Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Последний Монтегье, часть 3. Легенда о Монтегье

Александр Кузнецов

Форма: Повесть
Жанр: Фантастика
Объём: 27258 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Древняя легенда гласит, что жил когда-то на земле мужчина, которому однажды удалось понять женщину. К сожалению, он тут же умер от удивления.




Существует легенда, что если женщину не обижать, она не обидится.
________________

Древняя легенда гласит, что жил когда-то на земле мужчина, которому однажды удалось понять женщину. К сожалению, он тут же умер от удивления.
________________
Глава 1. Правда и вымысел

Обратный путь по Туннелю 0-КН-7 не показался ей слишком длинным. Напротив, ей хотелось, чтобы в кротовьей норе время тянулось бесконечно долго. Индобагрола не представляла себе, что она будет говорить Великой Изольде в свое оправдание. И даст ли она ей возможность объяснить ей хоть что-нибудь. Но главное, если бы Монтегье был бы цел, пусть даже где-то в самом дальнем уголке вселенной, у неё была бы надежда отыскать его. И тогда можно было бы смело оправдываться. Ведь что такое её жизнь в сравнении с драгоценным здоровьем любимого мужа столь высокой коронованной особы? Конечно, Изольда дала бы ей шанс, если бы у неё самой был такой же шанс пусть не вернуть его любострастную функцию в том диком виде, что сводила её с ума, но хотя бы оставить надежду на наследника. Ведь по тысячелетнему закону семейного клана Тахи IV вступивший на трон по наследству владыка Хампайеров должен не позднее чем в течении одного года после официальной брачной церемонии обеспечить зачатие своего потомка. В противном случае, ровно через год он должен уйти в добровольное изгнание или умереть. Трон при этом переходит ближайшему старшему родственнику.

Её тягостные думы прервал Маклауд, успевший обработать свои страшные раны от кошачьих когтей остатками бальзама, хранившегося в кармане плаща с его давних военных времен:

– Послушай Индобагрола! А ты что-то твердила по поводу Монтегье? Неужели ты все еще веришь в ту старую сказку о древних Амулетах Могущества четырех владык вселенной?

Глаза скиталицы сверкнули огненной сталью:

– Я не верю. Я просто знаю о них то, что известно лишь великому колдуну и мне одной.

– Да кто ты такая, чтобы сравнивать себя с этим таинственным Монтегье, которого больше считают великим чудаком, чем самым сильным колдуном в проявленном мире?

– Я знала Монтегье. И не только знала. Мы встречались с ним.

– И что? Пока был жив этот тщеславный ублюдок, он встречался с тысячами смертных. А сдох в полном одиночестве, заваленный обломками тысячеметрового свода своей чертовой пещеры.

– Маклауд! В легенде сказано, что перед уходом их нашего мира четверо владык вселенной встретились, чтобы решить, кому из смертных передать свои Амулеты:

– Индобагрола, мне не было еще и 7 лет, как я уже знал эту легенду. Да, четверо владык, что оберегали покой и порядок в нашем мире, решили, что человечество вышло из детского возраста и было готово расправить крылья свободного полета во вселенной. Они решили уйти на покой. Но для этого нужно было выбрать кому из смертных передать на хранение свои Святыни. Первым тогда выступил владыка Ому и сказал, что не видит в кругу смертных достойного его амулета Возвышенного ума. Потом высказался владыка Илис, заявив, что не родился еще тот, кто способен совладать с неукротимыми демонами его амулета Непомерной силы, третий владыка Лого тоже произнес не колеблясь, что его амулет Здоровья и долголетия все еще в глубоких раздумьях по выбор будущего хозяина. И лишь четвертый Амос сказал всем не раздумывая:

Я, Амос, владыка амулета, что владеет той стихией, на которой стоит все живое, что рождает и творит, разрушает и созидает, что дарит миру ум, силу, красоту и долголетие. Эта стихия любовь. И я, как хранитель самого главного амулета – признаю, что все мы вправе просить принять от нас наши бесценные дары одинокого праведника, прожившего лучшие годы вдали от людской суеты в своем подземелье , знаменитого на весь мир колдуна, великого философа и мудреца – Монтегье. Верю, братья, не подведет он нас …

– Это и было то, что сказал Амос, и все согласились с ним. Так и появилась легенда о четырех Монтегье.

– Разумеется, Маклауд, ты знаешь также, что через 100 лет колдун Монтегье передал все четыре амулета на хранение родоначальнику клана Тахи-I Баркаруну- пятому, ставшему через 10 лет, благодаря всем четырем Монтегье, первым монархом Хампайеров.

– Багги! Но триста лет назад Трамстон – второй утратил все четыре Монтегье в битве с Черными демонами Великого Князя, мечтавшего завладеть всеми четырьмя святынями. Но эта победа, доставшаяся страшной ценой половины жизней всех Хампайеров, стоила всех этих потерь. Иначе нашего мира не было бы. А четыре Монтегье так и остались легендой.

Кстати, кое-кто из рассказчиков этой истории утверждал лично мне, что один из амулетов был доставлен Великому Князю, но чуть позже темный владыка тоже потерял его в последней битве с Хампайерами.

– Дорогой мой стражник! Ты ведь тоже из рода Скитальцев, а значит твой век триста лет. Из них двести ты провел в своих битвах и походах. Какого черта тебе не жилось спокойно. Провел бы свою последнюю сотню под розовым небом родной планеты Магурии, писал бы для молодого поколения мемуары о своих боях и походах. … Так ведь не сидится тебе …

– Изольда привыкла ко мне. Да и я привязан к своей службе. Пусть уж все будет, как будет …

– А Монтегье не пропали в битве, Маклауд.

– Я слышал, что так говорят. Но ни один из них не всплыл до сих пор. Стало быть, нет их уже на этом свете.

– Слушай старый служака! Мне теперь уже все равно, ведь Изольда не простит меня …

– Как пить дать не простит …

– Так вот я тебе расскажу ту часть легенды о Моньегье, которую кроме меня никто не знает.

Это было 100 лет назад. Я тогда была еще очень молода. И меня разыскивали всего в двух цивилизациях. Это сейчас к ним добавилось еще шесть не считая Хампайеров. Так вот, меня выследил сводный отряд из трех федералов от Лиги Второго Содружества и двух таких же служак, как ты от Большого Желтого Союза. Меня караулили у входа из Кротовой Норы 11 С-я 4. Но было очень темно. Ужасный ливень лил, как из ведра. Я вышла из входа, н дверь в туннель у меня за спиной тут же наглухо закрылась. Я сразу поняла, что здесь засада и кинулась вниз по крутому спуску скалы, минуя лестницу, где маячили федералы. Но поскользнулась, упала и покатилась вниз. Потом вроде поднималась и снова, падала и катилась. Потом потеряла сознание.

Очнулась я в сером полумраке при бледном свете факелов, подвешенных к боковым стенам пещеры. И увидела бородатое лицо старика, склонившегося надо мной.

– Тебе уже лучше? – спросил меня этот дед. – Я прочел для тебя восстанавливающее заклятье, влил тебе в рот и нос несколько капель моего элексира.

– Ты кто такой? – спросила я старика.

– Меня зовут Монтегье, – ответил бородатый дед и улыбнулся.

– Что, прямо тот самый Монтегье из легенды?

– Да, тот самый.

– Но вы уже триста лет, как умерли.

– Я триста лет не общался с людьми. Но, несмотря на это, приходил к ним в виде птиц и мелких животных, наблюдал за ними, анализировал, делал выводы. В общем работал, пока вот годы совсем меня не придавили.

– А где вы меня нашли?

– Так ты дорогая ко мне прямо с неба свалилась. Я как раз возвращался из поселка. И стоя здесь, неподалеку, под небольшим скальным навесом, я собирался открыть вход в свой коридор, как слышу шум над головой. Так ты и прилетела прямо ко мне. Еле поймал тебя на руки. К счастью, ты ведь совсем еще молода и весишь немного.

– И что вы со мной будете делать.

– Тебя изрядно помотало по камням. Все тело в синяках и ушибах. В общем, дня за два, за три, приведу тебя в порядок и выпущу на волю.

И я осталась у этого Монтегье. Два дня пролетели, и я уже чувствовала себя совсем неплохо. Заклинания и целебные отвары знаменитого колдуна делали свое дело и здорово помогли мне полностью восстановить все силы. Каждый день Монтегье уходил, как он говорил, «к людям», то улетая птицей, то убегая мелким зверьком и под вечер возвращался домой. Я даже научилась за эти два дня готовить еду у него в печи. Деду нравилось, что я встречаю его вкусной горячей похлебкой или свежей кашей.

Но вот на третий день он вернулся домой очень рано, прямо в обед. С трудом, он чуть ли не вполз в пещеру, даже не закрыв за собой проход на улицу, добрался до кровати и лег отдохнуть. Потом позвал меня к себе и стал говорить.

– Триста лет назад, когда началась война Хампайеров с Черными демонами, – начал свой рассказ старик, – я сразу понял, что демонам не нужны были ни их планеты, ни их жизни. Великий Князь послал их к Трамстону-второму, чтобы отнять у них мои Монтегье. Черные демоны предложили правителю отдать им все четыре амулета добровольно. Трамстон был великий воин и наотрез отказался выдать эти бесценные дары. Но он такой был всего лишь один из немногих. Хампайеры никогда не были воинственной нацией и даже амулет силы не помог бы им победить воинов Князя.

Началась битва, и я под видом малой птицы проник во дворец Трамстона и нашел у него свои подарки. Однако их было только три. Не было главного – четвертого амулета. Во дворце никого из мужчин не было. Все женщины были на своей половине. Им и дела не было до этих бесценных даров. Я унес к себе три из четырех амулета. Ночью мне было видение. Во сне меня посетили все четверо владык вселенной. И главный из них Амос сказал мне:

– Два дня назад в битве при селении Паункерн император Трамстон утерял амулет любви. Один из Черных демонов подобрал его и унес Великому Князю. К сожалению, лишь вчера мы только узнали об этом и сразу же передали для Князя требование немедленно вернуть амулет его истинному хозяину – волшебнику Монтегье. Утром ты должен быть у Князя, чтобы забрать последний амулет.

С утра я прилетел в лагерь демонов и предстал перед Великим Князем.

– Это ты колдун Монтегье? – проревел мне Властелин демонов.

– Да! И я пришел к тебе от имени четырех владык, чтобы забрать у тебя амулет любви.

– Можешь забрать свою игрушку, – криво усмехнулся Темный владыка. Меня больше других интересовал именно этот амулет, и я получил его. Теперь он мне больше не нужен. Я уже внес кое-какие изменения в механизм его работы.

– Ты осмелился испортить эту святыню? – вскричал я в гневе.

– Успокойся! Я всего лишь немного перенастроил его, что называется «в ногу со временем». Теперь он больше соответствует запросам основной массы смертных. В соответствии с этим запросом я убавил до минимума то его влияние, что соответствовало детскому возрасту человечества и за счет этого добавил те свойства, что будут нужны его нынешним мечтам и надеждам. Ведь не даром же все четверо владык признали большие положительные изменения в сознании смертных, их новые прогрессивные взгляды на жизнь, знания и убеждения, ставшими полностью зрелыми и гл … убокими. Князь кашлянул, словно слегка поперхнулся. Кстати, если раньше он работал в автоматическом режиме, сейчас я перевел его в ручное управление. Там на его корпусе есть маленькое отверстие, в которое нужно вставить самый кончик иглы и сразу откроется весь механизм его настройки. Там все просто, разберется даже ребенок. Забирай его и проваливай!

И он швырнул мне в ноги этот амулет. Я подхватил его и умчался к себе в пещеру. Дома я поместил его в специально подготовленной нише, где до этого уже висели три первых амулета. С тех пор в нише у меня хранились все четыре святыни.

Он немного помолчал, потом произнес следующее:

– Индобагрола, девочка моя! У меня вчера было видение, что сегодня мой последний день в этом мире. Я давно готов к неизбежному. Но мне сегодня нужно совершить очень важный поступок. Я триста лет наблюдал за людьми и понял, что люди так и не научились ценить подарки высших сил, воспринимая их, как должное, не желая быть благодарными за добрую бескорыстную помощь.

Я не хочу оставлять эти амулеты на хранение даже в своей нише. Людям не нужны такие подарки. Люди должны сами научаться жить без посторонней помощи. Силу, ум и долголетие они получат, работая над собой и над своими возможностями. А любовь и так будет с ними всегда, если они сами захотят остаться людьми. Я принял такое решение, и все четверо владык вселенной поддержали меня. Эти амулеты сгорят в желтом огне подземного мира, который я сейчас призову к ним. А ты будешь единственной свидетельницей того, что все четыре Монтегье будут сегодня уничтожены.

Что мне оставалось делать? Я просто была ошарашена от всего услышанного и молчала, глядя на умирающего старика.

Монтегье долго и внятно читал заклятие. Потом с силой взмахнул левой рукой. Рядом со мной в стене открылась неглубока ниша. В нише на каких-то особых вязанных веревках висели четыре обыкновенных серых камня величиной с хороший мужской кулак. Над каждым на стене стоял свой номер и своя надпись. Ближний ко мне под номером четыре с табличкой «Любовь» был поменьше размером, словно под женскую руку.

Колдун махнул правой рукой и все камни засветились изнутри желтым огнем, как яркие лампы, осветив небогатое убранство пещеры. Послышался треск, как от горящих дров. Но запаха и жара от них не было.

Голова у Монтегье совсем свесилась вниз, старик держался из последних сил. Говорить видно стало ему совсем тяжко.

И тут внутри меня словно что-то взорвалось. Я повернулась к нише и вырвала из неё этот четвертый камень вместе с веревкой. Затем бросилась вон из пещеры.

Старик протянул мне вслед руку и крикнул:

– Что ты делаешь, глупая девч … Крик оборвался на полуслове.

Как только я сорвала амулет с веревки, огонь внутри него сразу же погас, и он стал обычным серым камнем.

______

Индобагрола закончила свой рассказ. Автоответчик в портале объявил, что они прибыли к месту назначения.

Маклауд вывел скиталицу из тоннеля. На летной стоянке красовался лишь один его служебный коптер. Через 7 минут они были на уже на другой стоянке возле красивого двухэтажного особняка в лесном массиве Хампайер-тауна на берегу небольшого озера.

– Ты куда привез меня, главный пёс королевы?

– Идем со мной, посмотришь, как Изольда обеспечивает своих друзей в благодарность за тяжкие труды по её охране.

– Ха! Это ты что ли друг королевы? Да от тебя за версту псиной воняет!

– У меня прекрасная ванна, дорогая. Я обещаю тебе смыть с себя все ужасные запахи. И тебе не помешает привести себя в порядок. Заодно оценишь и мою ванну вместе с бассейном. К твоим услугам – лучшие благовония Хампайер-тауна. Я всю жизнь мечтал проверить именно с тобой отличительную черту нашего давно исчезнувшего народа. Мы ведь оба – последние остатки Великого племени Скитальцев, кто единственные во всей вселенной владели секретом настоящей огненной страсти. А Изольда ждет нас к себе лишь завтра.

– Нахал! Какой же ты нахал, Маклауд. Но иногда бываешь и немного мил …

Глава 2. Изольда

Великая императрица Хампайеров не находила себе места в ожидании встречи с Индобагролой. Все это утро, впрочем, как уже две недели она не могла вернуть своему царственному супругу интерес к жизни.

– Зачем мне теперь вообще нужна эта жизнь в серых красках столь ужасного наказания? –с тоской в голосе, что, казалась способна была разжалобить даже каменные стены её дворца, день и ночь ныл несчастный Брем.

– Дорогой, мой, ненаглядный! Врачи в один голос утверждают, что воздержание положительно сказывается на состоянии всех основных органов наших тел.

– Что-то твои врачи не практикуют оскопление, как один из методов лечения страждущих. А та часть тела, состояние которой меня сегодня беспокоит больше всего остального, не воспринимает никаких положительных эмоций от воздержания.

После небольшого поверхностного осмотра этой самой пострадавшей части Йованс заканчивал свой монолог душераздирающим воплем:

– Какое здесь может быть положительно влияние, если я чувствую, что это место от вынужденного безделья просто УМЕНЬШАЕТСЯ в объеме!

В итоге этого бесконечного нытья уже к концу первой недели Изольда вдруг стала замечать, что Маклауд, казавшийся ей довольно щуплым в сравнении с высоким и стройным, как кипарис, Йовансом, стал вроде и ростом повыше, и лицом приятнее. А кипарис Йованса утратил дерзкий аромат своей хвои, стал в её глазах заметно желтеть и сохнуть.

– Но нет, нет! Это же не любовь, или не та любовь! – Твердила она себе, отворачивая в сторону взгляд от старого воина, – неужели так верна эта проклятая поговорка –Любовь зла, полюбишь и к …

От дурных мыслей её отвлекала жажда мщения к скиталице. Первую неделю она все придумывала каким способом заставить эту шарлатанку подольше страдать и мучится перед казнью. О казни вначале она даже и не задумывалась. В такой ситуации думать о неизбежном – только время зря терять. Однако к концу второй недели совместного воздержания обеих супругов, она вдруг поняла, что если даже и скиталица и вылечит мужа, то гарантии от рецидива этого чертового недуга нет никакой. Значит о казни пока лучше не думать и, наверное, не только пока, и не только по этой причине …

Тут ей объявили, что в приемную прибыл Маклауд с арестованной Индобагролой и не решается войти к ней без разрешения даже с докладом.

Изольду бросило в жар:

– Ну, наконец-то! Молодец, все же мой Маклауд, быстро справился! Уж теперь-то я с неё все соки выжму. Если не сможет в самое ближайшее время поправить здоровье моему Брему – я заставлю её пожалеть, что на свет появилась!

– Пусть войдут! – что было сил рявкнула Изольда и, словно рассерженная львица, заняла в кресле самую угрожающую позу.

______

Маклауд сразу распознал ужасное состояние царицы и в предчувствии близких громов и молний заикаясь доложил:

– Г-госпожа имп-ператрица, Инд-д-добагрола д-доставлена!

– Хорошо Маклауд! Оставь нас и не стой под дверью, не то скормлю твои уши придворным псам!

Маклауд пулей вылетел за дверь. Сердце у бедной скиталицы сжалось в комок от ужаса предстоящей кары.

Брови Изольды сошлись в одну грозную линию. Голос царицы прозвучал, как предвестие приговора:

– Надеюсь, мне не потребуется объяснять тебе все последствия твоего гнусного шарлатанства?

– Индобагрола молчала. У неё уже был опыт подобных, пусть и не столь страшных разговоров. Не зря же её приговорили в восьми цивилизациях. Обязательно нужно дать выговориться, обязательно! Пусть из царицы выплеснутся самая черная злоба и ненависть.

– Две недели назад ты ведь могла бы и отказаться выполнить мою просьбу. Ведь ты же оценивала все возможные риски и должна была, просто обязана была их оценить. Я ведь тебе не пассия, какого-нибудь сран…го царька с твоей жалкой Магурии.

Изольда достала из стола страшно дорогую сигару, встала с кресла, подошла к окну и закурила. Нервы! Уже неделю, как ей достали эти уникальные успокаивающие сигары с той самой безлюдной Магурии, родины последних скитальцев, где эти растения с трудом находили редкие ботаники-старатели. Если бы две недели назад кто-то сказали ей, что она начнет курить, через час бедняга остался бы без головы. Но это произошло. Сначала был Йованс, потом её любовь, затем свадьба вселенской пышности, потом измены, тоже вселенской, но уже пошлости, потом эта подлая шарлатанка … Ну, не совсем-совсем уж очень подлая. Не совсем … Палач, четвертующий преступника не может считаться подлым. Ведь по сути своей импотенцию Йованса можно считать и божьей карой, воздаянием за страшный грех прелюбодеяния. И если бы не чудовишные последствия для ней самой импотенции мужа, в части его способности к воспроизводству наследника, то в принципе с этой импотенцией можно было бы как-то и попытаться смириться …

Аромат сигары медленно возвращал Изольду в более или менее человеческое состояние. Она еще минут пять молча курила у окна.

Бледная, как мел, скиталица с ужасом ждала свой приговор.

Изольда вернулась к столу, достала из ящика еще одну сигару и не спеша подошла к трясущейся от страха шарлатанке.

– Багги! Закурить хочешь, дура? Ты ведь вернешь моему козлу эту самую, как там её называют – фертильность, в общем репродуктивную функцию. Ну хоть немного, хоть на один единственный половой акт?

От резко схлынувшего чудовищного напряжения Индобагрола внезапно почувствовала не облегчение, а страшную слабость в ногах и зашаталась. Изольда, поняв её состояние поддержала скиталицу. Взяв её под руку, она проводила скиталицу к столу и посадила в кресло, напротив своего.

– Багги! Только не молчи! Скажи мне, что ты сможешь хоть чуть-чуть поправить ситуацию? Но только не молчи, прошу тебя …

Индобагрола молчала, собираясь с силами и глядя на красивый хрустальный графин с водой на столе царицы. Изольда заметила её взгляд и налила ей в стакан воды до самых краев. Несчастная скиталица трясущейся рукой схватила стакан и выпила воду, расплескав почти половину.

– Не все так просто, ваше величество! – почти шепотом произнесла Индобагрола, потихоньку начав свою печальную исповедь.

_______

Подробный рассказ скиталицы занял почти час времени. Конечно Изольда все поняла, начиная от придуманных ею самой приворотных способностей скиталицы и кончая этим дьявольским прибором – четвертым Монтегье, ставшим дьявольским в руках Великого Князя Тьмы. И еще она поняла и оценила во всей этой истории роль своего «верного» помощника.

– Маклауд! – Вновь рявкнула на весь дворец великая царица. – Ты где, тупая скотина? Немедленно ко мне!

Как ни берег начальник стражи свои уши, находясь даже за приделами помещения приемной, гневный вопль хозяйки услышал сразу и также пулей влетел к ним в кабинет.

Там, в кабинете он увидел не великую царственную особу с её будущей жертвой, а двух, обнявшихся, прилично поддатых баб за почти пустой бутылкой доброго крепкого вина трехсотлетней выдержки.

Изольда мрачно взглянула на верного служаку:

– Расскажи мне, безмозглый идиот, как ты кончал единственный на весь мир прибор, от которого теперь зависит не только твоя жалкая судьба, но и судьба твоей несчастной хозяйки, а значит и судьбы всех ста миллиардов Хампайеров и пятидесяти миллиардов Бремов?

Голова у старого воина поникла. Он тоже вспомнил, как выследил и нашел на неизвестной планете беглянку скиталицу и свою злость, и отчаяние в связи с неудачной попыткой найти у неё в сумочке кольцо с огромным рубином. Именно эта злость заставила его швырнуть камень, лежавщий в сумочки Индобагролы, камень, так похожий на шкатулку «Огненного сердца». И надо ж было так случиться, что этот, всего лишь похожий на шкатулку камень, оказался на самом деле всего лишь похожим на простой камень …

А может скиталица-шарлатанка все же врет? Потеряла в тоннеле и свой Монтегье, как и Огненное сердце, подхватила с пола обычный камень и выдала его за сверхценный амулет? Хочет свалить свою оплошность на него?

Но если быть до конца честным, то простой камень вряд ли бы разбился! Ведь он его НЕ ШВЫРНУЛ, А ПРОСТО ВЫБРОСИЛ?! Нет, нет! Скиталица не врет! Но тогда получается, что во всей этой истории он больше всех и виноват. Она же закричала, что он разбил Монтегье. ЕМУ НУЖНО БЫЛО ВЕРНУТЬСЯ и проверить. Но ведь там был этот проклятый пандозавр!

Раздался голос Изольды:

– Маклауд! Старый дурень! Это тебя я должна казнить, а не шарлатанку-скиталицу. Что теперь делать?

Маклауд напряг весь свой ум. Надо что-то делать. Ведь царица в любой момент может превратиться в безжалостную львицу и тогда …

– Изольда! – воскликнуд Маклауд, – для продолжения рода не нужен половой акт. Пусть Йованс остается импотентом на всю жизнь. Наша медицина может обойтись для твоего зачатия с одним лишь семенем Брема.

– Нет дружок! Мы уже с Багги обсуждали эту проблему. Четвертый Монтегье убивает репродуктивную функцию не только на уровне либидо, но и на уровне семенной жидкости. Так что думай! Многим времени на твои великие мысли мы с Багги не располагаем! Так и знай!

И тут Маклауда осенила спасительная мысль.

– Стойте, стойте! – вскричал бывший воин. – Этот амулет просто НЕ МОГ разбиться!

Изольда показала пальцем на Индобагролу и пьяным голосом добавила:

– Вот она утверждает, что прибор раскололся на две половинки. Вот я сейчас хлопну в ладоши, появиться главный палач и разрубит твою тупую голову на две половинки. И что, после этого ты останешься в исправном состоянии?

– Да нет же, послушайте! Багги, ты мне говорила, что колдун Монтегье из последних сил перед смертью целый час творил сложное заклинание, чтобы вызвать особый огонь из самых недр планеты. Если бы он смог уничтожить эти амулеты простым ударом стал бы он тратить свои последние минуты жизни на особый магический ритуал их уничтожения? Эти амулеты нельзя ни разбить, ни сжечь простым огнем, ни растворить в самой сильной кислоте. Значит он остался невредим. А две половинки, наверное, можно как-то склеить или состыковать?

У Изольды словно вылетел весь хмель из головы:

– Багги! А ведь наш старпер дело говорит.

– Да, пожалуй, он прав. Я ведь тоже сразу не подумала об этом! – Индобагрола сразу встрепенулась и вскочила с кресла. – Нужно найти мой четвертый Монтегье.

– Изольда бросила на скиталицу свой тяжелый взгляд:

– Эх, Багги, дурочка! Ты ведь даже не знаешь насколько это сложная задача. В математике есть уравнения с одним двумя, тремя неизвестными. А здесь мы даже представить себе не можем, сколько неизвестных будет в вашем с Маклаудом уравнении. Это … и она стала загибать пальцы:

– совершенно неисследованная нами галактика «Светлый путь» на самом краю Большой звездной карты;

– совершенно неизвестная звезда, под местным названием «Солнце», которой у нас конечно же нет на карте, ладно хоть известно, что это Земля третья планеты от звезды; но главное – мы не знаем временной отрезок, в котором ты случайно оказалась;

Тут подскочил и Маклауд:

– Но зато мы знаем название страны – Россия! Багги! Тебе же так назвала эту страну одна из девчонок. Итак, мы знаем планету в звездной системе и название страны, где проживают нынешние случайные владельцы Монтегье. Не знаем только в какой части планеты находится эта страна и в какой части этой страны находится их город и где дом их проживания. Но страну и горд на планете найти можно. Не так уж и велика их планета.Лишь бы они прибор случайно не выбросили. Ведь камень найти будет сложнее всего. Но даже если выбросят, его можно будет там на месте и поискать! Вот если бы знать точный адрес их звезды?

– Дорогой Маклауд! – воскликнула Индобагрола. – Мы сейчас очень просто можем найти и планету, и город, и район нашей высадки на планете. Вспомни, как ты нашел меня в тоннеле?

– По шлейфу твоего неисправного транспондера.

– Так транспондер то до сих пор не исправен. А координаты шлейфа неисправного транспондера будут хранится и в базе моего проводника, и в базе маршрутов с неисправными приборами самого основного компьютера тоннеля до отметки об устранении неисправности в транспондере. То есть компьютер обязан хранить все перемещения с неисправным проводником на случай, если понадобиться установить место будущей возможной аварии в тоннеле.

– Ну молодцы, молодцы! Хоть немного обнадежили меня! Сейчас идите вдвоем по домам отдыхать, бедолаги. А с завтрашнего дня в путь. И без Монтегье не возвращайтесь! Хотя, если надумаете от меня сбежать, я вас найду. Подниму на ноги военную разведку двух цивилизаций, если нужно будет, то и все войска Хампайеров и Бремов, но вас найду. И тогда уж …

А времени у вас осталось не более полугода. Иначе факт зачатия не успеет быть юридически оформлен. Все, прощайте! С Богом !

И Великая, непобедимая и непоколебимая императрица двух цивилизаций отвернулась, чтобы скрыть от своих подданных два ручейка, побежавших из её прекрасных синих глаз.

Конец третьей части




© Александр Кузнецов, 2024
Дата публикации: 28.05.2024 14:19:14
Просмотров: 152

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 72 число 82: