Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Бойцы невидимого фронта

Борис Тропин

Форма: Эссе
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 13017 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Из цикла «В лабиринтах книжного мегаполиса»


Книги о разведчиках неизменно пользуются вниманием читающей публики. А реальные судьбы людей этой профессии порой вызывают изумление.

Более того, нон-фикшн литература о бойцах невидимого фронта, не смотря на жесткую ограниченность разрешенного, хоть немного, но приподнимает плотную пелену политических, идеологических и прочих стереотипов, под которой пусть силуэтно и пунктирно угадываются невидимые силовые линии, которые и формируют ключевые события в жизни стран и геополитическом ландшафте планеты в целом.

Немало открытий ожидает читателя такой литературы.

Книга историка спецслужб Николая Долгополова и художника Никаса Сафронова «Легально о нелегальном», представленная на Нон/фикшн24 – это серия портретов эффективных разведчиков нелегалов, с чьих биографий в разное время был снят гриф секретности.

Очерки Долгополова иконографичны и комплементарны – автор и сам в жестких рамках дозволенного, у него, как у агента тоже свой куратор, но даже на таком зауженном поле искренняя увлеченность повествователя многое искупает.
А его рассказ о шпионе, который не любил писанины, Алексее Козлове захватил внимание своей эмоциональностью и определённой новизной.
Оказалось, что о судьбе этого разведчика-нелегала многие вовсе не знают. Хотя по оценке одного из ветеранов СВР, на долю Козлова выпали самые тяжёлые и суровые испытания среди всех советских разведчиков послевоенного поколения.

Удивительная судьба! Хотя первый блин оказался комом.

Разведчик-нелегал должен не только в совершенстве владеть языком страны, но и демонстрировать особые знания и акцент той области, откуда он, по легенде, родом. И вот здесь-то на самом старте произошла неувязка.

Алексею Козлову предстояло работать под маской коммерсанта из ФРГ, а погружение в профессию он проходил в Восточной Германии, тогдашней ГДР, в Лейпциге, а это хоть и самый западный из крупных городов, но самой восточной земли Германии – Саксонии, территория которой издревле испытывает влияние славянского компонента. Восточнее Дрездена столицы Саксонии, на территории анклава Лужица, говорят, до сих пор можно услышать славянский язык. Неспроста ведь считают, что истории топонимов Лейпциг и Липецк восходят к одному истоку.

Саксонский акцент на начальном этапе легализации и выдал «восточное» происхождение разведчика. Прокол кураторов! К счастью, Алексею Михайловичу удалось выкрутиться. И далее он успешно работал в Дании, Алжире, а потом через Тунис, Голландию и Францию вместе с женой – коллегой по профессии приехал в Западную Германию, в Штутгарт. Поступил чернорабочим в химчистку, получил вид на жительство и паспорт на имя Отто Шмидта.
Затем переехал в Мюнхен, где после вторичной регистрации брака со своей женой и рождения сына и дочери супруги получили гражданство ФРГ.
Кстати, крестным отцом дочери новых немцев стал бывший офицер СС, подружившийся с семьей Шмидтов.

В общем, легализация прошла успешно. Алексей и Татьяна получили настоящие паспорта граждан ФРГ.

К большому сожалению Алексея Михайловича, паспорта, изготовленные в КГБ, пришлось сжечь.

«Расставаться с ними было жалко, - признавался он в последствии, - наши липовые паспорта были гораздо лучше тех, которые мне потом выдавали официально. То их прошьют неровно, то фотокарточку криво наклеят».

После короткой переподготовки Алексей Козлов с семьёй выехал в Брюссель поближе к штаб-квартире НАТО и занялся сбором информации о делах и планах Североатлантического альянса, попутно продвигаясь по службе и в профессии прикрытия. С двумя работами справлялся хорошо. И скоро стал гендиректором самой крупной химчистки Бельгии.

«Я был вечно занят этой чертовой химчисткой! - досадовал разведчик. – Филиалы в разных городах».

По распоряжению Центра семья вернулась на родину. Каково же было изумление пятилетнего сына и четырехлетней дочери, когда дети узнали, что они, оказывается, русские, а вовсе не немцы!

Но это был нелегкий период. Тяжело заболела и умерла Татьяна – жена и соратник. Детей пришлось отдать в интернат. А Алексей Михайлович снова отправился в командировку.

Снова выручила «эта чертова химчистка». В качестве представителя фирмы по продаже оборудования он летал по всему миру, а Центр отмечал успешную работу разведчика в Гонконге и на Тайване, с которым у СССР тогда не было дипломатических отношений; в Португалии, где он был единственным советским разведчиком в период диктатуры.

86 государств в его послужном списке.

Рыночная экономика Запада, стимулируя активность бизнеса по всему миру, вольно и невольно содействовала работе спецслужб, как своих, так и чужих. И неутомимый продавец оборудования для химчисток гражданин ФРГ Отто Шмидт активно передвигался по свету, оказывая особое внимание кризисным точкам.

Одной из таких точек стала Намибия, бывшая немецкая Юго-Западная Африка, где партизаны СВАПО при поддержке кубинских подразделений из Анголы вели диверсионную войну против ЮАР, под чьим протекторатом тогда находилась эта территория, богатая алмазами, золотом и ураном.

Ситуация напряженная. Напуганная угрозой коммунизма, ЮАР жестко обороняется. А немецкий коммерсант Отто Шмидт активно путешествует по прифронтовым странам разрастающегося конфликта, предлагая всем оборудование для химчистки. Оказалось, что это оборудование просто необходимо в этих краях. Надо только получше разузнать, кому, какое и как его лучше доставить. И компанейский дядька Отто Шмидт не скупится на пиво для приятного собеседника и сам с удовольствием готов поддержать разговор на любую тему.

Но неожиданно тематика интересов любознательного немца резко меняется. Точнее, обретает ещё одно важное направление.

Американский спутник Vela для отслеживания советских ядерных испытаний, случайно отклонившись от заданной траектории зарегистрировал на крохотном острове Буве между Африкой и Антарктидой серию странных вспышек. Что это – непонятно, но похоже на ядерные взрывы. Мировое сообщество взволновалось. Если это ядерные испытания, то кто этим занимается? Все страны обладательницы ЯО сказали, это не мы. А кто? Не Антарктида же! Значит, ЮАР. Она ближе всего.

«Над островом мог взорваться метеорит, или даже корабль с пришельцами из космоса», - выдвинула свою версию ЮАР.

- Да откуда здесь атомной бомбе взяться! – с готовностью подключившись к разговору в ресторане Блантайра в Малави воскликнул не без сарказма немецкий коммерсант Отто Шмидт.

И неожиданно получил ответ.

- Да мы её ещё в декабре 76-го шампанским обмывали вместе с израильтянами! – не без гордости заявила пожилая женщина, до этого тихо дремавшая за соседним столиком.

Выяснив, что эта женщина – бывшая секретарша генерального директора ядерного центра ЮАР, Отто Шмидт тут же сообщил куда надо, и где эта новость произвела немалый переполох.

А сам коммерсант, не забывая про химчистку взялся за сбор информации о совместной ядерной программе Израиля и ЮАР.

Скоро от него последовали и другие интересные новости о подготовке к испытанию ядерного оружия на полигоне в пустыне Калахари, о накоплении оружейного урана, разработках руды в Намибии и многое другое.

Но подозрительная активность немецкого коммерсанта уже привлекла внимание контрразведки ЮАР. И летом 1980 года он был арестован сразу по прилёту из Намибии в Йоханнесбург. Ему было предъявлено обвинение в терроризме, что лишало права на адвокатскую защиту и судебное разбирательство, запрещало любое общение с внешним миром и получение какой бы то ни было информации.

У СВР проблема – бесследно пропал разведчик-нелегал. Что это могло значить? Погиб, затаился, перебежал и стал предателем? И как теперь с его контактами? Как с поставками «оборудования для химчистки»? Попытки прояснить ситуацию по разным каналам результатов не дают.

Ещё более усердно работает контрразведка ЮАР. Эти никак не могут понять, кто он вообще такой этот немец Отто Шмидт, на кого работает и по какой тематике, почему суёт нос в секретные дела страны и, похоже, контактирует с террористами. Допросы не дают результатов.

Из тюрьмы контрразведки Отто Шмидта переводят в центральную тюрьму Претории. Снова допросы, избиения, пытки. Шесть месяцев в камере смертников и наконец его выводят на казнь. Но казнь оказывается инсценировкой – очередная попытка расколоть немца. Немец ни в чем криминальном не признаётся.

Протоколы допросов Отто Шмидта, как положено, пересылаются в ведомство по охране конституции ФРГ, а внедрённый туда агент Штази переправляет их копии в Москву. Ситуация с нелегалом Козловым наконец проясняется – сидит в тюрьме Претории и молчит.

Но на одном из допросов Отто Шмидту вдруг показывают его фото многолетней давности. Перевернув карточку, он читает на обороте своё настоящее имя. Здесь уж таиться нет смысла. Его сдали - "заслуга" Олега Гордиевского.

- Да я советский разведчик Алексей Козлов, - признаётся он. – Больше ничего не скажу. – И молчит дальше.

Премьер-министр ЮАР Питер Бота делает официальное заявление о том, что советский шпион Алексей Козлов находится в тюрьме Претории. После этого Алексей Михайлович признан политическим заключённым и условия его содержания улучшились.

А СВР начинает готовить обмен.

Так в разгар холодной войны случилось, что судьба разведчика-нелегала Алексея Козлова вписалась в неординарную ситуацию почти сотрудничества КГБ и ЦРУ, начавших работать бок о бок. И цель у этих традиционно противоборствующих ведомств на тот момент была одна предотвратить расползание ядерного оружия. Тем более, что, как потом выяснилось, у ЮАР уже было 6 готовых ядерных бомб и ещё две в процессе сборки.

В результате совместных усилий спецслужб и под давлением мирового сообщества ядерный арсенал ЮАР был утилизирован, техническая документация уничтожена, а ядерная программа переориентирована на мирные цели.

Правда, с обменом нашего разведчика были проблемы. За него одного ЮАР уже совместно с коллективным Западом много запросили. Кубинцам даже пришлось специально для этой цели выловить и взять в плен офицера ЮАР дополнительно к прочим шпионам.

- Меня обменяли по курсу один к одиннадцати, - шутил в последствии Герой России Алексей Козлов.

Но с выводом ЮАР из клуба обладателей ЯО мир не стал спокойнее.

Как раньше, так и сейчас он то отступает, то снова приближается к огненной черте ядерного Апокалипсиса.

Этот зловещий танец у роковой черты резко обозначился во время войны Судного дня на Ближнем Востоке, когда СССР и США стали накачивать оружием противоборствующие стороны и отношения между сверхдержавами обострились до предела.

И тогда разведка помогла предотвратить беду.

До недавнего времени вся эта история оставалась малоизвестной для широкого круга общественности, да и сегодня многое ещё засекречено, поэтому рассказ Николая Долгополова о разведчике под дипломатическим прикрытием Владимире Горовом вызвал не меньший интерес.

Увы, эта тема в связи с событиями на Украине снова актуальна. И отвязные языки говорят о возможности ядерной войны уже открыто, то ли пугая противника, то ли предвкушая вхождение в обещанный рай.

Еще не одно имя советских и российских разведчиков прозвучало на презентации этой книги.

Под какими только масками представителей разных профессий ни скрываются эти люди, ведущие двойную жизнь!

С некоторым смущением автор коснулся шпилек по поводу деятельности Анны Чапмен – про неё, мол, напишите. Николай Михайлович за Анну заступился и выразил сожаление по поводу сарказма в её адрес.

- Но писать о ней пока не стоит, - резюмировал.

Он тепло встретил опоздавшего Никаса и, высоко оценив его работу, сообщил публике, что художник отказался от гонорара за эту книгу, и охарактеризовал его как патриота – поддерживает СВО, отправил машину нужных вещей в Донбасс.

Никас эту тему не поддержал. Более того, возникло ощущение, что известный художник не в восторге от такого паблисити, зато с удовольствием рассказал о работе над портретами для этой книги.

Русская культура снова разрублена на две части.

Популярные и не очень музыканты, актёры, публицисты, кого смотрели, слушали, читали, оказались иноагентами. Правозащитники тоже – они все иноагенты и очень нежелательные. И конечно писатели.

Когда слишком много запретов, сама литература превращается в шпионаж.

Я пробираюсь по узким оживлённым улочкам книжного мегаполиса Нон-Фикшн, где концентрация ментальных усилий литераторов предлагает общую картину состояния страны и мира. Здесь много интересного. А я всё не оставляю попыток понять реальность. Но дико не хватает информации.

И как тот боец невидимого фронта – серый, обычный, не привлекающий к себе внимания – пытаюсь восполнить пробелы в разреженном медиапространстве – впитываю какие-то новые данные о людях, о стране, о прошлом и будущем.
Вглядываюсь, вслушиваюсь.

Поразила ненароком услышанная фраза, выхваченная из общего шума.
Две девушки разговаривали между собой. И на вопрос одной:
- Ты чем сейчас занимаешься?
Другая ответила:
- Я сейчас беру уроки управления Боингом.

Люди что-то знают…

И к чему-то готовятся.



© Борис Тропин, 2023
Дата публикации: 28.02.2023 10:57:56
Просмотров: 366

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 17 число 83: