Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Лена, книга 3. У каждого свой крест

Александр Кузнецов

Форма: Рассказ
Жанр: Триллер
Объём: 54701 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Небо на всех одно. Небеса у всех разные ...


Солнечный лучик пробился сквозь сдвинутые шторы и осветил бледное лицо Лены, приласкав милые ямочки на нежных щеках. Я заметил, как её взгляд, наконец, осветила улыбка, словно прогоняя темное покрывало горьких мук и несчастий, терзавших мою бедную девочку, весь этот ужасный для неё год.

— Родная моя, любимая – твердил я, не переставая и не отводя глаз от её милого лица, — я, наконец-то, нашел тебя! Нашел, назло всему этому свету и больше не отдам никому и никогда. Я вытащу тебя из этой проклятой клетки, поверь мне…

— Да, — шептала она мне в ответ, — я знала, что ты ищешь меня…знала и ждала…очень долго. А сил не хватило дождаться…прости меня!

— Теперь мы все продумаем, разработаем план по твоему спасению… Мы это команда из четырех бойцов. Троих из нас ты уже знаешь. Кроме меня это та девочка, что пять минут назад забегала сюда, чтобы дать возможность открыто поговорить нам с тобой, успокоить тебя, вдохнуть веру и надежду на твое спасение. Второй боец – это её друг, вернее больше чем друг, ваш охранник по имени Белый. Это он повредил провод микрофона, записывающего разговоры в твоем номере. Но главное – это четвертый! Мой друг и помощник, Влад. Это настоящий воин, бывший десантник, «солдат удачи», несколько лет воевавший на Украине, а потом в Сирии в ЧВК «Вагнер». Здесь, в этом самом «Эдельвейсе», у него убили его любимую племянницу, Нину. Она работала у нас, в Нижнем, танцовщицей в стриптиз баре, пока здешний начальник охраны с помощником обманом не выманили её сюда и целый год держали здесь. Потом расправились с ней…

— Господи, Дима, мы с Ниной жили здесь, в этом номере две недели, пока Инесса не дала команду на её убийство. Нина была просто чудесной девушкой, умной, красивой и обаятельной. Еще она прекрасно танцевала.

— И чем же она так провинилась перед вашей «мамкой»?

— Дима! Ничем. Ей просто заплатили за её убийство огромную кучу долларов.

И Лена рассказала мне всю эту чудовищную историю про Нину. Потом добавила:

— Она еще за неделю предчувствовала эти страшные события в свой жизни и просила меня передать старшему брату свой дневник и золотые безделушки, подаренные ей этим проклятым, её последним клиентом.

— У Нины не было ни братьев, ни сестер. Она своего дядю – брата матери, называла старшим братом. Об этом мне Влад рассказывал.

— Дима! Вон в том столике в ящике лежит её блокнот и эти несчастные украшения. Возьми их с собой и передай её дяде. Я обещала ей…

Я взглянул на стену и увидел напротив, сквозь прутья стальной вентиляционной решетки глазок установленной видеокамеры. Пришлось, поднявшись с кровати, сделать несколько шагов по комнате и как бы невзначай подойти к туалетному столику. Закрыв на несколько секунд обзор камеры своим телом, я быстро выдвинул ящик и сунул во внутренний карман пиджака дневник Нины и ей дешевенькие золотые украшения. Я снова подошел к кровати и помог Лене приподняться и сесть на кровать. Заметив, что её милые щечки порозовели, а в глазах снова появился тот, знакомый блеск, что свел меня с ума при первой же с ней встрече, я снова обнял её и принялся целовать и лицо, и её руки. Она прижалась ко мне, как ребенок и, словно жалуясь, произнесла:

— Дима! Может быть все это зря… вся ваша операция. Ведь это большой риск. Здание напичкано охраной. Здесь их всегда человек десять не меньше и в лесу несколько постов по 2 – 3 человека. А начальник охраны, по имени Фараон, он вообще зверь… Может лучше сообщить обо всем в полицию, ведь деятельность борделя незаконна. Приедет спецназ и просто арестует и королеву, и всю её охрану…

— Родная моя! Ваш Фараон убит. Влад не хотел его убивать, так вышло… Мы хотели всего лишь спасти вашу Спицу. Он тогда не знал об участии Фараона в похищении Нины. А в остальном все сложно… Привлекать сюда полицию и спецназ – очень опасно. Здание заминировано. Ключ от взрывателя у вашей Инессы. Она с ним не расстается ни на минуту. И потом, у хозяев этого борделя есть связи и в полиции, и в прокуратуре. Они могут сообщить королеве и её начальству о предстоящем задержании. Думаю, что эта тварь способна взорвать здание вместе со всеми его обитателями. Могут пострадать все ваши девочки вместе с тобой, моя любимая… Мы не можем этого допустить. Кроме того, хотелось бы вынести и передать для следствия записи интимных свиданий с вашими девушками всех этих чинуш и олигархов. В этом плане мы надеемся на помощь Спицы и Белого.

— И я! Я тоже буду рядом с вами. Хочу отомстить этой гадине за Нину. Папа несколько раз водил меня в тир, и я умею стрелять из пистолета…

— Успокойся, девочка моя милая. Думаю, что стрелять тебе не понадобится. Ты должна лишь делать вид, что стараешься выполнять все поручения вашей королевы, чтобы успокоить и лишить её каких бы-то ни было подозрений.

Я лишь на миг представил себе мою дорогую девочку, сжимающую в руке оружие, направленное против их кровожадной «мамки» и мне стало страшно за Лену. И я поспешил сменить тему разговора:

— Моя любимая! Теперь я постараюсь видеться с тобой каждый вечер. Наши встречи должны быть поводом для спокойствия вашей Инессы. Лена попыталась улыбнуться:

— Значит будем совмещать приятное с полезным?

— Для меня наши встречи — это не только приятное и не просто желанное. Это святое!

— Для меня тоже! – ответила она. В это время забежала Спица:

— Ваша время заканчивается. Королева в курсе того, что здесь было. Она просмотрела всю видеозапись. Дима! Инесса просила вас зайти к ней в кабинет. А к Лене направила нашего доктора. Кажется, он у нас больше психиатр, чем терапевт.

И вновь упорхнула. Я еще долго целовал Лену.

— Пусть любуется, стерва! — подумал я, взглянув на прощанье в глазок объектива камеры.

____________

Инесса вышла из-за стола мне навстречу. Взяла мою руку в свои, взглянула мне в глаза, изобразив на лице улыбку и поспешила с извинениями вместо приветствия:

— Дорогой Дмитрий Пестимынович! Я прошу принять извинения за сегодняшнее происшествие. Все ваше потраченное впустую время будет перенесено на следующее свидание. Считайте, что вы уже оплатили за него. Однако, еще раз прошу меня извинить, но согласно рекомендации нашего штатного терапевта, Милонге придется пару-тройку дней отказаться и от свиданий с вами, и от её танцев. В течении этого времени наш врач проведет с ней все необходимые для восстановления процедуры и, думаю, что разрешит ей вернуться к привычному режиму труда. Для заполнения образовавшейся пустоты в объеме запланированных положительных эмоций предлагаю на это время взамен Милонги любую из наших девочек.

— Спасибо, конечно! Но я уж лучше как-нибудь потерплю эти два-три дня.

— Как приятно слышать все это! Самое ценное в мужчине – это верность в любви, дружбе и в жизни. Великий Хайям считал это качество – главным в людях.

— Да, — подтвердил я Инессе. – Омар Хайям редко ошибался в оценке человеческих качеств. На этом разрешите откланяться?

— Конечно! Вот вам мой телефон. – Она протянула мне свою визитку. – Сегодня вторник. Жду вашего звонка через два дня в пятницу ближе к вечеру.

— Спасибо! Позвоню непременно.

___________

Влад терпеливо ждал на стоянке у входа, сидя за рулем моего французского «льва».

— Подходил Белый, — произнес он, как только я сел в машину. – Хороший конспиратор. Наклонился к окну и стал громко расспрашивать меня, кого привез, откуда узнали про нас и, вообще, кто такие, чем занимаетесь? Пришлось для вида, конечно, намотать на кулак воротничок его рубахи вместе с галстуком и тоже громко пообещать в другой раз откусить его не в меру любопытный нос. Но, главное, он успел сказать, что Лену врач освободил на два дня от встреч с клиентами и танцев. И что завтра, «мамка» посылает его после обеда к сыну с очередной денежной подачкой, и он обязательно заедет к нам. Сказал, что несколько дней звонить нам не сможет, за всеми его разговорами следят охранники Цезаря. Этот теперь у них главный, вместо Фараона. Еще успокоил на счет Спицы. Сказал, что Инесса приняла её или сделала вид, что поверила и приняла. Я сразу понял, что эта Спица – классная девчонка. С её характером, общительностью и сообразительностью, её помощь в войне с королевой и охранниками борделя для нас просто бесценна.

— Завтра начинаем все планировать. Белый подъедет и к этому времени нужны конкретные предложения по двум направлениям:

1. Как вытащить из этой клетки Лену?

2. Как снять копии с архивных видеоматериалов и вынести их из борделя?

Влад завел двигатель. Мы возвращались в гостиницу. В голове царила полная неопределенность, со множеством имен «как»? А тут через какое-то время Влад добавил:

— Белый и Спица сказали, что там еще мальчишки. Их тоже нужно спасать вместе с Леной.

— Ну, конечно же! – буркнул я, — будем думать…

В номере я отдал Владу все, что осталось от Нины. Влади сжал кулаки и заскрипел зубами.

— Гады! Порву их всех! Не прощу никого…

_________

Утром позавтракали в гостиничном кафе. Как только вернулись в номер первым начал излагать свои мысли Влад:

— Обычным налетом нам этот бордель не взять. И дело не в том, что в самом здании 10 человек охраны и еще шестеро на постах. Конечно же при любой заварухе в борделе они все подтянутся к зданию. Но основная проблема в сложности нейтрализации этой Инессы. Как отнять у неё ключ? – Влад закурил. Я добавил:

— Королева очень осторожна. Думаю, что оружие носит при себе постоянно. Неожиданно забежать к ней в кабинет не получится. На столе всегда включен монитор с видом одновременно: на коридор до двери её кабинета и на остекленную входную дверь тамбура с улицы. Даже просто зайти к ней без приглашения – сразу вызовет подозрение. Это значит пистолет будет у неё под рукой если не в руке, которая окажется в кармане. При всем этом, она не часто выходит из своего кабинета. Когда она с кем-либо встречается там у себя, то дежурному в аппаратной велено не только записывать на видео эти встречи, но и непрерывно докладывать начальнику о характере обстановки в её кабинете. Ну а в случае опасности спуститься в подвал от стола до замочной скважины взрывателя она легко сможет за полторы-две минуты.

Влад подвел первые итоги:

— Значит у нас два варианта:

— либо выманить её из кабинета и желательно подальше от него (лучший вариант – за входную дверь на улицу;

— либо дождаться её приглашения в кабинет и там попытаться отнять у неё ключ.

Я поддержал выводы Влада:

— Надо продумать оба варианта. Вопрос по первому варианту – что может её заставить выйти из кабинета? По второму варианту – что может заставить её вызвать меня к ней в кабинет?

— Тебя или Спицу, которую можно подготовить к встрече с королевой. Одной – ей будет тяжело справиться с Инессой. Белого «мамка» не пустит к себе в кабинет, тем более вместе со Спицей. Вот если, скажем Спице зайти к Инессе вместе с твоей Леной? Пусть подумают обе и подберут повод, чтобы зайти к ней в кабинет вдвоем?

— Ну ладно Спица! – сразу напрягся я. — Ведь, возможно, придется применить физическую силу, проявить бойцовские качества. Ну, а какой с моей Лены боец?

Представить Лену в этом облике я, как ни старался, так и смог.

— Нет, Влад. Думаю, что Инесса слишком серьезный противник даже для обоих девушек. Уверен, что это будет неоправданный риск.

— Значит, если не удастся выманить королеву из кабинета, тебе придется ждать её вызова.

— Или суметь подготовить и обеспечить мой вызов к ней.

До обеда мы так ничего определенного и не решили. Чтобы вызвать Инессу из кабинета даже в коридор, который тоже просматривается в аппаратной – можно, конечно, найти повод. Только где гарантия, что она будет выходить одна. Скорее всего, в начале, вызовет кого-нибудь из охраны. Одна точно не выйдет. Конечно, лучший вариант – это вызов с её стороны к ней в кабинет. Но это надо найти такой повод, чтобы ей было нужно переговорить со мной, что называется «тет-а-тет». Может когда-нибудь такой повод у неё и появится. Только когда? А как и чем заинтересовать её для такого вызова – ни я, ни Влад пока ничего придумать не могли. После обеда мы вновь попытались найти веский повод для вызова. Ничего стоящего не получалось. Время незаметно двигалось к ужину. В шестом часу вечера, наконец, зазвонил мой телефон. Это был Белый. Видимо время его поджимало, и он быстро скороговоркой произнес:

— У меня меньше минуты… В Думиничи выеду в 18-00. К вам зайти не смогу. Водитель машины – охранник Цезаря. Он будет следить постоянно за мной. Встретимся в баре-ресторане Ярд. Я там буду за столиком с сыном Инессы. Охраннику находиться со мной при разговоре с Коленькой не велено. Он останется у входа в машине. Там я найду вас…

Мы тоже выехали из гостиницы в 6:00 вечера. Через двадцать минут были в Ярде. Ресторан встретил нас сегодня шумом из-за обилия посетителей. А у столика с Коленькой, маячил все тот же официант, причем, похоже, опять-таки записывал все в долг.

— Он что же, за неделю успел весь лимон промотать? – удивился Влад, услышав, как официант ставил условия отсроченной оплаты уже в трехдневный срок, не более.

Наш столик располагался за спиной Николая, и он нас пока не замечал. Белый что-то задерживался.

— Послушай Гарсон! – забубнил полупьяный Коленька. – Не ссы… Шас подъедет человек от моей маман, и я все проплачу…никаких трех дней! — Тут к нему подошел его друган, похоже из туалета. — Вот! – заявил он сразу же, — Колёк, тебя никак нельзя даже на минуту оставить одного. Стоило мне чуть отлучится, а твои неприятности тут, как тут.

— Да! – заплетающимся языком произнес Коля, мои неприятности всегда при мне…

— Так ведь ты же только что хвалился, что пять дней назад скалымил лимон деревянных…Куда ж ты их дел? Признавайся?

— Куда, куда… Я их вложил в дело… Пятьсот штук я сразу впарил на бирже в криптовалюту. Биткоин называется. Слыхал, ты, темнота бескультурная? Он прямо на глазах пёр вверх … А потом, гребаный Китай запретил своим организациям расчеты в биткоине по безналу… и трындец…Теперь в два раза дешевле продать не могу… А тут, маманин кореш, хозяин нашего автосалона, предложил мне по дешёвке Ниссан X-Trail? Коробка – автомат, салон – кожа 100%, полный комплект всех прибамбасов… Машине меньше года и всего за лимон деревянных. Я ему, как другу, четыреста пятьдесят штук, аванс отвалил. А он два дня подождал и грит…

Тут у Коленьки язык совсем стал плохо ворочаться, ну а его друг, заметив это, сразу подсуетился и налил ему еще рюмку водки.

— …Грит, или гони еще пятьсот писят штук, иль бери н…зад свои… Я грю…гони н…зад мои кровные… А он – п…ши заяву н… м..е имя, в течении м…сяца в…рнем…

— Так значит, ты Колёк, кругом в пролете?

— Кругом! Вот жду г…нца с б..блом от маман…

— Ты прям без мамы своей ну никуда. Заработай башли сам и выкупи этот внедорожник, только и всего…

— А как?

— Слушай! Одному человеку из столицы телка у твоей мамки сильно приглянулась. Это мой босс. Большой человек. Он недавно из зоны «откинулся». Короновали его там, понял? Неделю назад по рекомендации к твоей мамке в клуб заходил. Он как увидел тёлку эту в стриптиз-танце, так и прикипел к ней сразу. Он её танец на видео мобильника снял и своим компаньонам в столицу отправил. У него там с корешами в Москве свой стрипбар. Мой шеф в тот день заплатил за два вечера с этой девкой. Один вечер с ней провел, на другой день не смог…Друзья в Москве, как увидели её танец на видео, так прямо с ума посходили и вызвали его к себе…

В этот момент у меня сразу сжалось сердце, как только я услышал вступительную речь этого приблатненного Колиного дружка. Господи! И снова над Леной беда. Вот твари поганые! Вы тоже, как мухи на мед, возле моей бедной девочки. С таким трудом, только-только нашел её! Пообещал ей долгожданную надежду на свободу, а тут еще и вы, гниды уголовные. Ничего справимся и с вами…

— Ну а я-то здесь пр…чем? — продолжил Коленька — В…красть я её не см…гу. Там охр… на – куча м…рдовр…тов.

— Да не-е! Тут вот какое дело. Телку эту мой шеф хотел выкупить у твоей мамки. Он в тот же день, как приехал в Москву, так и позвонил ей и предложил за девку эту сто штук зелени.

— И чё, маман? — Отказала мамка твоя, вот… И даже компенсировать неиспользованный день отказалась, прямо по беспределу получается. А потом, девку эту выкупил на месяц какой-то крутой фрайер с Севера. Так теперь мой шеф с ней и увидеться не может.

— И чё ?

— Чё, чё… Ведь ты сынок её любимый, тебе то она не откажет увидеться с ней?

— Отк…жет! Ты ж сам г…в…рил – её в…купили.

— Вчера ихний врач дал ей три дня отдыха от работы. Сегодня, завтра и послезавтра. Значит у нас еще два дня в запасе. Ты сёдня не пей больше и позвони вечером мамке по телефону. Попроси у неё эту тёлку на завтра или на послезавтра и не на вечер, а всего лишь на один приватный танец. Скажи, снять хочу на видео мобильника. Главное, чтоб она пришла к тебе в кабинет. Получишь за это свои пол-лимона деревянных и рассчитаешься за Ниссан.

— Так она мне её пр…шлет вм…сте с …хр…ком!

Тут в дверях показался Белый. Друган Коленьки сразу засек его, видимо узнав охранника, и поспешил закончить разговор:

— Нас это устроит! В общем решай. Я на связи. Звони, как с мамкой добазаришься, только не тяни… У нас на это дело максимум два дня.

— Ок! Л..дно. Пока!

Дружок Коленьки слинял. К столику подошел Белый, присел и сделал за спиной Коленьки нам знак, показав на туалет. Мы вышли. Все услышанное навалилось на меня тоскливой тяжестью.

— Ну что, Влад? Похоже, врагов у моей бедной девочки добавилось? А значит и у нас тоже?

— Не спеши, Дима? Слышал Китайскую поговорку про мудрую обезьяну, наблюдающую за схваткой двух львов?

— Ты что предлагаешь нам просто наблюдать за тем, как будут похищать Лену. Во-первых, она же просто не переживет все это во второй раз.

— Дима! Для нас это идеальный вариант. Пусть максимально перемолотят друг-друга. Нам будет легче справится с теми, кто останется. Нам главное вовремя вмешаться. Не важно кто там будет побеждать. Лену мы никому не отдадим. Расскажем обо всем Белому. Пусть поручит Спице подготовить Лену. Чтобы не боялась и ждала нас.

Тут зашел Белый и сразу начал:

— Вся видеотека под двойным контролем. Первый и главный контролер – это Цезарь. Ключ от сейфа с видеоархивом постоянно у него. Но вечером, бывает, что оставляет её новому оператору по фамилии Гудков. Этот Гудок на редкость тупой, но страшно преданный служака. Все делает строго по инструкции. В туалет выходит, гад, и то в одно и тоже время. Но вырубить его – пара пустяков, если останется с ключом один, без Цезаря.

— Хорошо! – сказал Влад, — Принято к сведению. Наверняка, это все нам понадобится. Но у нас у самих важная информация. Пусть скажет Дима.

— Как там Лена? – начал я с самого больного вопроса.

— Дима! Она держится. Доктор сегодня весь день ставил её капельницы с успокаивающим лекарством. Спица старается быть рядом.

Мне все же удалось собраться.

— Тут вот какое дело, — начал я. Есть сведения, что на бордель возможен наезд или налет. Неважно, как назвать. Цель – похищение Лены. Готовит налет один из Московских клиентов борделя. У него с компаньонами стриптиз-бар в столице. Действовать хотят через Коленьку. Ему предложили за довольно крупную сумму уговорить его мамашу, чтобы она разрешила Лене отвлечься минут на десять-пятнадцать и устроить для сынка приватный танец. Думаю, что похищение планируют совершить во время танца. Правда, Коленька, своего согласия вызвать Лену пока не дал. У любого другого сделать вызов для него моей девочки не получилось бы. Во-первых, она на лечении. Во-вторых, я выкупил её на месяц вперед. И еще неизвестно: согласится ли Коленька, да и отпустит ли в такой ситуации Лену к нему его мамаша?

— Ну что ж, сразу среагировал Белый, если у них с мамой все срастется нужно быть готовыми вмешаться в этот процесс.

— Точнее говоря, воспользоваться плодами конфликта, который непременно вспыхет после попытки захвата девушки – добавил Влад.

— В любом случае нам всем будет очень нужна информация, связанная с этим готовящимся налетом. Бандитам будет реально провернуть это дело лишь в течении ближайших двух дней. Потом сделать налет на неё будет сложнее. Как будем осуществлять передачу новостей обо всем этом? – спросил я у Белого.

— Вы можете звонить мне в любое время. Я сумею принять информацию полностью скрыв её суть от того, кто может подслушивать. Сам же пока выходить на связь смогу лишь в крайнем случае. Зойке нужен мобильник. Попробую сегодня приобрести его и передать Спице. Но использовать его она также может лишь в крайнем случае. Да, кстати, адрес Коленьки в Думиничах: ул. Первомайская, д.9, кв.8. На всякий случай.

— На случай, если у Коленьки все срастется план действий мы с Владом разработает сегодня же и максимум завтра передадим тебе, Геннадий.

— Хорошо! Время начинает поджимать. Прощаемся?

— Да, до связи! Лене передай привет, пусть держится и ждет… Скажи все будет хорошо. Насчет налета не говори ей ничего. По крайней мере пока…

Белый вышел. Через минуту вышли и мы. Смысла встречаться с Коленькой не было. В такой ситуации его лучше не беспокоить.

________

Дома, как только приехали, Влад высказался сразу:

— Если Коленька согласится, а это примерно процентов 60-70 вероятности из 100, думаю, что Инесса может и послать к нему Лену, а может и отказать. Однако, в обоих случаях, подготовленные к налету Московские бойцы (будем так их называть) независимо от реакции Инессы скорее всего пойдут на захват. Разберем, каков будет их состав? Максимум, человека три будут в борделе со своими пропусками. Ну и также, максимум человек семь будут снаружи.

— И почему всего человек семь, а не больше? – спросил я Влада.

— Потому, как приедут, чтобы не вызывать подозрений на 2-х легковушках. А это, максимум десять человек: два водителя и восемь пассажиров.

— Хорошо, допустим! И как они будут действовать? Думаю, что начнут те, что снаружи. Сперва они попытаются убрать охранников на КПП у здания.

Мы знаем, их там трое. Поднимется шум и сразу же из здания выскочит человек 5-6 дежурных охранников. Оставшихся, а это будут свободные от вахты отдыхающие, дежурившие в прошедшие сутки, человек пять — Цезарь не пошлет сразу в бой на улицу. Но и направить их на охрану Лены у него пока не будет оснований. Пока не произойдет попытка захвата Лены. Эта попытка будет сразу же зафиксирована в аппаратной на камерах слежения. Цезарь тут же заблокирует выходную дверь из коридора второго этажа на лестницу и призовет в помощь вчерашних дежурных. Потом займется подкреплением на улице. Для этого он вызовет всех дежурных из трех КПП в лесу – это еще человек пять шесть.

В это время мы с тобой должны находиться в лесу и попытаться пробиться к зданию борделя. Если нас остановят – предъявим пропуска и далее, по обстановке: либо едим к борделю с их разрешения, либо гасим их там на КПП и опять-таки едем к зданию. Связываемся с Белым, предупреждаем его, что мы уже на подходе и ждем его команды, чтобы вмешаться, как только одна из сторон одержит победу. Думаю, что это будет команда Цезаря. К этому времени половина команды погибнет в перестрелке. Нам скорее всего придется иметь дело не с шестнадцатью бойцами, а максимум с десятью. Значит, Белый дает нам команду выступить и гасит еще одного-двоих бойцов борделя. Таким образом, против каждого из нас окажется не больше, чем по 2 человека. Но на нашей стороне будет эффект неожиданности. А значит в первые минуты каждый из нас легко завалит хотя бы по одному бойцу. Теперь уже вполне можно будет принимать бой…

— Возможно, возможно. Спорить не буду, боевого опыта у меня нет. Потому полагаюсь на тебя, Влад. Главное, постарайся отвлечь оставшихся, чтобы я смог за это время попытаться спасти Лену и прежде всего отнять её хоть у защитников, хоть у нападавших.

— Значит в это время Белый должен оторваться от всех и выйти на королеву. Самый лучший вариант – просто загасить её, без всяких разговоров. Она это давно заслужила. И сразу же забрать ключ от взрывателя.

— Теперь, когда есть что-то вроде плана, можно звонить Белому, чтобы кратко обрисовать ему все, что он должен сделать.

— А Спице, её роль и задача?

Влад немного подумал и потом произнес:

— Исключить на 100% возможность взрыва здания все же нельзя. Ей нужно будет организовать вывод девушек и мальчишек из здания. Для этого можно использовать не только двери, но и окна. Хотя прыгать без подготовки даже со второго этажа – опасно. Но лучше ногу сломать, чем оказаться под завалом. Белый объяснит ей задачу. В общем я звоню Белому.

Он поставил телефон на громкую связь, чтобы я мог слышать Генкин голос и набрал номер.

— Да Лёля! — Услышал я в трубке голос Белого, вспомнив героя известного фильма Станислава Говорухина.

Влад кратко, но ясно изложил Геннадию наш план боевых действий и его со Спицей задачи в этом бою. Также он напомнил Белому, что пока не ясно, когда ждать этот налет: завтра или послезавтра, и что, если у нас появится соответствующая информация, то сообщим об этом немедленно. Белый доложил, что все понял.

А я все не мог успокоиться:

— Влад! Но нам крайне важно заранее знать, на какой день и во сколько времени будет запланирован этот захват.

— Ну это ты думай. Боевой опыт здесь не нужен.

— Так ведь непонятно, от кого это зависит, от этих Москвичей или от Коленьки?

— Дима! Зачем голову ломать? Думаю, что и эти столичные бандюганы, и наш Коля, они все заинтересованы в скорейшем решении этого вопроса.

Однако, голова у меня что-то перестала работать совсем. Клинить её стало почти сразу, как я узнал, что моей девочке снова угрожает опасность. И эта опасность возникла, именно тогда, когда я с трудом нашел и обрел её для себя. Пусть даже всего лишь на этот месяц. И я вдруг со страхом понял, чего я хочу? А хотелось мне сделать так, чтобы на Лену не было никаких нападений, чтобы она хотя бы этот месяц провела пусть в этом борделе, но в относительной безопасности, спокойствии и умиротворении. Хотелось, чуть ли не побежать и сообщить этой «мамке» о готовящемся налете. По моему молчанию Влад, похоже, догадался, что со мной происходит.

— Слушай, Дима! Соберись и не раскисай! Есть такое короткое слово «надо». Бороться надо за свое счастье, а тем более за счастье любимого человека. И вообще у нас с тобой серьезные счеты к этому борделю, к Инессе и её Цезарю и всем их бандитам-хозяевам. Давай, давай, соберись… А узнать день их налета мы можем, начав следить за этим Колей. Просто так он в бордель не поедет. Белый говорил, что мать очень неохотно разрешала ему пользоваться услугами их девочек. Как только мы узнаем, что он выехал в бордель, это будет означать, что мать разрешила ему встречу с Леной. И мы сразу же сообщим об этом Генке и следом сами будем выдвигаться ближе к борделю. Белый тоже будет наготове и постарается передать нам о начале конфликта.

Я словно очнулся. Голова болела, но соображала:

— Да! – сказал я, — Ты прав, Влад. Надо бороться и придется караулить этого оболтуса. Начиная, прямо с утра завтрашнего дня. Но получается, что та война, которую мы планируем, может вспыхнуть для нас внезапно. Если Коля, допустим, прямо завтра выедет в бордель. Но мы-то с тобой к войне не готовы. У нас нет оружия. А нам нужны хотя бы пара пистолетов.

— Так! И буллопал А-91 нам очень не помешал бы.

— Да, автомат бы нам точно пригодился – поддакнул я, хотя, если честно, то даже не знал, что это за буллопал и какая сейчас марка автомата применяется в наших войсках.

— Димка! Прости меня, дружище, я ведь обманул тебя тогда…

Влад достал из шкафа для одежды свой большой баул, взятый им в дорогу еще в Нижнем. Открыв сумку, он выудил из неё два совершенно незнакомых для меня пистолета и автомат, который я также видел первый раз в жизни. — Это подарки моих ребят из Сирии. Два новых 18-ти зарядных пистолета «Удав» под патроны 9х21 мм и мой автомат Ак -12, вывезти который они тоже помогли мне тогда. К каждому пистолету по запасной обойме и к автомату есть запас. Я взял в руки этого Удава. Мне показался он немного тяжеловатым, но в руке лежал удобно.

— Прицельная дальность 100 м, у ПМ в два раза меньше. Пробивает новейшие бронежилеты, состоящие из многослойных кевларовых материалов. Пистолет оборудован планкой Пикатини для крепления лазерного целеуказателя или фонаря…

— Надо бы опробовать…

— Поехали прямо сейчас. Места здесь лесные, глухие. Можно и с автомата шмальнуть… И мы съездили. Из ПМ мне часто приходилось стрелять во время занятий на военной кафедре моего института. Реже мы стреляли из АКМ. В лесу мы постреляли из Удавов и с глушителями, и без них. Я даже расхрабрился и сделал 2 очереди из АК. Подробности не описываю.

— К бою готовы, — констатировал Влад и мы вернулись в гостиницу. С утра с 07:00 приступили к дежурству возле дома Коленьки. Первые 6 часов дежурил Влад. Потом я. В 23:00 вернулся с дежурства Влад. Оболтус целый день из дома не выходил. На следующий день с утра дежурил я. В 09;00 за ним приехала машина. Я сразу позвонил Владу:

— Выходи из гостиницы! Еду за тобой – сказал я ему. – За Колей прислали карету.

___________

Перед съездом на водоохранную зону мы потихоньку догнали машину из борделя. Это был тот самый Мерс, на котором Фараон с Белым везли тогда Спицу и встретили нас с Владом. Заехав с трассы за пригорок, мы остановились у начала асфальтовой дороги. Я набрал номер Белого и доложил, что мы на въезде перед КП-1.

— У меня пока все тихо. КП проезжайте, — посоветовал Белый, — у вас есть пропуск-маячок. Но далеко от них не отрывайтесь. Когда начнется заваруха – я сразу позвоню. Охранников с вашего КП лучше будет встретить и попытаться сразу загасить и подальше от борделя. Мы проехали мимо двоих охранников не останавливаясь. Они пока на нас внимания не обратили. Проехав метров пятьсот, мы встали за поворотом, чтобы с КП нас не было видно. Ждем полчаса…, час… И вот наконец звонок:

— Началось… — комментирует Белый – я в отдыхающей смене. Есть нападение на охрану на входе. Я двигаюсь в сторону аппаратной. Там Цезарь и Гудок. Зашел в аппаратную. Телефон Генка не выключил, в том числе видеосвязь. Слышно, как Цезарь орет: кончай болтать, отключай мобильник, у нас ЧП – вооруженный налет. Нападение на сына Инессы и охрану у входа. Останешься здесь с Гудком в аппаратной. Я в кабинет к Коленьке. Ждать с резервом охраны моей команды. Ты — старший.

На экране мобильника видим экраны монитора в аппаратной. Там похоже бой у входа. Голос Цезаря — Да отключи ты свой мобильник… Связь прервалась. Влад сообщил:

— Щас вызовут охрану с КПП. Сделаем вид, что пробили колесо и встретим этих бойцов.

Мы вышли из машины. Я достал баллонник и подал Владу. Тот занялся колесом. Через пару минут на дежурном квадроцикле показались два охранника.

— Пусть подъедут ближе. Твой – пониже ростом. Мой справа, высокий. Стрелять по команде.

Ждем больше минуты. Подъезжают ближе, высокий кричит:

— Колесо замените и валите домой. Бордель сегодня не работает.

Киваем головой. Они уже метрах пятидесяти от нас. Влад тихо спрашивает:

— Не промахнешься?

— Нет! – говорю.

— Стреляем. Огонь!

Два выстрела слились в один. Оба охранника упали. Влад кричит:

— Есть двое! В машину и к борделю, бегом! Мы поехали. В голове пульсировала одна мысль:

— Убил! Я убил человека… Ну ладно Влад. Он солдат. А я кто? Убийца?

— Руки не трясутся? – спросил он.

— Не знаю, — ответил я. – Может быть.

— У меня тряслись, когда я первого завалил. Это был «нацик» с Хохландии. Не думай о плохом. Твой ничем не лучше. Детей-мальчишек стерег, сволочь, чтоб не убежали. Чтоб педофилов ублажать…

Мы подъехали к самому краю леса. Дальше начиналась открытая свободная площадка. На ней железобетонная ограда борделя, оставшаяся еще с давних времен водозаборных сооружений, ворота с будкой КПП и шлагбаум. Что там за воротами – видно не было, но беспрерывно гремели выстрелы из пистолета, иногда были слышны отдельные очереди из автомата. В это время опять зазвонил мой телефон.

— У меня полторы минуты, не больше. Нападение на Лену отбили. Трое налетчиков с пропусками борделя убиты. С нашей стороны убитых двое. Лена сейчас в безопасности. На улице идет бой. Там было семеро нападавших. У них уже два двухсотых и один трехсотый. Но пока отстреливаются. С нашей стороны трое двухсотых и один трехсотый. Из дежурной смены остался один Цезарь и с ним пятеро бойцов из 2-х лесных КПП. Что случилось с вашими двумя охранниками КПП-1 пока не знают. Цезарь считает, что их загасили резервные нападающие. И что они еще в лесу. Меня с резервом пока не трогают. Если задействуют мой резерв – все вообще быстро закончится. Сам я в бой пока не вступаю — бессмысленно. Предлагаю сменить тактику. Использовать темное время суток. Нужно постепенно выводить из строя бойцов борделя, используя два варианта действий, либо делая короткие мини вылазки, либо караулить по одному и бить издалека. Я буду на подстраховке в ваших вылазках и, по возможности, отслеживать местонахождение бойцов борделя. Для этой задачи вам нужно другое оружие.

— Влад! Умеешь обращаться с винтовкой СВД-С?

— А то, как же! Я два дня с ней прикрывал ребят при форсировании Ефрата. Благодарность за это чуть ли не от самого Пригожина получил.

— Нужно вернуться в район КПП-1 и найти дежурную землянку. Там винтовка и несколько гранат. Часа через два бой закончится, и Цезарь пошлет мою группу на это КПП, чтобы разобраться, где охрана и восстановить там контроль. Вам нужно найти КПП, забрать там все оружие. Свою машину отгоните на трассу в сторону от съезда и в лес, чтоб не видно было. Используйте квадроцикл охранников. Потом нужно будет встретить и ликвидировать мою группу. Я помогу. Все, время выходит. До-связи!

— Да! Генка толковый парень!

— Так он мне говорил, что во второй Чеченской успел побывать в 2008-2009 годах.

Мы вернулись к брошенному квадроциклу. Влад отнес одного из убитых ко мне в багажник. Сам сел за водителя в квадроцикл и мы погнали на трассу. Немного проехав по трассе, мы заехали в лес на другом съезде и встали там, где дежурили неделю назад. Машину решили бросить на том же месте. Отнесли обоих убитых подальше от машины в лес и двинулись к нашему КПП. У нас оставался еще примерно час времени до предполагаемого окончания боя у борделя, когда мы нашли землянку. Она была вырыта под небольшим холмом и закрывалась на откидную дверку. Разглядеть её было уже невозможно с десяти-пятнадцати шагов. Внутри землянки стояли грубо сколоченные столик и две лавочки. На столе стоял выключенный монитор от видеокамер и какой-то подсоединенный к нему прибор.

— Это микрорадар для распознавания тех самых маячков, что продал нам Коленька. У нас в части были такие. Радиус действия у них 100 метров. От радара и монитора по полу в трубке тянулись провода и выходили наружу к замаскированному и закрытому деревянным щитком приямку. В нем находился десятикиловатный бензиновый генератор. В дальнем углу землянки в нише стены было что-то вроде шкафа. Влад достал оттуда снайперскую винтовку, коробку с патронами и две гранты Ф-1.


Опытный боец любовно погладил винтовку, открыл затвор и убедился, что она разряжена.

— Посмотрим, что в патронной цинке, — сказал он и открыл металлическую коробку. – Надо же! – удивился Влад, — патронов у нас, целых 9 пачек – 180 штук.

Влад зарядил все пять магазинов винтовки.

— Носимый запас 50 патронов. Вполне хватит и даже не на один бой – под итожил он. Потом протянул мне обе гранаты: — Сумеешь использовать?

— Приходилось бросать и боевые, — заверил я его и взял себе обе.

__________

Мы прождали еще минут сорок. Бой у здания борделя закончился даже раньше, чем мы предполагали. Позвонил Белый:

— Через 10 минут выезжаем к вам вчетвером на двух квадроциклах. Я предлагал Цезарю ехать на одном. Было бы легче с ними справится. Нет, отказался. Сидите в землянке. Будем подъезжать — незаметно сделаю дозвон. Выбегаете и стреляете в тех, кто будет в ближнем от вас квадроцикле. Стрелять желательно прямо из землянки. Я подведу бойцов как можно ближе и подам сигнал. Со своим напарником справлюсь сам. В борделе все постепенно устаканивается. Лена уже у себя в номере. Спица с ней рядом. Всё! До-связи!

— Нет! – высказался Влад. — Зачем же торчать в землянке и ждать, пока не подойдут вплотную. – Для стрельбы с десятка метров эта боевая подруга не нужна. Он опять погладил винтовку.

— Предлагаю отойти от землянки и залечь под деревьями на опушке перед открытым подъездом. Заодно и пристреляю «подружку». Тут я и со ста метров не промахнусь.

Мы отошли от землянки метров на тридцать-сорок к самому краю леса. Действительно, обзор здесь – на все двести метров. Ждем. Минут через пятнадцать услышали тарахтенье квадроциклов. Потом из-за поворота они стали видны оба, примерно метров за сто.

— Пусть еще намного проедут. Вижу в прицеле — Белый за водителя во втором квадроцикле. Снимаю обоих на первом.

Прозвучали два выстрела с интервалом в две секунды. Оба бойца повесили головы. Квадроцикл резко развернуло, и он завалился на бок.

— Стой! – заорал Белому его седок.

Генке пришлось выстрелить. Через десять секунд он подъехал к нам.

— Ну что? – Влад протянул руку Белому, здороваясь. Потом обнял его. Я тоже обнял Генку. – У нас счет открыт. Пока четыре: ноль…

Генка хмуро произнес:

— Не все так просто. Мы похоже засветились. Этот весь участок под камерами слежения этого КПП. Я хотел довести квадроциклы до «мертвой» зоны камер. Эта зона где-то в радиусе двадцати метров от землянки, не больше. Поэтому и просил вас стрелять прямо оттуда. Цезарь теперь в курсе меня и вас. Они с Инессой будут считать, что весь налет организовал ты Дмитрий, вместе со мной. А значит и Спица, и Лена для них теперь соучастники.

У меня сразу затряслись ноги. Я представил себе Лену под пистолетом Инессы. В глазах потемнело.

— А может камеры отключили эти два охранника с КПП, когда выехали к борделю по сигналу Цезаря?

— Они включены. Более того, Цезарь вид с них не сбрасывает. И глаз от мониторов не отводит. Чувствовал, гад, наверное, что-то. Видимо и доверял мне не полностью.

— Что ж ты нам не сказал про камеры? И мы, дурни, не могли догадаться – Влад расстроился.

— Мужики! Честно говоря, я забыл про них в этой суматохе. Моя вина, признаю. Простите дурака!

— Что теперь будем делать?

Влад, похоже почувствовал в моем вопросе ноты отчаянья.

— Бойцы! Смирно! Не раскисать! Сколько человек осталось в строю у борделя? – спросил он Белого.

— Весь наш гарнизон вместе с Фараоном составлял семнадцать человек. Из оставшихся без него шестнадцати, когда еще шел бой, и я вам звонил, у нас было пятеро убитых и один раненый. Он, кстати умер от раны тоже. Значит уже тогда потери составили шесть человек. И в оставшееся время боя нападавшие уложили у нас еще троих.

— Значит с Цезарем их всего осталось шестеро. Генка, ты седьмой – Влад загибал пальцы.

— Сейчас их с Цезарем всего пятеро. Инесса отправила Коленьку с бойцом по фамилии Зайцев. Заяц в доверенность на машину Фараона вписан не был. А там вписать никого незаметно уже было нельзя, не хватало места. Инесса не стала рисковать и успела отправить сына домой на «Калине» Зайца еще до нашего выезда на двух квадроциклах. Цезарь стал было её отговаривать, полагая что в лесу еще могут оставаться кто-то из нападавших. Но Инесса баба ушлая. Говорит, что если охранников с КПП кто-то завалил, то за это время эти кто-то, если не пришли на помощь оставшимся к борделю, то давно сквозанули отсюда подальше через трассу или на своей машине, или на попутке. Да и Коленьке хотелось скорее удрать отсюда… А Заяц и есть Заяц – самый трусливый и хитрож…ый из гарнизона. Назад он точно не вернется теперь.

— Так! Ну а наши действия теперь придется как-то менять. Практически мы потеряли связь с борделем. И что там сейчас творится – понятия не имеем! Может сейчас уже и нет в живых, ни Лены, ни Зои.

— Я так не думаю, — произнес Белый. Не знаю на счет Зои, но Лена для Инессы становится весьма ценным заложником и может стать даже предметом торга между нами.

Влад снова взял инициативу в свои руки:

— Предлагаю на трех квадроциклах выдвинуться к воротам борделя в пределах 50-70 метров на недосягаемое для ПМ расстояние под прикрытие железобетонного ограждения. Буду ловить их по одному на мушку винтовки.

Мы подъехали к воротам борделя и встали за бетонный забор. На КПП возле ворот никого не было.

— Значит все в здании, — подумал я.

Будка КПП была сделана из бруса сто миллиметровой толщины и обита полуторамиллиметровым железом. Значит выстрел пистолета легко могла выдержать. Возможно, что и автомата. Мы осторожно вошли в будку. Там никого не было. В будке продолжали работать два монитора с наружных камер наблюдения. Камеры были подвешены в двух углах ограждения. Через них просматривались по две стороны всей территории ограждения. Длина каждой стороны бетонного забора была в пределах 50 метров, что хорошо вписывалось в пределы обзора камер. Под наблюдением был весь периметр ограждения.

— Придурок этот ваш Цезарь. Разве можно было бросать такое укрытие. Да еще с обзором всей территории. Теперь их здесь можно ждать до всемирного потопа. Мне тем временем не давала покоя мысль о возможности скорейшего завершения этих военных событий в мирном русле и освобождении моей дорогой Лены.

— А если нам самим предложить Инессе этот торг и попытаться таким образом спасти обоих девушек?

Ради спасения Лены я был готов заложить свою душу самому черту. Я ждал, что ответит Белый, но высказался Влад:

— Мне кажется, что в данном случае королева для переговоров нам не подходит.

— Почему?

— У неё не велик выбор. Скажем так, она не сможет все бросить и уехать. Будет или не будет борделя – она главный свидетель всей этой грязи вокруг уважаемых людей. Эти люди не приемлют даже саму угрозу репутации. В общем без этого борделя у неё останется очень быстрая короткая дорога на тот свет.

— Да, именно так и будет. Если борделя не будет, а его глава останется жить, хозяева и бывшие клиенты быстро решат с ней вопрос.

— Казалось бы, что в такой ситуации для Инессы все будет зависеть от поддержки извне. Но думаете Барин или Скрипач придут к ней на помощь, начнут восстанавливать у неё штат охраны? Нет, не будет этого! Те же, кто всегда были готовы протянуть ей руку помощи, сейчас постараются как можно быстрее от неё избавиться. А значит ей уже ничего не останется, кроме, как уничтожить себя и за компанию, чтоб веселее было умирать – потянуть за собой все и всех.

Я вытер со лба холодный пот и произнес:

— Значит остается только один человек, с которым можно договариваться!

— Ну и кто это?

— Думаю, что это её начальник охраны – Цезарь. Он сможет все бросить, уехать и затеряться в массе людей. Любой из клиентов борделя понимает, что начальник охраны не будет интересоваться интимными делами клиентов. Хозяйка борделя не должна допускать никого из своих помощников в том числе и начальника охраны до подобной информации. Видеозаписи клиентов с девочками должны быть защищены паролями и кодами, доступ к которым должен быть только у самой хозяйки

— Так, и что же мы будем предлагать Цезарю?

— Мы предложим ему выдать нам Лену и Зою, а также ключ от взрывателя борделя. За это предоставляем ему возможность в течении двенадцати часов беспрепятственный выезд из борделя.

— А если он не согласится?

— У него нет другого выбора, кроме как принять наше предложение. Или погибнуть в бою с нами, или обеспечить себе с помощью спецназа МВД лет 10-12 тюрьмы. Опять-таки, если на нем нет чьей-либо крови, что очень сомнительно. А с этим — вплоть до пожизненного.

— И так, кто будет в роли парламентера? – Влад взглянул на Белого.

— Хорошо! — сказал Генка, набираю Цезаря, — и включил на своем мобильнике громкую связь.

— Слушаю тебя, Белый! – раздался голос начальника охраны.

— Цезарь! Без лишних разговоров предлагаем тебе покинуть поле боя на определенных условиях. Гарантируем тебе беспрепятственный выезд без уведомления органов правопорядка в течении двенадцати часов.

— Вон оно как, даже?

— Мы не шутим. Ты же не дурак, не хочешь мотать на зоне тяжелый срок или погибнуть под развалинами борделя? Инесса тебе такие похороны в момент устроит. Не так ли?

— И что я буду должен сделать взамен.

— Нам нужны две наши девушки и ключ от взрывателя борделя.

— Но ключ на шее у Инессы.

— Нам плевать, как ты его у неё заберешь. Можешь вместе с шеей!

— А если я не соглашусь?

— А что у тебя останется? Пойдешь на прорыв? С кем? С тупорылым Гудком? Он же стрелять не умеет. Или со Слепнем, который еле ходит. А Леший и Карась тебя спецназу сами на руки сдадут, чтоб меньше на нарах париться. Один ты – Цезарь! Нет у тебя друзей. А нас здесь много…

— Хорошо, но мне нужно подумать до утра, до 09:00.

— На помощь Барина и Скрипача не рассчитывай. Они тебе смогут помочь лишь завалить Инессу.

— Мне нужно подумать!

Белый взглянул на меня. Я кивнул ему головой.

— Хорошо! Завтра в 09:00 звоню! Но помни, если откажешься мы вызываем спецназ и караулим вас пятерых. У нас одних гранат на всех вас хватит… За применение оружия нас не осудят. Во-первых, оно ваше. Во-вторых, мы предотвращаем взрыв, который грозит уничтожением ни в чем не повинных людей. Понял, скотина?

На этом Цезарь отключил связь.

_______

Мы расположились в будке КПП. Дежурить у мониторов решили по очереди по три часа. Первым Белый, потом я, следующий Влад. Белый обратился к Владу:

— Цезарь – слабый организатор боевых действий, но как человек, он очень хитер. Не исключено, что он попытается обмануть нас.

— Как думаешь, каким образом? – поинтересовался Влад.

— Ну, например, он может дать нам согласие. Сообщить, что вывозит в машине девушек. Но в Мерсе Фараона все стекла затонированы. Он может потихоньку выехать, потом внезапно газануть и попытаться оторваться от нас. В данный момент мы что, на квадроциклах будем догонять его?

— Нет конечно, но от меня с «моей подружкой» он далеко не уйдет. Для начала получит в каждое колесо по пуле, ну а потом я смогу без проблем и в затылок ему…

— А если он захочет выехать и скажет, что может вывезти девушек только ночью? Через час, кстати, уже стемнеет.

— Шлагбаум он конечно может снести без проблем. Но мы можем поставить за ним пару квадроциклов. Ну и потом лес рядом. Можем свалить дерево и притащить его сюда на квадроцикле.

— Влад! Достаточно будет, если за шлагбаумом мы действительно прямо сейчас поставим два квадроцикла. Думаю, что ночью они нам не понадобятся. В крайнем случае у нас останется еще один в запасе.

________

Однако, ночь прошла спокойно. Со стороны борделя никаких движений замечено не было. Но в 08:55 Цезарь позвонил нам сам:

— Белый! Тут такое дело. Инесса полчаса назад попросила вызвать к ней Лену и Спицу. Закрыла свой кабинет на ключ изнутри и выключила у себя все камеры слежения. В её кабинете такая функция предусмотрена. И ты знаешь об этом. На стук в дверь и на мои звонки она не отвечает. Что теперь у неё на уме и о чем они разговаривают – я без понятия.

— А сам ты что думаешь по этому поводу? – спросил его Генка.

— Для начала я включу для вас записи ее трех последних звонков: вчера в 20:00 и 20:30 вечера и сегодня, в 07:30 утра. Послушайте и может быть сами сделаете выводы. Включаю. Первый звонок Барину, второй её другу-адвокату.

И он включил записи в аппаратной.

— Арнольд Яковлевич, здравствуйте!

Голос Барина звучал намного тише, но слова достаточно легко можно было разобрать:

— И тебе не хворать, Инна! Что случилось?

— У меня ужасные новости. На бордель совершен налет. Кто такие – не знаем. Но подчерк у них не местный. Скорее всего из Москвы. За три дня до нападения предложили продать им нашу танцовщицу… да, Милонгу… за 50 тысяч баксов. Я отказала. И вот сегодня с утра началось. Они попытались захватить нашу девочку. Не получилось – подняли стрельбу. Мы весь день отбивались. В итоге они отступили, потеряв семь человек убитыми… Наши потери 10 охранников.

— А что они? Ушли совсем или как?

— Я говорю, они отступили в лес. Утром ждем повторной атаки.

— Инесса! Ты дважды дура!

— Но Арнольд…

— Первый раз дура, что сразу отказала в продаже этой девки.

— Второй раз еще больше дура, что тут же после предложения о продаже не сообщила мне об этом. Все можно было сделать по-другому. А теперь… Ты понимаешь, что «наследила», подняла шум, подставила себя, всех нас и наших клиентов…

— Арнольд Яковлевич! У нас место безлюдное, никто ничего не слышал и ни от кого никаких звонков не было. А в остальном я приберусь, наведу порядок… Но сейчас мне хотя бы человек пять в помощь…

— Ты все же совсем дура, Инна! Ты что и вправду воевать собралась. Да тебя уже завтра спецназ МВД повяжет. Сейчас поздно что-либо делать и кого-либо спасать. Борделя считай уже нет! Действуй по пункту 10.10. нашего контракта и … запомни у нас руки длинные. Больше ни мне, ни Скрипачу не звони… Все!

Барин отключил связь. Инесса зарыдала… твердя при этом:

— Твари! Твари! Я знала… так и знала, дура действительно, хотела, как лучше…

Пошел следующий звонок:

— Алеша, дорогой, здравствуй!

— Добрый вечер, Инночка!

— Слушай у меня все плохо, очень плохо. И мне – край нужна твоя помощь. Леша! Я действительно прошу последний раз в жизни. Нужно срочно сделать сейчас два дела…

— Неужели все и правда так плохо?

— Правда! Первое,нужно срочно купить в кассе аэропорта билет для моего Коленьки на самолет из Москвы на завтра на вечер 20-15 на чартерный рейс до Никосии. Его загранпаспорт у тебя. Потом возьми тот пакет, что я тебе отдала, помнишь в прошлом году и просила беречь для сына… В общем нужно утром тот пакет, загранпаспорт и билет на самолет отвезти сыну. Постарайся передать ему до 09:00 утра. И скажи ему, что это все серьезно, очень серьезно. Сделаешь?

— Конечно, милая!

— Спасибо Леша! Да хранит тебя Бог! Прощай, родной…

— Третий звонок полтора часа назад, — комментировал Цезарь:

— Алло! — Коленька, сынок! Слушай меня внимательно. Немедленно одевайся и собирайся в дорогу. Дело очень и очень серьезное. Через час к тебе подъедет от меня человек и передаст тебе папку с документами. Там для тебя сделан новый паспорт. На это имя оформлен и загранпаспорт. Будешь жить на Кипре. В РФ-ию — не возвращайся, даже если будут просить и предлагать деньги. В папке будут лежать твои паспорта, денежные документы и выкупленный билет из Москвы до Никосии на завтра на чартерный рейс в 20:15 вечера. Мой человек передаст тебе карту ВТБ — банка. На ней один миллион деревянных. На дорогу до Москвы хватит. Там же в папке документы на открытие банковского счета в RCB Bank Ltd на твое имя. Там денег тебе хватит до глубокой старости…

— Мама, а ты? Ты приедешь ко мне позже?

— Нет сынок! Я останусь здесь. У каждого — свой крест. Прощай! Люблю тебя… — и отключила связь.

_______________

После прослушивания разговоров Инессы. Мы несколько минут молчали, переваривая содержание этих разговоров. Цезарь тоже молчал, но связь не отключал.

— Значит вытащить наших девушек ты не можешь или не хочешь? – Влад усомнился в искренности Цезаря.

Действительно, проверить информацию о том, где королева и что с Леной и Спицей возможности у нас не было.

— Давайте я выйду из борделя к вам и подумаем вместе, что можно сделать?

— Выходи, мы ждем! – сказал я ему.

— Быстро на улицу скомандовал Влад, схватил винтовку и первым оказался у шлагбаума.

Я машинально проверил пистолет и гранаты и тоже вышел из будки. Влад с винтовкой в руках встал за квадроциклы, которыми мы перекрыли дорогу за шлагбаумом. А я прошел метров десять дальше по дороге в сторону леса, на всякий случай, чтобы подстраховать убегающий мерс. Стал чуть в стороне от дороги и сжал в руке гранату. В это время мерседес с Цезарем потихоньку выехал из-за угла здания и медленно двинулся к нам. Но неожиданно метров за тридцать Цезарь максимально даванул на газ, машина взревела и словно взлетела на воздух.

У моего льва крутящий момент движка составлял 200 ньютон метров на 2200 об/мин. А сколько было у этой модели «мерса» – не знаю. И потом, в плане скорости разгона полноприводные автомобили в выигрыше – у них конструктивно заложено равномерное распределение массы. Потому здесь они выигрывают у переднеприводных машин. В любом случае за три секунды машина Цезаря развила скорость 100 км в час и врезалась в два квадроцикла.

Влад успел все же отскочить к углу будки, но винтовку из рук выронил. От удара скорость у мерса сразу упала. Кенгурятник отскочил в одну сторону, а оба квадроцикла прыгнули в другую. Цезарь в последний момент, увидев меня, раскрыл свою дверку, чтобы попытаться сбить меня ею. Но вылета не хватило и он уже далеко не быстро проехал мимо. Но метров через шесть, опомнившись и разглядев через зеркало заднего вида в моих руках гранату, он немного обернулся, направил пистолет мне грудь и выстрелил. Но на какую-то долю секунды я опередил его, бросив гранату прямо под задние колеса. Граната летела быстрее машины и взорвалась под передними колесами. А я с простеленной грудью упал на обочину дороги, удивившись тому, что ни один из осколков меня не зацепил. Упал и потерял сознание.

Очнулся я уже на квадроцикле, выезжавшем на трассу. За рулем Влад орал в трубку телефона: … да, да … 275 километр трассы «Украина»… огнестрел в грудь… пришел в сознание…попали случайно в охранную зону, не послушались охранников … да, попали под их огонь… да на здоровье — сообщайте чертовой милиции, главное сами приедьте побыстрее…

— Что Цезарь? — прошептал я.

— Дима, ты молодец! Хана Цезарю! Сдох гаденыш. Если б не ты, мог бы уйти, запросто. Движок на этом «мерсе» был какой-то особый… Потерпи, дружище… Щас скорая прибудет!

Скорая приехала на удивление быстро. Меня бросили на носилки. Влад крикнул мне:

— Димон, держись! Рана не смертельная…

И я успел заметить, как он помчался на квадроцикле обратно.

_________

Больницы, наверное, все одинаковые. Все кругом белое: стены, потолок, простыни с пододеяльником. Но главное – запахи… Так пахнет только в больничной палате. Эти лекарства, таблетки, инъекции, капельницы…

— Друзья уже ушли. Сколько минут назад? Двадцать, тридцать, час или больше? Я потерял счет времени. Мысли путались. На душе было паршиво. Я так ничего про Лену и не узнал.

Зашел, похоже, лечащий врач, спрашивает:

— Как чувствуете себя молодой человек?

Молчу. Что говорить-то?

— В коридоре еще одна больная к вам рвется. С переломом руки, только что привезли. Вытащили её прямо из-под завала. Там говорят каша сплошная…Везучая. Прямо в рубашке родилась. Легко отделалась. Ей только гипс наложили, а она выскочила из процедурной и сразу к вам. Пустить или в другой раз?

— Да! Да! Да! – заорал я, что было сил, хотя было-то их совсем немного. – Пустите! – продолжал орать я. — Немедленно, пустите мне её, умоляю …

— Успокойтесь, не напрягайтесь! У меня слух отличный. Ваш шепот я прекрасно слышу. Сейчас она зайдет…

© Александр Кузнецов, 2023
Дата публикации: 12.01.2023 07:42:10
Просмотров: 48

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 54 число 93: