Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Предки

Кямал Асланов

Форма: Рассказ
Жанр: Ироническая проза
Объём: 6668 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Он висел у нас так давно, что стал деталью интерьера. Старинное фото бородатого старца в папахе. Потому я обомлел, когда однажды, гоняясь по комнате с мухобойкой в руке, вдруг столкнулся с ним нос к носу. Эта негодница по опрометчивости села прямо на его лицо. Чем послужила причиной всех дальнейших событий. Ибо, окажись где-нибудь на другом месте, то может быть слилась бы с серым фоном, оставшись незамеченной. Кто следит за завитушками орнамента старинных обоих на привычной стене? Но тут муха оказалась чёрная на белом, так что не заметить её я просто не мог. И уже готовился прихлопнуть наглую, когда вдруг обратил внимание, что белое на изображении это абсолютно голая старческая щека. Как будто вчера побрили. Хотя помнил, что именно на этом месте всегда росла густая борода. А тут не стало не только её, но и папахи сверху. Что уже совсем не лезло ни в какие ворота. Ибо открылась terra incognita - большая никому доселе неведомая лысина, сделавшая человека почти неузнаваемым. Открытие произвело такое впечатление, что уронил мухобойку и уставился на портрет. Как наверное смотрел Ньютом на упавшее на голову яблоко. Может это уже другой человек? И кто-то его подменил? Но глаза, нос, уши оставались как будто прежними, а вот щёки... И тут меня ждал второй удар. Ибо стоило опустить взгляд чуть ниже, как наткнулся на... галстук! Немыслимый во времена прадеда в его среде аксессуар. Со стены теперь глядел, ни дать-ни взять, современный менеджер среднего звена преуспевающей фирмы. Что заставило меня собраться силами и, подняв голову, посмотреть старцу уже прямо в глаза. И это стало окончательным знаком моего поражение, ударом, после которого уже не встают. Ибо глаза смеялись. Человек на портрете еле сдерживал смех. И достаточно оказалось нам встретиться взглядами, как прадед, не выдержал и прыснул. А я онемел. Как полностью утративший контроль над действительностью и смиренно ожидающий естественного исхода событий. Благо, что ожидание продлилось недолго
-Ну слава богу!- сказал вскоре, отсмеявшись, портрет и вытер платком выступившие от смеха слёзы.
При этом рука его, как влажной тряпкой с чёрной доски, одновременно стирала с портрета изображения галстука, щёки и прочего. Так что к концу процедуры прадед снова предстал передо мной в своём первозданном виде. С бородой и папахой.
-Чего только я ни делал все эти годы, чтобы привлечь твоё внимание, - сказал, приведя себя в порядок- И подмигивал, и рожи корчил, и галстук одел, даже побрился – всё без толку. Спасибо мухе – помогла!
-Вы... вы... разговариваете?- только и смог выговорить я.
-Как видишь. И говорю, и вижу и слышу. Только вы этого не замечаете.
-А как?
-А какая разница? Вижу, как живёте и не могу нарадоваться. Моё семя!...
Произнося это, изображение на портрете чуть не выронило слезу. По словам предка его сегодня радовало в нас всё. И каких успехов достигли его многочисленные наследники. И вообще какие молодцы. Так многого добились.
Человек оказывается все эти годы внимательно приглядывал за нами, переживал и теперь гордился, что оставил такой заметный след на земле.
А я смотрел на это удивительное представление, слушал монолог неожиданно ожившего черно-белого телевизора в раме и думал, как расскажу о нём близким, как докажу, что произошло на самом деле. Ведь не поверят, как пить дать, решат, что спятил окончательно. И так в последнее время косятся по поводу каждого сказанного невпопад слова. А тут подумают, что всё, пора на покой, с портретом разговаривает. Нет, лучше промолчу. Пусть будет, что будет.
А прадед тем временем переходил от общего к конкретике. Да, ему нравится, как размножилась и расцвела его родня, но есть всё таки отдельные представители, бросающие тень на его славное имя. А ведь нельзя забывать, что наш род происходит из тех самых, которые... И пошло перечисление славных имён и событий, которые я по семейной традиции знал наизусть и которые по представлениям прадеда должны были сейчас вызывать у потомков исключительно гордость. Что однако наблюдалось не всегда и не у всех. Та носит слишком короткую юбку, этот не уважает старших, другой злоупотребляет алькоголем и так далее. И чем больше распространялся на эту тему теперь прадед, чем меньше мне это нравилось. Хватало нам в жизни и своих «нравоучителей».
-Что бы там ни было, - прервал я его речь,- Все мы происходим от тебя.
-Как бы не так,- последовал ответ, - В нашем роду такое не наблюдалось! Это не от меня.
От другого прадеда. Был ведь у вас ещё другой. Известный шарлатан и прохвост. Это его кровь играет в ваших жилах. Я вижу. Хотя в своё время и говорил сыну: будь осмотрительней, не связывай своё имя с людьми, чей род славен сомнительными делишками
-Какими это делишками?- удивился я.
-А ты как будто не знаешь. Это шейтанское отребье ещё в 17 веке прославилось тем, что....
И пошла литься широким потоком грязь на антипода. Мол вышеназванный «другой» прадед был оказывается и шарлатан и похабник, ни одной юбки не пропускал. Оставил о себе дурную славу и нарочно породнился с нами, чтобы спасти репутацию
И так мне это вдруг не понравилось, так стало стыдно за предков, что снова не выдержал и прервал его на полуслове.
-А кто доносы на соседей писал?
-Как?
-Кто векселя подделывал? В борделе пропадал, горничную обрюхал:? Детей ремнём сёк, - не давал я ему уже опомниться, - Семью в нищете оставил...
-Грязная клевета: Это всё он! Я не имею к этому никакого отношения.
-Хочешь сказать, что, сам белый пушистый. А всем плохим мы обязаны ему?
-Именно! Спроси у него самого. У тебя же сохранился его портрет.
И тут я вспомнил, что у нас и действительно есть портрет и другого прадеда тоже. Но по какой-то причине всегда хранимый в общем альбоме в подвале. Однако спускаться сейчас за ним туда мне было лень. Потому я не спешил.
-Вот видишь?- обрадовался прадед со стены,- Не хочешь за ним идти. Потому что знаешь, я прав. Это был тот ещё шулер. Выиграл у меня десять рублей золотом. И ещё хотел, чтобы я отдал коня!....
И снова пошла литься грязь. На этот раз ещё более мутная. История о том, как старики однажды сели играть в карты. И как один обыграл другого....
Всем этим я уже был сыт. Потому, как ни противилась душа, всё таки пересилил себя и спустился в подвал, где в старом шкафу, среди прочих документов после долгих поисков, нашёл таки тот пыльный альбом, а в нём фото другого прадеда.
-Ну что, нашёл?- обрадовался первый со стены, когда я вернулся к нему, - Теперь спроси у него прав я или нет?
Я опустил голову и посмотрел на принесённое. В полутьме подвала мне не удалось рассмотреть его как следует. Тем более удивился, разглядев сейчас при свете. На фото другой прадед откровенно показывал мне... язык.


© Кямал Асланов, 2022
Дата публикации: 11.08.2022 15:41:45
Просмотров: 390

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 36 число 76: