Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Андрейкины сказки

Владимир Ремаренко

Форма: Рассказ
Жанр: Сказка
Объём: 28052 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



1.
- Сын! Тебе сколько лет?!
- Мамаааа!!! А папа забыл, сколько мне лет! Ха-ха-ха!!! Сто мне лет! Я дед-велосипед! Ха-ха-ха....
- Я помню, - признался папа, то ли в том, сколько лет сыну, то ли в том, что сын и, правда, дед-велосипед. – Я уж думал ты забыл.
- Нееет, хитришь рыжий лис! – убегая, топая пятками по паркетному полу так, что с мотылька пыль посыпалась. Сын оглянулся, улыбнулся и прыг под стол!
Посидел минутку, осторожно выглянул одним глазом и спросил:
- А зачем ты хочешь знать, сколько лет я есть у тебя?
- А вот и не скажу, бе-бе-бе! – вдруг передрознил отец сына. – Ты же не хочешь со мной разговаривать. - Отец встал на четвереньки, и медленно переставляя руку, ногу, руку, ногу стал подходить к сыну.
- Лис, а лис? Ты куда ползешь?
- Я не лис, я трактор! Тракториста потерял, ищу. АУУУ!!! АУУУ!!! - протарахтел папа-трактор.
- Я здесь! – выбежал сын из под стола.
- Нееет! Тр-тр-тр-тр... Не похож ты на моего тракториста.
- А какой он? – хитро прищурив глаза, спросил сын, осторожно приближаясь к отцу.
- Он? Он мальчик. У него нету трех зубов, и он слушается папу и маму.
- Это я, да? – вниз – вверх покачивая белобрысой головой, спросил сын.
- А ты разве слушаешься?
- Да, слушаюсь, только вы не слышите, как я слушаю. Потому что ваши ушки старые. Да, папа? – и сын улыбнулся, обнял шею отца и замер.
- Да, сын, конечно, наши ушки уже старенькие и не слышат, как ты нас слушаешься, и поэтому .....
Отец не успел договорить, как сын продолжил:
- Я молодец! Да, папа?
- Да, только ...
- Какой Толька? – нахмурив брови спросил сын. – Ты что? – обиженно отодвинулся сын. – Сам ты Толька! Толька-полька-долька-дулька-пулька! Ха-ха-ха... толька-дулька-пулька, вот ты кто!
- Нееет! Я трактор! Рррррррррр...
- Нет. Так рычит серый волк или собачка-кусачка. А трактор рычит вот так: - и сын вывтащил язык вперед, надул щеки и, сдувая щеки, затарахтел, как голодный трактор. – Вот как работает трактор, а не как толька – дулька.
- А ты моего сына послушного не видел? – спросил папа.
- А какой он? Как толька-дулька?
- Нет, конечно, он самый лучший мальчик!
- Самый-самый? Даже лучше мороженого с шоколадом?
- Даже лучше шоколадного мороженого с шоколадом. Он так любит умываться перед сном, что его даже и звать не надо, - он сам умываться ходит. Вот какой он замечательный мальчик!
- Нееет..
- Даааа!
- Неет. Таких сынов не бывает.
- Бывает-бывает. Еще как бывает!
- Как Толька-дулька? Ха-ха-ха...
- Да, Толька всегда умывается перед сном и после сна. И моет мылом свои маленькие дульки.
- Кааак? – сын свернул две маленькие дульки. Внимательно их осмотрел.
Довольный поднял глаза на отца – трактор, и подсунул дульки к лицу отца:
- Как же мылит их Толька, если мыло показывает дульки?
- Вот пойдем и попробуем узнать, как он их моет?!
- Нет, не пойдем. Тракторист не ходит, он ездит на тракторе!
- Как так? Разве ты самый лучший мальчик в мире? Который ...
Не успел папа договорить, как сын подхватил:
- И слушает, и кушает, и помогает маме и папе кушать мороженое, - это я!
- Молодец! Полезай!
Андрейка закинул ногу на широкую спину папы-трактора, подтянулся, держась левой рукой за папино ухо, уселся. Выпрямил спину и скомандовал:
- Трактор! Вези меня умывать дульки без Тольки!
- Это почему без толку? – не понял отец.
- Так потому, что дульки есть, а Тольки нет! Чего не понятного? Непонятный трактор какой-то! – удивился сын тракторист, и покачиваясь, словно на верблюде, продолжил путь к умывальнику.
- И куда вы направляетесь? – спросила мама.
Только папа начал говорить:
- Мы едем ...
Как сын-тракторист свалился на спину отца и постарался рукой закрыть папе рот.
- Ты же трактор! Ты не можешь говорить! Только рычать. Вот и рычи.
- Тртртртрртртртр... – затарахтел отец-трактор.
- Ха-ха-ха! Мы едем мыть дульки, которые потерял Толька, а мы их нашли!
- Что-что мыть? – переспросила мама.
И вновь, папа стал говорить:
- Да это он...
Как рот оказался прикрыт детской ладошкою.
- Что-что... дульки! Вот эти. – И Андрейка показал маме маленькие кулачки.
- Какие красивые дульки! У кого такие красивые дульки, тот не может ходить с грязным носиком, грязными щечками, неумытыми глазками..
- А я тракторист! – прервал сынишка маму. – Ха-ха-ха!!! Мне можно!
- Но ты же настоящий тракторист?
- Да, конечно!
- А настоящие, они после работы всегда умываются, целуют маму, обнимают папу и ложатся спать. – Пояснила мама.
- А папа ему сказку рассказывает? – улыбаясь, посмотрел Андрейка на папу.
- Ему? – задумался отец, ища подвох в вопросе. Не нашел и ответил: - Нет. Он же взрослый, настоящий тракторист, и сам рассказывает сказки.
- Кому?
- Маленьким ребятишкам, своим деткам или своим снам.
- Снам?! – удивился сын. – А как можно рассказывать сказки снам?
- Надо закрыть глазки и ждать, высматривать того, кто первый попадется на дорожке в царство снов, тому и рассказываешь добрые сказки.
- А-а-а, понял. – Протянул нараспев сын, и тут же предложил: - А давай сейчас дульки помоем. Ты закроешь глазки, и я попадусь тебе на дорожке в сон. Давай, а?!
- Хорошо! – папа нежно пальчиком нажал на кончик носика Андрейке. – Вымоем глазки, чтобы лучше сказки видели. Вымоем ножки, чтобы не пугали зверюшек в сказке на дорожке. Не забудем и о ручках: вдруг белка орешком угостит, или зайчик морковью поделится с тобой, а у тебя ручки окажутся грязные!
- И что?
- А грязнулек и поросята в лужу не пускают.
- Пускают, пускают! Я поросенок!
- Да, бываешь и поросенком, а сейчас умываемся и бегом к сказке. А то я сказки встреченным грязнулям не рассказываю.
- Почему?
- Потому что, сказки грязи боятся. Они любят чистые ушки, чистые глазки.

2.
- Папа, а ты что, не будешь мне сказку рассказывать?
- Почему не буду? Буду.
- Тогда уши свои тоже купай.
- А себе то зачем?
- А ты разве не будешь слушать?
- И, правда, как я с грязными ушами? - согласился отец на помывку собственных ушей. – Беги под одеяло, а я сейчас, мигом!
Не прошло и десяти минут, как сынулька, высунув нос из под одеяла, начал зазывать отца:
- Ну, где ты ходишь? Ждешь его, ждешь, а он не идет и не идет, будто не трактор, а куча снега какая-то!
- Здрасте! Сам велел мне умыться, а теперь «где ходисс», - передразнил мальчишку отец.
- Велел... – задумчиво проговорил сын. – Какое-то обеденное слово.
- Нет, это слово прогулки отца и сына: я тебя «ВЕЛ», а ты «ЕЛ». Вот взялись мы за руки, и получилось «ВЕЛЕЛ».
- Ха-ха-ха, все равно обеденное слово!
- Ну, все-все... И так, делаем вдооооох – выыыыыдох, и начинаем путешествие в сказку.
О чем сегодня будем рассказывать сказку?
Сын глазами забегал по комнате, выбирая предмет, который больше всего подходил бы для длинной-длинной, расстоянием до самого утра сказки.
Глаза уже осмотрели всю комнату, но ничего не задерживало его внимание...
И вдруг, взгляд его застыл, как сугроб во дворе, - на круглой, желтой люстре.
- Давай про лампу, но только добрую сказку.
- А я всегда тебе добрые сказки рассказываю.
- Ого, всегда! А когда воробей съел мышку и превратился в кошку? Это добрая?
- Так потом же кошка съела зернышко пшеницы и превратилась в воробья.
- А мышь где?
- Да, это я упустил... – задумчиво проговорил папа.
- Куда?
- В воздух. Ведь воздух такой богатый! У него есть все!
- Все-все? – недоверчиво щупая пальчиками воздух, спросил сын.
- Конечно! Даже я и ты!
- Неет!
- Мы дышим воздухом?
- Неет!
- Каак? А чем?
- Носами! Ха-ха-ха! – рассмеялся сын. – Мама, а ты чем дышишь?
- Конечно, воздухом!
- Ха-ха-ха! Ты, как и папа - безносиковая!
Папа поспешил на помощь маме:
- Но, а нос что вдыхает?
- Воздух!
- Значит, внутри нас есть воздух?
- Да!
- И сами мы находимся в возхдухе?
- Да!
- Получается что и я, и ты, и мама, и квартира, и диван – все это находится в кармане мистера Воздуха!
- И я хочу быть воздухом с таким карманом! – закричал мальчишка. – Столько много миллионов иметь игрушек, уши не мыть! Захотел в папин носопотам нырнул, а хочешь – в мамин носик. Да, папа?
- Да, но это не возможно.
- Почему?
- Потому что, люди уже пробовали превратиться в воздух, но, превратившись в гусениц, ели листья становились бабочками и улетали в страну Бабочкандию.
- А как они превращались в гусениц? – спросил Андрейка, не отрывая глаза от огромных листьев монстеры на подоконнике.
- Как? – на секунду задумался отец. – Наверно, так, как воробей превратился в кошку, а кошка в воробья.
- Люди ели гусениц мохнатых? – скривил лицо сын.
- Кто знает? Может они рождались уже такими, что питались зелеными листьями и травой. И потихоньку превращались в гусениц.
- Значит, я скоро стану конфетою?
- Ну, конфетой может, и не станешь, а вот уши твои станут сахарно-леденцовывми.
- И ты их съешь! А-М! – щелкнул зубиками сын.
- Нет, я ушки мальчиков не ем. А вот пчелки, осы и шмели быстро растащат на мед уши твои!
- Ха-ха-ха! Придет мишка, косолапой лапой мед съест, и вырастут на его макушке мои ушки! Мамаааа!!!
- Чего тебе? Папа же рядом, - пришла мама в комнату.
- Поцелуй меня, а то я сейчас с папой уйду далеко-далеко в сказку! И ты останешься без поцелуя, как царевна засоня.
- Ой, ты мой сказочник-путешественик! – потрепала мама нежно маленький чуб. Крепко-крепко обняла, поцеловала. – Ну, все-все, приятного путешествия. Присматривай за папой.
Бог твой попутчик! – поцеловала и ушла.

3.
- Ну, так о чем, о ком сказку рассказывать?
- ООО!!! Уже забыла старая башка! - сказал Андрейка, глядя сквозь стену в невидимую даль. – О светильнике, конечно.
- Хорошо. Только не перебивай меня.
- Пусть попробует, этот Толька... Я ему покажу... так покажу ... о! две дульки ему покажу, и больше он не придет. – Вступился за свою сказку Андрейка.
- Спасибо, - сдерживая улыбку, поблагодарил отец сына. – Слушай...

И здесь, и сейчас начинается сказ о том, как светильники стали светильниками.

Давным-давно, когда люди ходили по улицам на руках, кушали вниз головой, здоровались стукаясь пятками, попеременно: сначала правой, а после два раза левой.
Вот в то время и случилось невиданное зрелище.
Почему невиданное? Потому, что все спали, и никто не увидел, как темный день перевернулся и наступил светлый день.

А вместе с днем перевернулись и люди. Люди оказались на ногах.
Так происходило всегда: каждый прожитый темный день, сменялся светлым.
Но все спали, и никто не знал, что во сне страна переворачивается так, что люди становятся на ноги, а вся пыль и грязь улетает в пылесборник-комету.
И светлый, солнечный день для них был ночью!
И когда темнело, люди просыпались, сладко подергивали ногами, - потяяяягивались, разводя ноги в разные стороны. После, отправлялись завтракать.
А завтракали они в столбовых. К столбам были привязаны такие кольца, в которые просовывали ноги так, что, поджав руки – оказывались подвешенными над землей.
Руки хватали ложку и .... завтракали.
- А обедали тоже так?
- И обедали, и ужинали, да и вообще, они целый день так и весели: прожевывали завтрак до самого ужина. Вниз головой глотать не научились.
- Бедненькие, голодненькие..
- Нет. Довольные. Когда приближался рассвет, они вытаскивали ноги и на руках возвращались на свои сонные стоянки.

И так они жили, жили, жили пока однажды ночью....
Ночью, когда все солнечной ночью спали, проснулся мальчишка.
Проснулся и увидел, что стоит на ногах, руки свободны, глаза видят далеко и вокруг все такое яркое! И оказывается небо голубое! А трава и листва зеленые, а журчащий ручеек совсем не грязный, а прозрачный и искрящейся в солнечных лучах.
От увиденного мальчишка так громко крикнул
- Ку-ка-ре-ку!!! – подсказал папе Андрейка.
- Пусть «КУ-КУ-РЕ-КУ! Просыпайтесь! Мир перевернулся!». И люди проснулись.
Руки сами потянулись к глазам, протирая и открывая сонные глаза, люди сначала и не обратили внимания, что стоят то на ногах!!! Но когда понимали, что стоят на ногах, а не на руках – тут же падали на землю.
- Почему? – удивился сын.
- От страха, что упадут. Они же не поняли, что на ногах удобнее стоять и ходить, чем на руках. А мальчишка, бегал среди них и пытался поднять, поставить всех на ноги.
Но люди только грустно смотрели на него и возмущались:
- Зачем ты нас разбудил и показал нам свет?
- Зачем ты встал на ноги?! Теперь из-за тебя нам всем придется менять походку!
- Вот, из-за таких, как ты неспокойноспящехрапящевскакивающих всегда и случаются разные неприятности с миром и землёю.

А мальчишка смеялся счастливым смехом, рассматривал листья, гладил мохнатых гусениц, расчищал дорогу муравьям. Он бегал, прыгал. Не мог нарадоваться свободе движения!
- Да встаньте же вы, на ноги! Не бойтесь, – говорил он неверующим, трусливым
взрослым. - Попробуйте! Это так хорошо не бояться идти!
- Ложись спать сейчас же, вредный мальчишка!
- И так из-за тебя мы неприлично заглядываем друг другу в глаза. Какой позор! – ворчали все кто проснулся.
А некоторые открыли глаза, посмотрели на свет, закрыли и преспокойненько продолжили храпеть. Эти некоторые назывались недосыпунами. Почему? А потому, что они спали всегда и под луной, и под Солнцем.
Вся жизнь их проходила и проходит во сне!
И это именно они открыли способ спать лежа. Открыл случайно один хууудой недосыпун: подул ветерок да и завалил недосыпуна на бок. И так ему понравилось спать на боку!!! Что он сразу об этом расхрапел на всю округу!
- И они никогда ничего не едят? – спросил сын.
- Как же без еды? Они едят! Кашей забивают рот, рот пристегивают прищепкой, чтобы каша случайно не вывалилась и не досталась маленьким серым птичкам неклюйкам.
Неклюйки – это очень редкие птицы. Они зерна не клюют, они кашу ложкой едят. Потому что у них вместо клюва ложка!
- А вместо хвоста вилка! Ха-ха-ха!!! – рассмеялся сын.
- Ага! Значит, и ты их видел! – подыграл отец. – очень, очень редкая птица! Когда кашу ест, так берет ложкой подцепляет вилкой, подбрасывает вверх и разевает рот, как недосыпун когда зевает, и ловит ложкой кашу. Видимо поэтому эта редкая птичка и живет рядом с недосыпунами.

4.
А мальчишка бегал и смеялся.
Ему было легко и весло. Приглашая ворчливых взрослых побегать за ним – толкал их, и они рушились, валились на землю, как спиленные деревья.
Только кричали при этом громко-громко:
- Кто твои родиииии ...
- Да как ты смееееешшшььь, ой....
- Вот погооооодддии, ой ...
Кричали все громко и сердито, но мальчишку это нисколько не огрчало: он желал, он мечтал, чтобы хоть один человек встал на ноги и побежал бы за ним по зеленой траве туда где искрится ручей и кузнечики примеряют шапочки от модельера Ландыша.

И так он расшалился, что вскоре образовалась настоящая говорящая куча!
Один падал на другого, и никто не спешил вставать, так как все силы они потратили на ворчание-кричание, и вскоре куча стихла... Прекратилось ворчание и раздался один громкий-пригромкий храп! Такой громкий, что не только взрослые неклюйки вспархнули на деревья, но и птенцы!
- Эх, какие вы темные! – сказал мальчишка и пошел открывать для себя день.
Идет, улыбается дню:
слева - росинки на траве с солнечными лучами играют, птицы в догонялки, или вернее, в долеталки играют;
справа – грибы зарядку делают, ягоды прыгают с куста на куст, деревья ветви к Солнцу тянут.
Красота! А ручей, как урчит-журчит!!! Да какой голубой, прозрачный!
Мальчишка посмотрел в него и ... и увидел, как разноцветные рыбы тренировались строить подводную радугу.
По команде большеголового усатика рыбы спешили занять свои места согласно собственному цвету. Только самая толстая красная рыба спала. Ей не надо было покидать свое место: все крутилось возле неё.
И вдруг, толстоголовый усатик поднял голову. Внимательно посмотрел в глаза мальчишке, приветливо помахал плавником, отвернулся и кааак щелкнет хвостом по дну!!! Все рыбы, даже толстая красная, как дружно вылетят радугой из воды!
- Ха-ха-ха! Добрый день! Спасибо!
- Хорошего дня! – услышал мальчишка в ответ, и пошел дальше, улыбаясь необыкновенному дню.

- Так рыбы же не разговаривают... – тихо сказал сын.
- А говорили не рыба, говорила радуга! – улыбнулся отец.






5.
Незаметно наступил вечер.
Люди стали просыпаться, ворчать от голода: ведь они за целый день сна не съели ни одной хрум-хрумки, ни одной ням-нямки.
Очень их это взволновало. Забеспокоились они: как бы не заболеть-то недоедом от долгого сна. Встали на руки и побрели к кормушкам.
Как обычно, ноги вставили в кольца, забили рты хрум-хрумской кашей, и только стали...
- Как? И у них был этот Толька? Шустрый, да, пап?
- Да, шустрый, - согласился отец и поспешил продолжить, - так вот, то... – папа чуть было вновь не сказал «только», но сдержался, и продолжил, - каша попала в прожорливые рты и они начали жевать и улыбаться! Жевать и улыбаться! Настроение сразу у всех жующих улучшилось.
И всего-то оттого, что рот кашу жует!

К кормушкам шли кто как: один, другой, четвертый – шли на руках;
третий, пятый, седьмой, девятый, двенадцатый шли-шли на руках, оглянулись, - нет никого рядом; никто не видит их, и сразу – плюх! на попу. И, придерживаясь за деревья стали пробовать встать на ноги.
Встали, постояли, глаза радостью победы засияли! Но только вспомнили они, что сейчас темный день, а не солнечная ночь, и все должны ходить на руках, как тут же – плюх на попу. Встали на руки, и пошли к кормушкам пережевывать завтрак до ужина.

- А если бы Тольку не вспомнили, то на ногах и ходили бы как мы, даже, пап?!
- Даже, даже. Но они не могли иначе; ведь за один день себя не изменишь!
Добрались они до своих кормушек, набили рты кашей, жуют, а сами думают – вспоминают... как же было хорошо им, когда стояли на ногах.
Стояли и держались за теплые деревья, листва которых каждое утро умывается в облаках. Такими высокими были те деревья!
«Обратно пойду обязательно еще постою», - так думали третий, пятый, седьмой, двенадцатый пережевывая кашу вглядываясь в звездное небо.

6.

Когда счастливые жеватели каши вернулись к месту крепкого сна, - сна на месте не оказалось! Вместо сна ходили на руках возмущенные люди и все бурчали, ворчали про мальчишку, из-за которого поздно заснули и проспали свою кашу.
Они смотрели на сытых, довольных кашеглотов так, как ты на Петьку с шоколадкой! И ворчали – обсуждали – жаловались нна тяжелою жизнь:
- Им хорошо. Они ночью спали.
- Их никто не будил...
- Не кричал им писклявым детским голосом: вставайте!
Смотрите, вы способны стоять на ногах! Тьфу, чтобы его кашу мухи съели! – выругалась тетуся-ворчуся.
- О! Ужас, какой.
- Ужас? Да...
- Как, и вам снился этот сон? – спросил первый сытый.
- Сон?! После таких снов люди забывают, что они люди, и становятся похожими на грустные деревья, с отвисшими ветвями. – Сказал мудрый переросток с широкими, как Нева, плечами.
Он был самым шустрым, и всегда пережевывал больше всех каши. И был одним из немногих, кто проглатывал кашу, не поднимая голову к небу!
Стоя на одной руке, он второй рукой помогал каше спрятаться во рту, и при этом успевал передвигаться от кормушки до кормушки.
Все простожевы были в полном восторге от него, и всегда с завистью смотрели на него: им тоже очень хотелось хотя бы раз! просто пожевать, не глотая, - просто пожевать хрум-хрумки или ням-нямки из чужой кормушки.
Уж очень полезными и вкусными чужие хрум-хрумки казались им.

7.
И вот, те, кто ночью не успели покушать, решились на вылазку: пойти к кормушке днем, под солнечным светом.
Встали на руки и пошли. Идут, себе идут, а куда идут – и не поймут: ведь звезд на небе не видать, лишь елки-иголки, неба кусок да облака клочок! И куда идти, - им не понять.
Да еще мухи разные приставучие, на пятки садятся, кусаются, - от дороги отвлекают.
А тут еще мимо них мальчишка, как пробежит на ногах:
- Эге-ге-ей!!! Недотепы! Встаньте на ноги - это и удобнее и скорее! Скорее догоните Солнце!!! – только прокричал и тут же исчез сразу за деревьями.
Голоднопузые остановились, переглянулись, пятку о пятку почесали, да дальше пошли.
Долго ли шли прямо, или по кругу плутали, но к кормушкам так до самого вечера и не попали, да и домой, на ночлег дорогу потеряли. Прилегли под земляничными кустами, да и задремали.
В то время кусты земляничные были огромные-огромные, и на этих кустах росли такие большие ягоды, как помидордордор. Съел одну ягоду, - и наелся!
Но они кроме ням-нямки да хрум-хрумки не ели больше ничего, и поэтому земляника продолжала висеть, не страшась зубастых ртов.
Наступила ночь. Им бы проснуться, да по звездам, по звездам, да и к кормушкам дотянуться... А они спят, спят себе спокойно сладким сном...

8.
- А голодными спать, кошмалы будут сниться, даже, пап? – сын вспомнил бабушкины слова.
- Да, сын, да. Не хитри, а то я так и до утра сказку не расскажу.
- Да, до утра. А утром уже другая сказка будет: из меня и бабушки. Вот если бы она умела везти санки со мной и сразу печь блины!
- Вот, ты какой хитрый!
- Ага, хитрюля пустая кастрюля я! – засмеялся сын. – Хитрый , как Иван-Дурак. Только он на печке катался, а я на волшебной бабушке со сковородой на голове.
- Хорошо придумал! – похвалил отец. – Пробежала бабушка километр с санками, - сковорода и разогрелась. Она тесто в неё – плюх! И дальше побежала еще километр. Остановилась, ...
- И мне в лицо блином горячим прямо в рот – бац! – сын скривил лицо так, будто снежком попали в нос. – И я как заору АААА!!!
- Зачем? – не понял отец.
- Как-как... Вот так! – и мальчишка ладошку поднес ко рту, и опять так сморщился, как слон, который съел лимон. - Блин же горячий мне в рот закинет бабуся. Бабуся-сковородуся съела гуся! Ха-ха-ха...
- Аааа! Понятно. А вот люди-внизгооловики и мечтать о таком не могли.
Они мечтали о том, как сделать так, чтобы неугомонный мальчишка днем солнечным спал, а днем лунным бегал???
А каждые третий, пятый, седьмой, двенадцатый стали думать о том, как бы им сделать так, чтобы ночь была солнечная всегда! Они желали научиться ходить на ногах, пока все спят.
А до тех пор, пока ночью будут властвовать звезды на небе – внизголовики будут ходить на руках каждую ночь к кормушкам.
Вот так все стали мечтать об одном – о свете ночью!


9.
- Когда сильно-сильно чего-то желаешь, то это обязательно получишь! Даже, папа? – усаживаясь в кроватке, сказал Андрейка.
- Правда. Так и произошло. А помог им сделать светильник кто???
- Я!
- Правильно, конечно помог маленький веселый, озорной мальчишка.
Третий, пятый , седьмой, двенадцатый разбудили мальчишку ночью и попросили:
- Помоги нам.
- Научи нас так же смеяться.
- Научи нас так же бегать на ногах.
- Научи нас смотреть на этот огромный жаркий шар, который ты зовешь Солнцем.
- Научи... научи... научи...
- Не научу! Бе-бе-бе!!! – сын подсказал отцу.
- Нет, он так не мог сказать.
- Почему?
- Потому что, к нему обратились за помощью, и еще, потому что делиться тем, что ты умеешь с другими людьми это приятно и полезно. Чем больше знаний ты отдаешь, тем больше новых знаний получаешь! Ну, так, что ответил им Андрейка?
- Он ответил... – задумался, почесал голову сын, - Он ответил им: «Конечно же, я вас научу бегать, прыгать и смеяться в щипающихся лучах Солнца»!
- Ура, - закричали третий, пятый, седьмой и двенадцатый. – Но вот мы наверно не сможем сразу под Солнцем бегать, нам надо научиться ночью звездной ходить на ногах.
- А хотите, я попрошу Солнце, чтобы оно светило всегда-всегда?!
- А так бывает?
- Сейчас схожу в гости к Солнцу и узнаю. На ногах идти быстро, а вот как вы на руках -это долго. Только к вечеру придешь к нему, когда оно спать ложится.
- А когда Солнце ложится спать, то лучше его не беспокоить – так горячиться начинает, что даже уши комарам обжигает. Даже пап?
- Да, сын, да! а дальше?
- Дальше я знаю. Только зачем мне себе про себя рассказывать? – спросил сын отца.
- Ну и ладно, хитрец! А дальше мальчишка оставил тех, кто пришел к нему за помощью, а сам побежал навстречу с Солнцем, чтобы уговорить его светить и днем и ночью, целый год, без устали.
Сын строго посмотрел на отца:
- Нет, я не такой вредный. Солнцу надо отдыхать. Если оно будет всегда светить, то, как же будут жить ночные животные? Комары, например?
- А комаров тогда не было.
- Почему?
- Потому что, люди ходили на руках и не могли чесаться.
- Ха-ха-ха... – рассмеялся сын. – Если я не буду чесаться, то и меня не будут кусать комары противные?
- Не будут. Особенно если ты перестанешь их ругать противными.
- А если я комара укушу, он будет чесаться?
- Нет, не будет. Ты же зубы почистил.
- А..а.а... ну правильно, у них же нет щеток и пасты сладкой такой, даже, пап?
- Да. А тем временем, Андрейка уже добежал до Солнца.
Сын кааааак закричит:
- Здравствуй Солнце!!!
Папа вздрогнул:
- Ты что же так орешь? Перепугал папу.

- Ха-ха-ха... бояка-берибяка!!! Солнце же огромное!!! И оно плохо слышит.
У него же ушки на макушке! А еще и горячо. Знаешь, как печет, как сковорода на голове у бабуси-сковородуси!
- Понятно! Солнце тоже вздрогнуло, и светить круглый год отказалось.
- Да. А ты откуда знаешь? – сын хитро посмотрел отцу в глаза.
- Большие все такие: не угодил, и все... ни конфет тебе, ни шоколада.
- Да, пап, вредные взрослые все.
- А бабушка?
- Ну, пап, какая ж она взрослая, если меня понимает?
- Это да. Бабушка твоя – молодец! А третий, пятый, седьмой и двенадцатый стоят на руках и ждут мальчишку, пока мы с тобой тут разговариваем.
Сын быстро исправился, выпрямил спину и голосом радио заговорил:
- Солнце согласилось светить целый ...
- Месяц! – попробовал угадать отец.
- Нееет! О, сколько! – и сын показал пять растопыренных пальчиков.
- Это сколько? Шесть?
- Ха-ха-ха... Ма-ма!!! А у папы шесть пальцев на руках!
- Ничего страшного, - послышался голос мамы, - чем больше пальцев, тем больше сделает по дому! Хорошо, что маникюр ему делать не надо. - Выдохнула мама.
- Вот сын, понял, для чего нужны пальцы на руках мужчинам и женщинам?
Но сын словно не услышал отца, продолжал рассказывать:
- А тем временем третий, пятый, седьмой, девятый. Двенадцатый продолжали стоять на руках ... – вздохнул сын.
- Да! они ждали! – продолжил отец. - Они знали и верили, что мальчишка, похожий на солнечного, веселого, озорного зайца обязательно принесет радостную весть!
И видят... Солнечный луч бежит прямо на них... Они зажмурились, отвернулись и прижались к стволам деревьев...
- А тут мальчишка, как выбежит из-за дерева конфетного, как откроет банку с компотом,
И луч, голодный, - прыг в банку! Компот съел, а сам жить в банке остался.
Так и получился светильник, да, папа?
- Именно так! Ой, ты ж и молодец, какой! А почему луч голодный оказался?
- Какой ты взрослый бываешь, папа. Он же пока бежал, - запыхался, пить хотел!!!
- Ааа, - понял отец, – вот оно как! А дальше... дальше, третий, пятый, седьмой, девятый, двенадцатый потихоньку встали на ноги. Мальчишка помог им положить руки друг-другу на плечи так, чтобы получился круг. Сам встал с солнечным лучом в середину круга, и сказал... Напомни сын, что сказал мальчишка?
- Он сказал: ловите солнечного зайчика!
- И держа банку, перед собой, стал бегать в центре круга. И так, незаметно, играя, догоняя солнечный луч, появились первые люди, стоящие на ногах!
Вот такая сказка получилась, сын. А теперь глазки закрывай. Кто во сне тебя ждет?
- Кто-кто, дед Пихто!
- Нет, Пихто уж не дождался, сам спать улегся. А тебя ждет твой Ангел, чтобы вместе с тобой полетать над цветущими садами, над синими морями, лазурными озерами...
- И попрыгать на облаках?
- Да, и попрыгать на облаках. Я люблю тебя. Спокойной ночи.
- Мама, папа, я вас люблю. Спокойной ночи!


© Владимир Ремаренко, 2008
Дата публикации: 30.05.2008 20:15:46
Просмотров: 2855

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 65 число 36: