Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Самулевич



Стихи второй половины 2022 года

Татьяна Игнатьева

Форма: Цикл стихов
Жанр: Философская лирика
Объём: 214 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Гимны Тихвину

В соавторстве с Аллой Титовой

1.

И берёзы, и статные ели,
Горки, реки, да глади озёр…
По крутым берегам здесь осели,
Полюбив неоглядный простор, –
Больше тысячи лет миновало –
Вепсский Кайван да русский Иван.
Довелось им вставать на забрало
За Отечество всех россиян.

Припев:
Слава Тихвину орденоносному
За свершенья в боях и труде.
Он из тех, кто победными вёснами
Мир к любви возвращал, к доброте.

Дважды войны наш Тихвин изведал.
В Смуту Дарью-царицу берёг.
В сорок первом рождалась Победа.
Здесь – одна из победных дорог.
Сколько можно прочувствовать истин
В тихом, маленьком сём городке…
Верный страж, вечный труженик Тихвин
С Чудотворной иконой в руке.

Сын достойный Москвы с Новоградом,
Старший брат Петербурга. Как встарь
Он стоит и трудами, и ладом,
И трезвонит, ликуя, звонарь.
Римский-Корсаков помнил те ноты,
Тут родиться ему довелось.
Божьей волей и царской заботой
В горней доле наш Тихвин возрос.

А лесами – черника с морошкой,
Заготовки к зиме про запас.
Как заливисто пели гармошки –
Город праздновал Яблочный Спас.
Он кузнец, и художник, и книжник…
Он, как Феникс, вставал из огня.
Монастырские стены твердыней –
Богородицы милость хранят.

Шли судов караваны по водам,
Ярославский наезжен был тракт…
На гербе по лазури восходом
Льёт сиянье – как святости знак.
А под ним – золотая корона
По червлёному полю щита.
И плывут колокольные звоны,
Как по Тихвинке-речке лета.


2.

Высокие сосны, могучие ели,
Низины, да взгорья, да глади озёр.
Здесь древние вепсы, славяне осели.
Здесь Тихвин родился на русский простор.

Припев:
В доме твоём Богородица
В лоне пресветлой любви.
Нашей Небесной заботницей
Ты, как и прежде, слыви.
Город любимый мы чествуем.
Сердца родимый причал
В лет нескончаемом шествии
Жил бы, творил, процветал!

От люда простого до царских молений
Ты жил и работал в свершении дел.
И высились в небо громады строений,
И полнились реки, как Пётр хотел.

И встал город-мастер, умелый, торговый,
Кузнец и художник, и книжный знаток.
В молитве усердный, а в бедах суровый,
Живёт в перекрестье сердец и дорог.

Стране твои стены надёжной заставой.
Не раз ты угрозу сумел отвести.
Мы верим, что в городе воинской славы
Достойная молодость будет расти.

***

Соком августа красится бледный околышек неба,
Раскалённые сумерки стелются под ноги лесу.
А тому за дремотой всё чудится марево снега,
А тому всё не терпится выстрадать зимнюю пьесу.

Будто камень с досады – листва отлетит в одночасье,
Будто песня прощанья – взмахнут перелёты крылами.
И растает надежда под пристальным взглядом ненастья,
И взыграет печаль – не удержишь ветров удилами.

Что мечталось по ясной весне – отзвенело росинкой,
Тёплым яблоком алым скатилось под волглую горку.
А тоска заарканит – и небо сожмётся в овчинку,
Даже сладкая вишенка мнится полынью прогорклой.

Вот когда б затеряться навеки в метельном замесе…
Но очнётся душа – а вокруг только глухо и немо
Раскалённые сумерки стелются под ноги лесу,
Соком августа красится бледный околышек неба.

***

Отголоски

Растрясла березка слёзы
По вечерней пьяной стыни.
По утрам один тверёзый
Под её ногами иней.

Утопила все листочки
В грязной лужи амальгаме…
Многоточье в каждой строчке.
Многозвучье в каждой гамме.

Многомерностью пространства
Обнимает долгий ветер
Этой осени жеманство,
Этой песни многоцветье.

Обнимает, обтекает
И таится не напрасно.
Потому что без утаек
Не стащить кусочек счастья.

Вот и ветер, лист сорвавши
С неприкаянной берёзки,
Точно знает – нету краше
Грустных песен отголосков.

***

Опять чадит осенней хмарью вязкой,
Привычно всё, вторично, зычно, но –
Ноябрьской сказке придаёт огласку
Земное чёрно-белое кино.

Мешаются и праздники, и будни,
И мягкий хлеб, и жёсткая постель.
Отменно, обстоятельно и мудро
От костры очищается кудель.

От канители – дальняя дорога,
От вечера – печали и тоска.
И будто жизни много и немного,
И будто шаг от звёзд до колоска.

И выстрел не гремит над колыбелью,
В яслях новорождённый Иисус.
Предновогодний лес объят метелью,
А дома ждут шары и нитки бус.

Вскрываются ответы на вопросы,
Прощается несбывная вина.
Для сердца нет предела и износа,
В глазу нет ни соринки, ни бревна.

Такая незатейливая сказка
Под осени разыгранной венец.
А завтра по отлаженной указке
Наступит всё же "завтра" наконец.


Иль не наступит, или промахнётся?
И вспять пойдёт былой круговорот,
Водица с пересохшего колодца
В кувшины из бадьи не потечёт.

Решаем мы – те слабые невежды,
Родства не помнящее мужичьё,
Разоблачая белые одежды,
Прикидывая чёрное тряпьё.

Хоть сердце нераскрывшимся бутоном,
Но топит вековой набрякший лёд.
Сиреневым декабрьским мегатонным
Над миром солнце вечное встаёт.

И зазывая осень в путь неблизкий,
Выстраивает время свой черёд.
Через препоны терний, бед и рисков,
Всё ж, побеждая, завтра настаёт.

Опять чадить осенней волокитой
Сквозных небес готово полотно.
И крутится, и крутится орбитой
Земное чёрно-белое кино.

***

Центр Вселенной

Путь изначальный, что звёздной предписан был картой,
Так непутёво безжалостно кем-то раскроен...
Если бы было так просто добраться плацкартой
В центр Вселенной под острым названием – Троя.

Улицы, лица, медовое время-улитка
Радугой вписаны в вечно сияющей бездне.
Каверзный конь и Кассандра – нетленной визиткой,
Будто повенчаны в здравии жить и в болезни.

Странно, мне самую малость всегда не хватает –
Мистики этого мира, досадно, не скрою.
В Рим все дороги ведут, но средь множества баек
Нет ни одной путеводной в воскресшую Трою.

В рубище старом, иль в тоге льняной – всё едино –
Буду входить я под кров опустевший навеки.
Край ойкумены – то мира сего середина.
Впрочем, ахейцы и есть те же самые греки.

Если не мудрствовать, просто и обыкновенно
Не бередить в себе ангела, беса и зверя –
Можно однажды увидеть, что центр Вселенной
Дышит в тебе же самом, сомневаясь и веря.

***

Злюка Ницше, и мудрость на грани зла.
А иначе, ну, что за жизнь!
Чтоб блистать через тысячи лет могла
Эта правда в объятьях лжи.
Чтоб тоской разродиться на радость псам,
Разрывающим чрево сна.
Как опасно доказывать небесам,
Что творят не они – весна.
Ветхий храм на крови, тишь вокруг, да сыть,
Да поблекнувший белый свет…
Умудряешься вечно остаться жить
Там, где жизни ни грамма нет.
Всякий раз, остужая сердечный раж,
В жажде славы творить – грешно.
Злюка Ницше, он мудрость возвёл в тираж.
Но теперь ему всё равно.

***

Радость печальная –
Жить на ладони земли.
Знание тайное
Выносить к сроку смогли.
Болью под ложечкой
Острое чувство зимы.
Вера низложена,
Нам бы надежды взаймы.
Крошево снежное
Тяжким дыханьем судьбы,
Ложью кромешною
Мир подняло на дыбы.
Высветит душами
Светлыми твой горизонт.
Здравствуй, оружие.
Через дыхание – фронт.

© Татьяна Игнатьева, 2023
Дата публикации: 05.01.2023 20:06:37
Просмотров: 466

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 35 число 48: