Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Юрий Тубольцев



За все платит Толик

Слава Лук

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 16940 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Начали с коньячка и прочего преступно-дорогого. Пашка заказал своё любимое блюдо - цыплята-табака.

- Но только чтоб без дураков! - постучав пальцем, как костяным клювом, по столу, строго сказал он официанту. - За кожу и кости я платить не буду!

- Будто я их сам делаю, - невозмутимо проговорил официант и, вытащив торчащий из кармана ручник, лениво закружил по залу в поисках подноса.


Помнится, в тот день, двадцати семилетний таксист Анатолий и его начальник Павел Иванович с утра ещё собрались провести свой выходной вместе. Павел Иванович этот «сделал» для Толика вне очереди «новенькую тачку», и это требовалось «обмыть». C этим Павлом Ивановичем они были когда-то сменщиками. То есть работали на одной и той же машине через день. Но если двадцатисемилетний Анатолий или попросту Толик был бесшабашен и жизнь проживал, посвистывая и похохатывая, то, когда-то просто Пашка, а теперь Павел Иванович всегда стремился быть в этой жизни основательным и серьёзным. Работая таксистом, закончил он автодорожный институт, в партию вступил и вот месяц назад только как стал начальником автоколонны. Но дружба, есть дружба! Обмывать решили на бегах. Разумеется, платить за все должен был Толик.

На бега приехали в самый разгар. Толик - заводной малый - сразу же, прежде чем идти в кабак, предложил сделать несколько ставок.

- На пробу! А вдруг обломится! - сказал он.

Павел Иванович пожал плечами и оставил это как бы на усмотрение своего товарища.

Толик кинулся к кассам тотализатора и чёртом заходил в толпе, пытаясь пробиться к окошкам.

- Ну?! - кричал он уже от окошек. - На какую?!

- Сейчас! Подожди! – нервничая и уже заводясь, отвечал Павел Иванович. Суетливо листая программку, он вдруг вспомнил, что минуту назад вообще не собирался играть, и потому, махнув рукой, крикнул. - А, ставь на любую!

И тут же к нему подошёл тихий, но быстрый как мышь человечек и быстро-быстро зашептал ему на ухо.

- Могу посоветовать!

- Давай! - сразу же согласился Павел Иванович.

Человечек, как бы разговаривая сам с собой, произнёс имя лошади, и Пал Иваныч тут же кинулся в толпу. Пробившись к Толику, он шепнул ему на ухо имя лошади.

И только приятели успели сделать ставку и, перегоняя друг друга, устремились к трибунам, как ударил колокол, и земля задрожала от топота копыт. Вцепившись в барьер, друзья принялись орать.

- Не подведи, "Агат"!

А Толик в ритме иноходца приговаривал, подхлёстывал бег лошадей криком: "Ух, напою, накормлю, разодену в шёлк твою матерь так-то!"

- Давай, давай!..

Лошади пошли по второму кругу. Пена мокрым пухом срывалась с их озверевших морд. Не успели приятели толком разглядеть «это какая ж там лошадь их», как раздалось звучание колокола, и все было кончено.

«Первым пришёл "Агат"!», - объявило радио, и Толик с Пашкой захохотали как безумные. Ударяя друг друга в плечо, в грудь, они радовались как дети. Да и было чему. Они выиграли семьсот рублей! Отдав положенную сумму "советчику", друзья, глотая слюнки, заспешили в ресторан.

Оркестр вовсю шпарил джаз!..

Начали с коньячка и прочего преступно-дорогого. Пашка заказал своё любимое блюдо - цыплята-табака.

- Но только чтоб без дураков! - постучав пальцем, как костяным клювом, по столу, строго сказал он официанту. - За кожу и кости я платить не буду!

- Будто я их сам делаю, - невозмутимо проговорил официант и, вытащив торчащий из кармана ручник, лениво закружил по залу в поисках подноса.

Все шло как по маслу. Вскоре, набив свои кишочки, друзья зарозовели лицами и стали вожделенно поглядывать по сторонам. В глубине зала Толик вдруг узрел одиноко сидящую блондиночку. Недолго думая, он встал и зашагал к ее столику…

Пригласив потанцевать и начав танец, он тут же оживлённо и весело стал говорить что-то девушки, кивая при этом головой в сторону своего стола. Девушка, склонив свою головку чуточку на бок, улыбаясь, внимательно слушала парня и с недоверием посматривала то на без умолку болтающего Толика, то на одиноко и важно сидящего за столом Павла.

Наконец, похоже, решившись она согласилась пересесть за столик к двум, как выразился Толик, «обалдевшим от одиночества друзьям». В белой гипюровой кофточке, юная, стройная и чистая как белый гладиолус, она позволила взять себя под руку и отвести к столу. И Толик - пьяный, лохматый, с воспалённо-гopящими глазами - гордо повёл её к своему столу, млея от удовольствия.

- Ну, прям, сцена из сказки "Аленький цветочек! - пробормотал Павел, едва удерживая себя, чтоб не захохотать.

Подойдя к столу и разглядев Павла как следует, девушка заулыбалась уже как родная. Познакомились. Девушку звали Жанна.

- Очень приятно! - сказал Павел, знакомясь, и вежливо потупил свой взор.

Толик подозвал официанта и заказал шампанское, фрукты и бутылочку коньяка под кофе. Для Жанны он заказал ещё шоколадный набор.

Зная, что здесь могут быть «подсадные утки», занимающиеся чисткой карманов вот у таких лопухов, как этот Толик, Павел исподтишка рассматривал девчонку и весь был настороже. Он караулил какое-нибудь неосторожное движение, взгляд Жанны, выдавший бы ее в этом качестве. Караулил и не хотел, чтобы это его предположение подтвердилось. Девчонка уже пьянила его своею молодостью и свежестью.

- Не окосей, наблюдатель! – улыбнувшись, сказала Жанна и покраснела.

Толик захохотал. Павел на мгновение смутился, но тут же оправился и зачем-то потрепал Жанну по коленочке. Жанна тут же кошкой ударила его по руке.

- Ну!! - тоном Ирины Бугримовой сказала она. И беспечного Толика удивило, что в глазах у неё при этом вспыхнула такая злость и злоба, будто её ударили по лицу.

Принесли шампанское. Подняли тост за знакомство. Выпили. Оркестр играл крутые и все подзуживающие вещи - ни то "шейк", ни то "твист", - что Толик опять пригласил Жанну танцевать. Жанна согласилась, но танцевала она с ним нехотя. Она то и дело посматривала в сторону стола, за которым в одиночестве сидел важный и основательный мужчина, Павел этот. Кончился «толи твист, толи шейк». По предложению Толика выпили ещё по одной. За любовь. Заиграли вальс, и Жанна вдруг сказала.

- Павел, я хочу, чтобы вы меня пригласили потанцевать. Можно?

Павел, смутившись, поднялся из-за стола, взял просительно-протянутую руку девушки и начал танец. Жанна, почувствовав, как крепкая рука Павла уверенным и нежным обхватом захватила её талию, блаженно-счастливо прикрыла глаза и закружилась так, будто этот танец с Павлом был для неё давнишней мечтой.

Разглядывая Жанну в своих объятьях, Павел весь аж взопрел от волнения. Чистый, влажный, свежий как срез розовой сёмги, ротик девчонки, казалось, призывно сверкал белыми зубками и манил его к себе. Не удержавшись, Павел наклонился и трусливо коснулся губами рта Жанны. Девушка вздрогнула и сбилась с такта.

- Извини, - хитро улыбаясь, проговорил Павел и покраснел.

Жанна молча пошла к столу.

Толик все это видел и такой оборот дела ему не понравился. Когда девушка, сказав "я сейчас приду", ушла, он решил образумить своего начальника.

- Ведь ты женат, - сказал он ему.

- Ладно! Ты чего?! – усмехаясь, раздражённо спросил Павел, но тут же, взяв себя в руки, мягко пояснил Толику.

- Понимаешь, моя баба сейчас в положении, - и после, нахально улыбаясь, добавил. - А может она нас двоих обслужит, - и захохотал.

- Не-е, - кисло улыбнувшись, сказал Толик. - Я так не люблю. Лучше уж ты один.

- А можно к тебе домой? – спросил Павел.

- Давай, - пожав плечами, нехотя согласился Толик и умолк.

Пришла Жанна. Сев за стол, она как-то отчуждённо и грубо предложила ребятам поехать к её подруге послушать музыку и потанцевать. Толик почувствовав, что Жанна обиделась на Павла, и встрепенувшись, заинтересованно спросил у неё.

- А где это?

- Беляево-Богородское, - роясь в сумочке, отстранено как-то проговорила Жанна.

- Это очень далеко, Жаньчик! - жалобно-притворным голосом проговорил Павел и нежно поцеловал девушку за ушком.

Девушка сделала вид, будто не заметила этого.

- Ты, давай, лучше позвони ей. Пусть приедет. И мы все к Толику. Это в центре, - проговорил Павел, и бросил в рот конфетку из подаренного Жанне шоколадного набора.

- Не. У неё ребёнок, - невнятно проговорила Жанна и уже более решительно продолжила. – Ладно, давай на улицу, а там разберёмся.

Толик рассчитался с официантом и все втроём они пошли на выход. Павел, считая, что дело на мази, распоряжался уверенно и быстро. К семи тридцати вечера ему непременно надо было быть дома. Сегодня очередная серия телесериала "Семнадцать мгновений весны". Штирлицу предстоит освободить Кэт из лап фашистов. Около ипподрома такси не было. Вышли на Беговую.

- Давай на троллейбус! - увидев летящую к остановке стеклянно сверкающую "двадцатку", скомандовал вдруг Павел Иванович.

Схватив Жанну за руку, он увлек ее за собой к остановке. Толик следом за ними. Едва успел впрыгнуть на подножку троллейбуса. Двери мягко стремительно закрылись и троллейбус сразу же резко пошёл, как на взлёт. Какие-то двое парней, непонятно откуда взявшиеся, бежали рядом с дверьми и с остервенением молотил в них кулаками. Водитель, весело наслаждаясь своим могуществом, жал на педаль. И вот, один из парней, что был как жердь, споткнулся и впоролся лбом в бетонную мачту. Пашка и Толик чуть было ни надорвались от смеха. Жанна, побледнев, улыбнулась, глядя куда-то в сторону и промолчала.

«Беляево-Богородское» это тьмутаракань и потому вначале приятели решили заскочить за вином в «Столешников». Жанна молчала. Около Моссовета они вышли. Перешли на противоположную сторону улицы и пошли мимо "Арагви" вниз. Около туалетов их остановила какая-то дева в парике из серебряных волос и в яркой японской куртке мужского покроя.

- Японский зонт нужен? - улыбаясь, тихо спросила она у парней.

«Пожалуй, это дело! - подумал Павел. - Будет дома, чем отговориться!". И только он собрался было достать деньги, как Толик сказал: «Я беру»! - и сунул деве деньги в руку. Та сразу же сквозанула от них куда-то по улице вверх и исчезла в толпе.

- Это тебе от меня, - сказал Толик и протянул зонт Жанне.

- Ну и от Павла, конечно, - дипломатично добавил он.

Жанна, покраснев, в первое мгновение не могла даже слова вымолвить. Она осторожно заглянула Павлу в лицо. Павел улыбался. Жанна посмотрела на Толика.

- Ну, бери же! - счастливый от того, что может сделать Жанне такой подарок, говорил Толик.

- Мерси! - тихо сказала она и, прижав зонт к груди нежно как ребёнка, медленно пошла вниз по улице. Похоже было, что подарком парни её достали.

Пашка, схватившись за живот, скорчился в беззвучном смехе.

- Ну, ладно! Чего ты? Молодая она ещё, - улыбаясь, шёпотом урезонивал его веселье Толик.

В Столешниковом взяли вино, фрукты и опять пошли в сторону Моссовета. Ловить такси. Все машины, что стояли около дома восемь, ехали в парк к Савеловскому. Да и вообще! На ул. Жданова! Однако, все это было не для них. Решили ловить машину на противоположной стороне, у Моссовета.

Удушливо ревя, нёсся поток машин. Да, как сейчас помню, подземного тогда ещё там не было. Жанна и оба приятеля остановились переждать. Павел, изображая на своём лице озабоченность посмотрел на часы, что были у него на руке. Сейчас он смотрел на маленькое электронно-японское чудо так, будто надеялся получить ответ не на вопрос «сколько сейчас времени?», а как ему «быть или не быть?» дальше.

«А пожалуй лучше будет свалить», - размышлял он.

Но тут дали зелёный и они зашагали на противоположную сторону. И тут рядом с магазином «Дружба» Жанна вдруг, чего-то испугавшись, прильнула к Павлу и заговорила горячо сбивчиво.

- Павлик, милый, не ходи туда! Увези меня к себе! Я буду тебя всю жизнь любить!

Дрожа как в ознобе, она тискала руку Павла Ивановича и умоляюще заглядывала ему в глаза. У Толика от таких её слов даже дыхание перехватило. Однако Пашкино лицо вспыхнуло при этом довольством. Прижимая к себе Жанну, он повёл ее было… Куда-то… Но девушка, потащив за его собой, кинулась к одной из машин с зелёным огоньком, что стояли рядом. В машину они залезли мигом. Толик, воскликнув "куда, черти!", устремился за ними следом.

Пашка, выкрикнув «Беляево-Богородское»! Плачу за два счетчика!" тут же принялся жадно целовать девчонку. А та, застонав, радостно отвечала, обнимая Павла рукой с зонтом.

Толик озлился. Он потрепал своего начальника по спине и сказал.

- Легче, легче, Пал Иваныч!

Взбешённый водитель ещё не успел отматюгать пассажиров, как к машине уже подскочил какой-то длинный как оглобля парень с фингалом на лбу и, рванув дверку на себя, сказал, влезая в машину по пояс и суя при этом руку к себе за пазуху.

- Ты, что же это, сука, хвостом-то крутишь?!

Жанна, спрятавшись за Павла, прижалась к его спине и заголосила.

- Паша, я боюсь!!

Но быстро соображающий Павел Иваныч уже сказал себе.

«Э-э, брат! А, оказывается, я был прав!» - и тут же принялся дергать ручки у двери со своей стороны. И уж будто бы он не знал, что через левую заднюю дверку редко из какого "такси" можно выскочить.

Длинный как оглобля парень, увидев, что дело усложняется, стал нервничать. Он вдвинулся в машину поглубже, сказал "а ну-ка!" и прижал Толика левой рукой к спинке сидения.

- Да, ты, куда, козел, лезешь-то? - надоело наблюдать всю эту канитель водителю. Он ткнул «длинного» в плечо кулаком.

Прижатый к спинке Толик, схватил "длинного" за руку и со словами "а хо-хо, ни мохо!", кряхтя, принялся, выкручивать ему руку. «Длинный» взопрев от боли, едва вырвался из цепких рук Толика и - "А, сука!" - упал на него, прижался, и что-то сделал правой рукой ему в живот - раз! раз! раз! - и тут же, отскочив от машины, пустился бежать.

Толик вылез из машины и пошёл было за "длинным", но сделав несколько шагов, торнулся коленками в асфальт и, став на четвереньки, замотал головой как бычок.

- Толя!! - страшным голосом закричала около него Жанна. - Толя! - говорила она, хватая его руками и тревожно заглядывая в лицо.

- А что случилось-то? - пытался шутить Толик. - Все в порядке, - слабым голосом говорил он и все порывался встать на ноги.

Но Жанна не поверила его "все в порядке" и, быстро просунув к нему руку за пазуху, вытащила её оттуда всю испачканную кровью. Забыв про все - кто она, что она во всей этой истории и что теперь может быть с ней - она зарыдала.

- Толя, милый, прости!! Ради бога, прости!!

Стали собираться любопытные. Павел Иваныч, увидев все это, вначале всполошено затаился и решил молчать, но потом вдруг мелко-мелко заметал глазами вправо-влево, вправо-влево. Шевельнув губами и сглотнув слюну, он пропел мстительно.

- Та-ак!

И, не выдержав, сорвался в крик.

- Да, таких сук, как ты, стрелять надо на первом же суку!!

- Нет! Нет! - умоляюще закричала Жанна. - Вы только не думайте! Просто этот Вадик, этот длинный, сказал, что он на мне женится! Но я его давно уже не люблю! Он обещал мне деньги на аборт!..

- Заткнись, потаскушка! - брезгливо сказал Павел Иванович и тут ж подумал: "Вот, запоролся в историю!"

- Я не виновата! Послушайте! Я не виновата! - говорила Жанна, обходя плотный круг любопытных.

Толик, стоя около стены дома, покачивался от слабости, и во все глаза смотрел на Жанну.

- А ну-ка! - решительно сказал Павел Иванович. Раздвигая собравшихся, он стал выбираться из окружения. – Вы тут посмотрите за ней, а я сейчас пойду! Вызову скорую! - деловито проговорил он и торопливо зашагал в сторону метро.

И тут подкатила спецмедслужба. Кто-то видно не поленился вызвать. Из неё вышли двое в милицейской форме.

- Ну что, друг? – обращаясь к Толику, весело проговорил милиционер. - Не надоело тебе стену-то подпирать? Он с кем? С вами? - спросил работник весёлой службы у Жанны.

Жанна утвердительно кивнула головой и сказала, утирая слезы.

- Ему очень плохо! Ему нужно в больницу!


Она боялась сказать лишнее.

- Слушайте, товарищи! - заговорил вдруг таксист, обращаясь к милиционерам. - Здесь, похоже, дело тёмное. Эта девица как бы сбежала. Тут парень ещё. Он пошёл звонить. А у этого парня!.. Он протянул к стоящему у стены Толику руку. Но Толик, собравшись с силами, оттолкнул от себя добродетеля прочь.

- Не лезь! - сказал он. - Это не твоё дело, - и, прижав Жанну к себе, сказал ей как ни в чём не бывало. - Пошли домой.

Жанна, чуть ли ни на себе, едва справляясь с тяжёлым телом Толика, потащила его по улице прочь от ментов и от толпы любопытных.

А Павел Иванович через час уже поднимался в лифте к себе на этаж и трусливо переживал случившееся.

- Ничего, - бормотал он. - Толян не обидится. Поймёт. Скорую я вызвал, ну и ладушки!..

Выйдя из лифта на лестничную площадку, он нервно высморкался при помощи двух пальцев на пол. Но тут же, как бы опомнившись, чертыхнулся, растёр сопли ботинком и заспешил к своей двери. Дома его ждала семья – жена, дети. И телик с подвигами советских разведчиков.

© Слава Лук, 2022
Дата публикации: 21.09.2022 10:12:34
Просмотров: 26

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 39 число 36: