Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Мой адрес - Советский Союз

Борис Тропин

Форма: Роман
Жанр: Просто о жизни
Объём: 5394 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Глава 6 романа "Мы уходим"


Из недр телефонных сетей и контактов неожиданно показалось что-то похожее на спасительную соломинку – вроде бы нужны переводчики в знаменитый институт академии наук, занимающийся космическими исследованиями.
Это интересно!

На следующий день я был уже там.
Место понравилось – зелени много, чистые ухоженные скверы, новые современные дома.

Кадровик серый чиновник с белой нежной кожей кабинетного человека, сразу видно, отставник, который и в Армии служил на заднице сидя. У таких тут же хочется вежливо с участливой издёвкой спросить, товарищ подполковник, ну как сегодня, геморрой не беспокоит? Но, конечно, с этого начинать нельзя.

В меру пухленький, в меру лысенький он внимательно осмотрел мой диплом. Удовлетворённо кивнул, отложил в сторону. Раскрыл военный билет, помедлил, спросил про военную специальность, кивнул уже совсем благожелательно.

Раскрыл и стал медленно листать паспорт, внимательно рассматривая каждый разворот.

И вдруг замер.

Поднял голову, удивлённо посмотрел на меня.

- А вы где живёте? Это же очень далеко. Вы же не сможете каждый день ездить…

- Сейчас-то я пока у брата на Таганке. Жена в Новогиреево, - легкомысленно честно ответил.

Глаза кадровика стали почти круглыми от удивления.

- Нет, у вас же вот прописка! – и он показал мне мой паспорт со штампом. – Здесь ясно указано, что вы живете…

- Мы там не живём. Мы там прописались. Временно.

Он замер в растерянном недоумении с моим паспортом в руке.

- Как это?!

- Ну, мы там прописались пока не найдем работу и жильё. А живём сейчас по разным местам у родственников.

Вижу, не понимает, и начинаю объяснять ему снова.
Мы начинаем с нуля свою семейную жизнь. Жена из глухой рязанской деревни, я жил в маленьком городке с текстильной промышленностью в дальнем, очень дальнем Подмосковье. Мои родные отказались прописать жену в нашу однокомнатную квартиру. У нас одна специальность. И нам надо искать новое место для работы и жизни. Что тут непонятного! Может, снимем здесь квартиру, или общежитие какое… Здесь, кстати, есть общежитие?

Вижу, опять не понимает.

Как можно, работая в знаменитом институте Академии наук, пусть даже и в отделе кадров, быть таким тупым?!

Я вообще даже не знаю, где я прописан. Стоит в паспорте какой-то штамп, да и хрен с ним. Где эта улица, где этот дом! Я там ни разу не был. Отдал жене паспорт, она со своей родственницей упросила знакомую бабульку за небольшую плату прописать нас в своём доме, но чтоб не жили, а просто для отметки в паспортах. И временно. Пока ни определимся.

Круглые за стеклами очков глаза кадровика начали постепенно сужаться, а недоумение меняться настороженностью и подозрительностью.

Он снова внимательно осмотрел мой паспорт, потом подошел к окну и стал рассматривать отдельные страницы на свет.

Наконец что-то ему стало ясно. В глазах появилась осмысленность и твёрдость. Похоже, он принял меня за жулика, проходимца, а то и шпиона, вознамерившегося внедриться в их институт, и был доволен собственной проницательностью, которая позволила своевременно меня разоблачить.

Отодвинув мои документы, он поудобнее уселся в кресле.

- Молодой человек, так не положено. В нашей стране каждый должен жить там, где он прописан.

Он достал из внутреннего кармана свой паспорт, раскрыл его и показал страницу с пропиской.

– Вот видите, я, где прописан, там и живу, там и работаю, – поставил себя в пример. – Так и все должны, а то что же это начнётся!

До чего же противные рожи бывают у некоторых людей!

Он хитренько улыбнулся. И устроился в кресле еще удобней, продолжая наставлять меня.

С каждым новым его словом и новой ухмылкой мне все больше хотелось дать ему по морде. А он ухмылялся еще противней.

- Да, переводчики нам нужны, но мы вас принять не можем. И вообще вы должны жить и работать там, где прописаны. Мало ли кто куда хочет! Москва не резиновая!

В бешенстве я вышел из отдела кадров, угрюмо бормоча себе под нос жизнерадостную песенку: «Мой адрес – не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз».

Немного успокоился. Вокруг стоят дома, растут деревья, машины едут, люди куда-то спешат, светит солнце – жизнь продолжается.

Но из этого благолепия опять выплыла физиономия кадровика.

- Мало ли кто куда хочет! Москва не резиновая! – повторила, ухмыляясь, и язык высунула.

- Мы не овощи на грядке и не трава. И жить будем там, где нам понравится, а не где ты нам укажешь, козёл сраный! – сказал ей невежливо.

Ни с дипломатией, ни с наукой отношения не складывались. Бешенство сменилось тревогой, а запросы и требования к будущему опускались всё ниже и ниже.

Череда каких-то безнадёжно серых НИИ, потом КБ и СКБ крупных предприятий подарила ощущение, что их главная задача – чужих не пускать.

Инна с тем же успехом пыталась устроиться в школах, библиотеках. Учителя были очень нужны, но «принять мы вас никак не можем». И искренне сочувствовали. Получается, они тоже были жертвами прописки.

Возвращаясь из Подольска, где искали совета у давней знакомой, мы печально смотрели из окна электрички на проплывающие мимо дома, деревья, людей и молчали.

- Молодым сейчас одна дорога – на БАМ, - вздохнул я, обречённо покачав головой.

- Уж лучше сразу на Колыму! – хмуро откликнулась Инна. – Что делать будем?

- Остается стройка, - неуверенно предположил я.

— Ну это уже совсем…

- А куда?!


© Борис Тропин, 2022
Дата публикации: 06.07.2022 08:44:11
Просмотров: 493

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 73 число 11: