Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Правильное отражение

Борис Тропин

Форма: Рассказ
Жанр: Юмор и сатира
Объём: 4527 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Из эпизодов ещё той эпохи


Традиционно считалось, что все мы живем в реальном мире, но только марксистско-ленинская философия наиболее полно и адекватно его отражает. Поэтому мы только ее и изучали. Даже госэкзамен был во всех вузах по «Основам научного коммунизма».
Толстенная книга – страниц четыреста! А на улице жара за тридцать, тополиный пух. Речка рядом, пляж, а нельзя – экзамен!

Готовиться к нему мы с однокурсницей начали в постели после обеда, объятий и прочего. Поставили перед собой будильник, чтоб, как глянешь, сколько часов до экзамена осталось – ой, блин! – и быстрей дальше читать, не отвлекаясь.

А дверь закрыть забыли.

С головой погрузились в омут научного коммунизма, ничего не видим, ничего не слышим.

Неожиданно дверь открывается, входит комендант общежития и видит такую картину: сидим мы вдвоем на постели голые, а на веревке, протянутой через всю комнату, сушатся моя рубашка, ее халат и другие, в том числе интимные вещи – сокурсница с утра стиркой занималась.

Комендант – женщина строгая, но как быть? С одной стороны – аморалка: в одной комнате студенческого общежития голые разнополые! А с другой – толстая книжка на двоих, и не какая-нибудь, а «Основы научного коммунизма» – то есть на лицо учебный процесс.

А мы даже как-то сразу и не поняли, кто там пришел, чего ей надо. Жара страшная, а до экзамена считанные часы.

– Некогда-некогда! – головами мотаем, руками машем, не отрываясь от книжки. – Госэкзамен!

А то ходят всякие – то им соль дай, то сахарку, то заварки, то рублик-другой!.. Пошли все в задницу! Часы тикают, экзамен приближается, а мы только раскрыли эту суровую серьёзную книгу.
Уйма страниц, слова на них научные, предложения сложные!

А комендантша не уходит. Ей же бороться надо! А как, если мы даже оторваться не можем – коммунизм изо всех сил изучаем?! И всё-таки в плавках сидим – не совсем голые, хоть и рядышком. Стоит, ждет. Думает, наверное, мы сейчас книжку бросим и за аморалку. А она тут как тут – ага, мол – и к декану, и к ректору!

Жди больше! Нам вообще не до чего – госэкзамен!

Потопталась она, посопела, посоветовала одеться – это в такую-то жару! – и ушла.

Через несколько минут моя сокурсница, словно очнувшись, поднимает голову, смотрит на меня сквозь марксистско-ленинскую пелену и спрашивает:
– А что это за баба к тебе приходила?

– Это не баба, – говорю, – это комендант общежития.

– А-а, то-то я и смотрю – блузка, как у продавщицы сельпо! – И снова в книгу.

Надо же, думаю, не отрываясь от капиталистического способа производства, а я даже не заметил, какая на ней блузка.

Через несколько минут подруга опять голову поднимает.

– А чего она к тебе приходила?

– Кто? – я уж и забыл.

– Кто-кто! – передразнила. – Да эта кривоногая!

– Комендант! – говорю. – Откуда я знаю! Она ко всем ходит! И никакая не кривоногая! Зачем зря наговаривать? – И снова в книжку.

А она ее – хлоп – перед самым моим носом и закрыла.

Да таким противным голоском:
– Ах, коменда-а-ант, говоришь! Ко всем хо-одит. Не кривоно-огая! Наглая ты морда! – И хлоп меня научным коммунизмом по лбу!

А в нем больше пятисот страниц оказалось, а не четыреста, как я раньше думал. И, главное, за что?! Ну, пришла, ну, спросила… Что такого?!
И никакая не кривоногая! Зачем зря наговаривать! Я всегда за справедливость!

Ничего не сказал. Встал. Пошел закрыл дверь… На два оборота ключа.

И мы занялись аморалкой.

Очнулись – солнышко садится, а до экзамена – ой, блин! – семь, часов осталось! Подруга строгая и сознательная. «Все, – говорит, – больше никаких сексуальных движений и каждый со своей книжкой, а то завтра по паре получим!»

И ка-ак навалились мы на этот коммунизм! Я одолел семьдесят страниц и спекся, а она – двести сорок пять, как утром выяснилось.

С таким научным багажом мы и явились на госэкзамен. Но уже, конечно, одетые, хоть и жара.

Оба получили «хорошо». Но я-то за семьдесят страниц! И почти выспался. А она за двести сорок пять! И почти не спавши. Ей обидно.
- И здесь, – говорит, – ты выгадать умудрился!

А я не мудрился. Я ещё на третьем курсе догадался, что научный коммунизм – это такая общегосударственная наука, которую мы впитываем с самого раннего детства ушами, глазами, кожей, рожей и, прошу прощения, задницей.
И независимо от того, сколько страниц прочтем, все равно все знаем! Знаем, потому что, как справедливо утверждается, именно это учение, а никакое другое, наиболее полно и адекватно отражает нашу советскую
действительность.
А мы в ней живем – чего ж тут не знать!



© Борис Тропин, 2023
Дата публикации: 24.04.2023 12:19:27
Просмотров: 226

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 89 число 2: