Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Стихи второй половины 2023 года

Татьяна Игнатьева

Форма: Цикл стихов
Жанр: Философская лирика
Объём: 300 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Опять ветра бушуют до зари,
Опять тревожат вести, и как будто
Душа и сердце в переломах бунта
Вновь окропляют кровью алтари.

Былина как былинка на ветру
Под шквалом вековым поистрепалась,
Но семечко её – такая малость –
Пришлось Боянам новым ко двору.

И будет песнь, и вещий сказ о том,
Как братья, собирались к миру, к ладу.
Ветра веков любую сдув преграду,
От мусора очистят старый дом.

***

Последней горстью августовский свет.
Ужом свилась под ложечкой прохлада,
Щемит и никакого нету слада.
Засохнет скоро полевой букет.
Начнут менять причёски дерева,
Хозяин ветер выметет тропинки.
Дожди затараторят без заминки.
И подхватив паучьи кружева,
Вспорхнёт листок вослед летящим птицам.
Увянет зелень, яблоки съедят,
Уснёт опустошённый щедрый сад.
Лишь утренник слезой засеребрится.

***

"Слышишь: в кухне со свистом кипит кофейник.
Что ж, пойдем распечатывать новый день!"
Эдуард Асадов


Кофейник пыхтит, сыплет брызгами новых идей.
Распахнуты окна, и вьётся лозой аромат.
Ты утро своё в хороводе зачитанных дней
Встречаешь в объятиях многоэтажных громад.

А там у крыльца – золотых одуванчиков ряд,
Звучат переливчато лёгкие птичьи смычки.
И нежным дыханьем которое утро подряд
Ласкает траву ветерок, прилетевший с реки.

А тут у тебя – дремлет облаком старый диван,
Он добрый, конечно, приятель, на скрипы не скуп.
И карие зёрна ныряют в кофейный туман,
И длится, и длится горчинка у сомкнутых губ.

Здесь вечные звуки – вот лучик стучит о стекло,
Вот стрелка минутная, новую выбрав ступень,
Чуть щёлкнула, прыгнув. А, значит, тебе повезло –
Твой кофе допит, мы идём распечатывать день.

***

«Все это в сердце горит у меня.
Дыма отечества нет без огня.»
В.Г. Куприянов


Выжжено поле далёкого детства,
Где колосок к колоску собирался.
Но в глухом уголке сердца
Малой искоркой теплится
Потаённая память…
Дедова пожелтевшая гимнастёрка.
«Смена» отцовская,
Фотки с обугленными уголками.
Мамина колыбельная,
Сказки под узорчатым от инея окном.
Тёплые бабушкины руки.
Сладкого хлеба краюха,
Родниковый прохладный глоток
Со щедрых ладоней.
Солнца разлитое варево
Радужным утром.
Первое горькое слово любви,
И слеза расставанья.
Смешной лепет ребёнка.
Дождей торопливых набег.
Счастья вечные мгновенья,
И время безмерным ковшом
Льёт-поливает
Сад у родного крыльца…
Выжжено поле,
И ветер рассеивает дым.
Но сердце вдруг вспыхнув
От памяти-искры,
Пылающей птицей взлетает,
Крылами обняв весь мир
Далёкий и близкий.
Нет, ничего не исчезло,
Вот оно всё – со мной и во мне.
И стелется у ног дым отечества
От этого огня.

***

Оно нам надо?! (акростих)

Надежда умирает предпоследней,
А вслед за ней и…ну, теперь держись!
Какой-то червячок никчёмных бредней
Апгрейдить норовит простую жизнь.

Любови недостаточной причина,
Подножка, иль шаг влево, или взгляд –
Способны нервы выкрутить нам так –
И мать родная не узнает сына!

Худого мира недруг – море слёз
Омоет дни и ночи в нервном плаче.
Загон такой сварганит нам психоз.

Поистине – из ничего – скандал.
Накал страстей психоз нам воссоздал.
Слова как ни крути, но выжить – вот задача.

***

Вчера ещё лёгкие трели
Будили округу с зарёй,
И росы лучами горели
Под маковой пёстрой горой.

И вот опустели опушки,
Не вьётся балет мотыльков,
И только лишь заячьи ушки
Колышут волной колосков.

Где летние прятались кисти
Под зонтиком нежных цикут,
Кленовые красные листья
Слезами заката текут.

И хмурый порывистый ветер,
Волнуется, видно, не зря,
Что очень прохладно приветил
Сегодня зарю октября.

***

Все тайны утекли из головы.
Её застенки много б рассказали,
Но пали стены крепости, увы.
«Оставь меня, старушка, я в печали».
Печаль беспамятства,
Безветрия печать,
Безтаинства разруха и разладье.
А Фрейда вечно свежие оладьи
Пекутся, хоть и с минусом – на пять.
Он умников кормилец, и глупцов.
А голова летит – не остановишь.
И сонмище таинственных чудовищ –
С мозгов утечкой – фактум на лицо.
Так что там классики советуют в миру?
Летят страницы, строки, буквы, знаки…
Ни слова обо мне,
Сплошные враки!
Так им дорога в чёрную дыру!
А мне бы – к звёздам,
Там услада есть,
Там невесомость голову не давит,
Там нет календаря с его годами,
И серых стен палаты номер шесть…
Нет, ни Шекспир, ни Кафка не помогут,
Тем более таинственный Платон.
Свободна голова, и на Плутон
Со звёздами шагаем точно в ногу.

***

Сонет-76 Уильям Шекспир (перевод)

Мои стихи от новомодных далеки.
Великолепья перемен они не чтят.
Не блещут странным сочетанием строки.
Неужто сник мой поэтический заряд?
Я одинаково пишу одно и то ж,
Слова похожие на тысячи других,
Рождённых вечностью, стабильностью одёж.
Как будто именем моим облечены.
Но все они лишь о любви моей твердят.
Ведь эта тема неизменна, потому,
Вновь буду новые слова на старый лад
Писать, что сердцу так отрадны моему.
Ведь каждый день светило ново, и старо.
Словами старыми творит моё перо.

***

Мне памятно другое время –
Где Пушкин ножки воспевал,
Где педикюра злое бремя
Не висло тяжестью похвал.
Где изобилье нежных тортов,
Фруктовых ярких натюрмортов,
Зубных протезов не боясь,
Не прочило из кнЯзей в грязь.
Практичны – палка Бокельмана
В пылу мальчишеских проказ,
И Закудайловой запас
Слащавых фраз самообмана.
Но что нам до героев сих.
Всё кануло… как ножки их.

***

У Никольского собора золотая осень.
Опустевших тротуаров кружевной изгиб.
Гомон галок, плеск канала, гул разноголосый,
И стволов под ветром хмурый приглушённый скрип.

Здесь уставших рос дорожных сохнут бриллианты.
Отстраняя посох, жажду утоляет дух.
И встаёт былое время будто на пуанты,
Возвышая, обнажая, утешая слух.

Хороводы палых листьев носятся по кругу.
Собираясь потихоньку у высоких стен,
О походах и победах ведают друг другу.
У Никольского собора всё без перемен.

Замирают на пороге вздохи, как награда
Бирюзовыми лучами льются небеса.
И ложится прямо в сердце тихая отрада –
Купины неопалимой тёплая слеза.

***

Ответам всем дождаться их вопросов (акростих)

"Ответам всем дождаться их вопросов.
Вопросам же ответов – в щедроте."
Алла Титова

Ответам всем дождаться их вопросов
Так тяжко в круговерти вьюжных лет.
Влачит души истрёпанный букет
Единственно приемлемых разбросов –
Терпений, вдохновений и примет.

А вечности достался добрый бунт –
Монументально-выспренняя жажда
Впитает долгожданное однажды –
Сердечное биение секунд,
Едва минут заметную тоннажность,

Мобильный и статичный ход часов,
Докучное топтание столетий,
Одним дыханьем кратких междометий
Желаемое алиби эпох –
Достанется в мозаичном соцветье.

Ау! - над морем Времени взлетает.
ТЬма прячет след увядших дум и слёз.
Сияет солнце летом и мороз
Январскими ночами донимает,
Извечной грязью бьёт из-под колёс.

Хорошего и мрачного хватает.
Возможно, эти таинства судьбы
Однажды нам в наследие волхвы
Пророчили в придачу к перлам баек.
Родители к потомству так добры…

Осилит путь кочующее племя,
Созвучно в такт дыша своим шагам,
Отправившись к незримым берегам.
B ком сердце есть – тот должен слышать Время.

***

"Не все желанья исполняет Стихо-птица"
Алла Титова. Творительный акростих


Не все желанья исполняет Стихо-птица.
Едва заметен той синицы малый скок.
Воображение представило исток.
Сияньем чистоты зима искрится,
Её могуществу и здесь выходит срок.

Желаний нам не сбыть, в том жизни сила.
Единственный дарующий огонь
Любви, надежды ненадёжной бронь
Арктического хрупкого светила.
НЬютон, лови желание в ладонь.

Явленье зимней сказки очевидно,
И голову не нужно подставлять.
Снежинок нескончаемая рать
Паденьем очарует, и завидно
Одно лишь будет – не собрать в тетрадь

Летящих звёздочек бессилие и силу.
Напишешь строчку, а она уж не твоя.
Явление зимы – суть бытия,
Единый путь с рожденья до могилы.
Творишь его, желанья не тая.

Стихи не благодать – то боль и мука,
То вечности дыхание в ночи.
И льдистые порой, и горячи.
Хрустальных нот разбившиеся звуки.
Оплывшие слезинки от свечи.

Парящий лёгкий снег в ладонь струится,
Тепла не чуя. Покрывало декабрю
Изида выдала, дав волю алтарю.
Целую крылья неизбывной Стихо-птицы,
А если сбудется – желанья претворю.

***

Недопитые сумерки

Ты моя потеряшка-находка в толпе незнакомцев.
Недопитые сумерки стынут в забытой чашке.
Золотая рыбёшка притихла у самого донца,
Опасается смелых желаний моих, бедняжка.
Как испанская лестница – каждый шажок восторга,
Каждый день по ступеньке, по камешку разбирая,
Я тяну мгновенья, зависнув в мечтах надолго,
Заплутав по тенистым аллеям земного рая.
Нарисую себя тебе на опавших листьях,
На бумажных корабликах, что под дождями тонут.
На следах исчезающих звёздных, девичьих, лисьих
По истлевшим путям в непорочно-греховный омут.
Этот сон неотвязный всё тянет на дно и тянет.
И горит на свечах обрывок фаты подвенечной.
Недопитые сумерки держат меня когтями,
Каждый день, каждый час, каждый миг превращая в вечность.

***

Народился стишок

Снова кружат над городом феи,
Серпантином взвивая снега.
Гнёт фонарь свою старую шею,
Будто баба-Яга.

На балконе, у самого края,
Ряд сосулек притихших тесня,
Рыжий лучик на скрипке играет,
Как сверчок, для меня.

Под луною колышет на взлёте
В реверансе нелепом снежок.
И в исписанном мною блокноте
Народился стишок.

Новогодием мир очарован,
Перспективой своей изумлён.
Он и мной, и не мной зарифмован
Без предела времён.

Детский почерк морозному насту
Утром выдаст нетленность письма.
Заискрится коряво-цветасто:
«АСТАРОЖНА – ЗИМА!»

© Татьяна Игнатьева, 2024
Дата публикации: 19.01.2024 08:00:06
Просмотров: 338

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 16 число 38: