. Чем глубже мы загоняем себя в угол, тем злее становимся и никакими палками, никакими удавками нас из этого угла не вытянуть. Мы перекусаем всех и вся. Нас невозможно приручить и отдрессировать, нас можно только убить. Мы лучше отгрызем себе лапу, попавшую в капкан, но никогда не признаемся в том, что нас опять поимели. Свои гаранты и чужие черножопые, патриархи и педерасты, Мак Дональдсы и Крошки-картошки… Несть им числа и все нам враги.
Просто у своих дух роднее и врут они гораздо убедительнее. На то и расчет.
Все как один, стройными физкультурными колоннами пойдем в светлое вчера! Даруй нам, (о, справедливый!) путеводительный маяк в этом угарном дыму пожарищ от ненавидящих нас наций и проклинающих нас должностных лиц всех мастей и народов. Пусть страшен Днепр при тихой погоде, но мы верим в тебя, бессмертный и бессрочный олицетворитель измученной Родины! А что нам еще остается? Отчизну в беде не бросают.
Грабли, грабли, грабли…
Душа плачет и плачет. И ничем мне ее не успокоить. Черная змея просится наружу ¬у меня не получается ее долго удерживать. Хотя, чего мне еще бояться? Полсотни, обещанных пиндосами, килотонн на седую голову? Это было бы очень красиво и весьма искупительно, только кто примет моё покаяние в отдельных, оставшихся непорочными, точках планеты? Папуасы, пигмеи или перуанцы? А зачем оно им? У них жизнь долгая и они ничего такого не боятся.
А мне страшно.



***



© Юрий Иванов, 2022
Дата публикации: 16.03.2022 23:58:01
Просмотров: 286

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 99 число 26:

    

Рецензии

Гениально. Грех говорить, но за три недели беспрерывного курения, оглушения себя довоенным украинским бренди и бессильного злобного мата (в адресате, я уверен, ты не усомнишься) первый раз получил удовольствие в чистом виде, а не от бренди и пармезана. Сейчас разные срамные частушечники объявились, потравленные телевизором: утром в клозете - вечером в куплете. Заменитель публицистики, которая нынче пышным цветом - которая-то благоухает, от другой несёт мертвечиной. Матом отзываешься - от бессилия. И тут - о, внезапная радость- ты обнаружился. Виртуозный текст. Вроде бы, публицистика, но не. Памятник эпохе. Просто, прозрачно, неподражаемо

Ответить
Приложение.
поделился ссылкой. копирую отзыв

Алина Фадеева
Спасибо за наводку. А автору не только спасибо: пусть доживёт до лучших времён, пусть справится со змеёй-пиявкой. Сейчас само время течёт с другой скоростью, прежние критерии не подходят, любой скачок-рывок может изменить конфигурацию. Юрий Иванов, пишите, ни дня без строчки, это и терапия и свидетельство. Не останавливайтесь на полдороги
Вот в каждой букве, в каждом слове, в каждой мысли и эмоции я ощущаю ту же боль и нестерпимый ужас. Я уверена, это сейчас в душах миллионов людей, как проникающая радиация. Пусть знает, что он не один с этим живёт, что закон диалектики (ха-ха) даёт шансы на перемены. Голову пеплом посы́пать никогда не поздно. А попробовать выстоять, выжить и пережить -- единственный правильный шаг.
Юрий Иванов [2022-03-18 13:06:15]
Спасибо, брат