Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Соразмерность

Кямал Асланов

Форма: Эссе
Жанр: Размышления
Объём: 6749 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Пару лет назад Гарри Каспаров подвёл под шахматами жирную черту, признав, что успех в этой игре в первую очередь приносит память. Чем больше комбинаций и разных вариантов решения задач помещается в голове, тем больше шансов одержать победу. Поэтому шахматисту никогда не победить компьютер. А по мне накопленные знания сами по себе ещё ничего не значат, если не уметь ими пользоваться. Как показал опыт, память, как копилка, вмещает в себя всё без разбора, любую мелочь, ничего не упуская. К примеру никому уже не нужные номера телефонов бывших подруг, узор клеёнки на столе из далёкого детства, борода случайного прохожего, услышанную где-то мелодию. Всё эти пустяки в любой момент могут всплыть в сознании вдруг по всякому случайному поводу, оставляя нас гадать, к чему бы всё это? А вот вспомнить по делу когда надо неоходимую информацию, извлечь её из головы и выложить как аргумент в споре, удаётся не многим. Тут часто приходится поломать голову. И как правило, нужное слово находится тогда, когда поезд уже ушёл, ситуация разрешилась не в вашу пользу и необходимость в важном аргумента отпала. То есть сознание расслабилось. Потому, что в момент поиска необходимость непременно решить задачу здесь и сейчас, возлагает на нас такую ответственность, создаёт такое напряжение, что со страху ошибиться включается множество тормозящих и отвлекающих факторов. И человек оказывается в ступоре. Необходимо к примеру сосредоточиться на главном, а в голове всё ещё вертится случившийся накануне неприятный разговор с шефом, за окном мешают думать гудящие автомобили, глаза отвлекает давно висящий перед носом старый календарь с голыми бабами, который никто не решается выбросить. Тут всё определяет способность в нужный момент сознательно отвлечься, освободившись от шелухи, расковаться по максимуму, дать памяти оперативный простор. Чего однако абсолютное большинство людей не умеет. Сознание вообще капризная штука, раз за разом доказывающая нам, что не мы владеем им, а оно нами. Любой из нас может привести много примеров, когда искомая мысль приходила именно когда в ней отпадала необходимость. Помню, как сам бился когда-то над сценарием мультфильма, а в соседней комнате тёща тем временем спорила с дочерью. И только тогда, когда я на мгновение отвлёкся и прислушался к теме их разговора, в голове вспыхнули очертания будущего сюжета. Так, освободив сознание от одной задачи, я мгновенно нашёл решение другой. Что с легкостью делают те счастливчики, кому от природы дана такая чудесная способность – без особых хлопот в требуемый момент найти требуемую рифму, подобрать соответствующий звукоряд к мелодии или нужный оттенок для фона на портрете. Такие могут зарифмовать хоть телефонный справочник, экспромтом сочинить песню, написать сонет. Что они, не особо утруждая себя, и делают, создавая множество поистине хороших произведений, получая признание, становясь членами творческих Союзов и объединений. Только вот гениальные картины, и замечательные стихи при этом всё равно встречаются редко. Потому что, легко найденное, не оставляет места поиску лучшего. Зачем искать, когда уже нашлось, слово легло в строку, краска на нужное место, мелодия сложилась? Тут требуются высокий интеллектуальный уровень и объективный без предвзятостей и самодовольства взгляд на вещи, чтобы не останавливаться на достигнутом и идти дальше. Ибо вариантов много. Складывающаяся из огромного количества услышанных за жизнь слов, перечитанных книг, пережитых ситуаций, увиденных картин, звучащих мелодий, память по сути своей неисчерпаема. От обилия предложений кружится голова. Какое предпочесть? И тут во всей красе поднимается то, что отличает графомана от поэта, рядового художника от замечательного, а того от гения, что не приходит с опытом, а идёт от природы, не нарабатывается годами, а может только утончаться, что средневековые японцы называли чувством «одухотворённого ритма живого движения», а Пушкин определял как «чувство соразмерности», помогающее найти лучшее из лучших, что соответствует данному моменту-месту-случаю. Его высочество ВКУС! Я знал умнейшего режиссёра страдающего от его отсутствия. Человек придумывал десятки оригинальных мизансцен и не мог ни на чём остановиться. Но я знал также и другого, ленивого, глупого, обладающего целым букетом отрицательных свойств. Однако за что бы ни брался, получалось красиво. Потому что им двигал вкус. Из-за этого великого русского художника Илью Репина в своё время не пускали в Третьяковскую галерею. Потому, что с этюдником в руках раз за разом приходил туда дописывать свои уже купленные и выставленные в экспозицию работы. Ибо совершенство неисчерпаемо. Художник искал и находил новые оттенки, новые детали требующие доработки уже написанного. Живописцу не давали покоя вкус, высокая требовательность к себе и своим творениям, стремление найти лучшее Из-за этого великий Фолкнер признавался, как трудно ему поставить конечную точку в каждом произведении. Ибо каждый день приносил новые идея и требования. Растущий вкус писателя не давал ему покоя, находя новые возможности в уже сделанном. Пикассо, чтобы закончить наконец картину и не возвращаться к ней снова и снова, просто отрывал её от себя и вешал стену. Ибо не находил в себе больше сил смотреть на незавершённую работу. Из-за чего вкус художника со временем превращался в его проклятие. Можно было конечно и не заморачиваться, остановиться на том, что есть, замазать неудовлетворяющий фрагмент какой-нибудь краской, закончить песню на той же ноте, зарифмовать первое, что придёт в голову - «любовь - кровь». Но пугала перспектива всю жизнь потом мучиться, грызть себя за то, что поспешил, погнался за длинным рублём, за славой и загубил замысел. Потому не торопился, жертвовал дорогим, забывал про дом, семью, детей. Лишь бы ли подыскать лучшее созвучие, новые решения. Альтернатива жестокая, не спорю, но без неё настоящему художнику не обойтись. Поэтому не редки случаи, когда гении для человечества становились исчадием ада для близких. Лихой грабитель Франсуа Вийон, азартный картёжник Достоевский и пьяница Есенин. Даже внучка Пикассо Паола называет деда сегодня гениям зла. Окружённый любовью женщин, он легко менял их, ссорился с друзьями, унижал близких. Тяжёлая аура сохранила его силу даже после смерти. Последняя женщина художника так тяжело переживала его уход, что друзья, окружили вдову особым вниманием, боясь потерять старались не оставлять одну.. Но через пять лет, когда все думали что опасность миновала, женщина смирилась с потерей, она всё равно покончила с собой. Потому что художник перед смертью меньше всего думал о подруге. Только о работе. Предчувствуя конец, творил наперегонки со смертью и создал за это время свыше двух тысяч гениальных графических работ. И в результате стал... гением зла!

© Кямал Асланов, 2024
Дата публикации: 07.06.2024 23:20:10
Просмотров: 132

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 61 число 12: