Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ваагн Карапетян
Галина Золотаина



Нелюбовь

Елена Крючкова

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 8347 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Их любовь не началась как раз тогда, когда первый хит группы "Гости из будущего" колыхал радиоволны.
- Нелюбо-овь! Нелюбо-овь! Нелюво-о-овь! – билась головой о динамики пышнотелая Ева "Напольная".
Под этот незатейливый мотив они и познакомились: Генка, влюбленный в свою будущую машину, и Ирчик, влюбленная в свой успех у мальчиков. Что-то их связывало. Возможно, то, что оба тогда были безденежными студентами, поступившими ради диплома о высшем образовании, а не из-за любви к профессии, возможно – некоторое равнодушие к имеющемуся в наличии спутнику жизни. Впрочем, это все места общие.
Генку в Иркину, снимаемую на двоих с подругой, квартиру привел ее тогдашний молодой человек. Его самого Ирка через неделю бросила, а Генка остался и пережил еще нескольких претендентов на руку и сердце. Сам он при этом никаких признаков симпатии не подавал – просто приходил каждый день, как на работу – вот и все. Помогал готовить, приносил продукты, чтобы было вскладчину, сопровождал на мероприятия, рассказывал о своей девушке – если спросят, а если не спросят – говорил о машинах. Машины – вот это была Генкина страсть, мечта, смысл всей жизни. Мог бы, кажется, от всего на свете отказаться – лишь бы дали за это свою машину, "машинку" – как он ласково говорил.
Иногда Ира пыталась перевести отношения на более привычные для себя рельсы – невзначай прижималась плечиком, смотрела по-особенному. Генка делал вид – или не делал? – что ничего не замечает и вел себя по-прежнему как друг. Правда, друг со странностями – то на ночной прогулке по городу (любимейшее дело) за руку возьмет, то обнимет, а то вообще однажды выкинул – с мамой познакомил. Ирка и спала еще, открыла дверь в длинной футболке – ясно же, что Генка с утра пораньше притащился завтракать – а там – ой! – он со своей мамой, Ирка по фотографиям ее сразу узнала. Но ничего, подружились. Непонятно только, зачем эти смотрины было устраивать. А спросила Генку напрямик, зачем с мамой познакомил – посмотрел странно:
- Она сама попросила. Я ей про тебя рассказывал.
А что рассказывал, как рассказывал – не добьешься, молчит, как партизан. Ну что тут сделаешь?
- Ну не люблю же я его! Ну ладно – люблю, но как друга же! И он меня как друга любит – говорила Ирка сама себе, когда не спалось, и все в голову лез этот непонятный Генка.
Девушку свою он принимал как должное быть само собой – он этого прямо, конечно, не говорил, но было понятно. Рассказывал только, что никогда за ней не ухаживал – просто как-то так получилось, что встречаться начали лет пять назад, да так и встречаются. Правда, Генкина мама ее невзлюбила. И вот Ирка ей понравилась – это сразу видно было. Вот почему бы не послушать маму? Влюбиться в нее, Ирку, потом бы она его бросила – и все – снова друзья. Ну так мучила ее эта непонятность, эти нерасставленные точки над "і", эта неубитая дичь…
А потом у Ирки случилась большая любовь, Генка как-то забылся, потерялся на этом фоне, и вообще пропал. Через полгода любовь приутихла – не ушла, нет – но вспомнился вдруг давно не виденный Генка – где это он?
- Очнулась! – изрекла соседка по квартире. – Геночка твой – тю-тю. К нему его девушка приехала, сняла квартиру – он туда перебрался. Адреса не оставил. Приходил к тебе в последний раз, как ты у своего Толика была. Ну, он сказал, что переезжает – и больше не являлся.
- Ну ушел и ушел – скатерью дорожка. Не люблю же я его! – привычно пробормотала Ирка и побежала на свидание к любимому. На душе было серенько. Любимый был какой-то не такой. Особенно раздражало, как он хлопал пастью, когда ел в ресторане котлету: открывал рот во всю ширь, забрасывал туда кусок – и с размахом захлопывал, с таким гадким звуком... Ира смотрела на него в упор, прищурившись, крошила хлеб на скатерть, и ей хотелось домой, и чтобы дома сидел такой родной Генка, и кушал картошку пюре, и пусть немножко чавкает, и пусть непонятно, как он к ней, Ирке, относится – лишь бы был рядом…
- Выходи за меня замуж, - предложил вдруг, доев котлету, любимый.
- Хорошо, - согласилась Ирка и не вовремя подумала: "Все равно же Генка пропал".
Завертелась подготовка к свадьбе. Было радостно всем, почему-то кроме самой Ирки. Каждую ночь ей снилось, что она в каком-то заброшенном саду копает могилу и кладет в нее свой любимый халатик. А на другой стороне могилы стоит Генка и смотрит, а как смотрит – непонятно – то ли сочувствует, то ли помочь хочет, то ли осуждает – не поймешь и все тут. Иногда сон немного менялся – халатик Ирка не хоронила, но знала, что могилу роет для себя самой. И снова на другой стороне стоял Генка, и снова не понятно было, зачем он тут, что он думает, чего ждет от нее, почему не подходит, зачем молчит… Каждое утро Ирка просыпалась с больной головой, и каждый вечер оттягивала подольше, чтобы не ложиться спать.
Когда свадебное платье уже пенилось на широкой кровати в новой спальне, поджидающей молодоженов (квартира – подарок родителей жениха), Ирка почти с радостью обнаружила, что будущий муж ей изменяет – неважно с кем, впрочем, если так уж интересно – с той самой подружкой-соседкой по комнате. В ночь после этого открытия, прекратившего наконец-то подготовку к свадьбе, Ира впервые за последние пару месяцев спала без кошмаров…
Прошло шесть лет. Ирка – уже, конечно, не Ирка, а Ирина и на Вы, лучший фотограф лучшей в столице газеты-ежедневки, брела по октябрьскому – в смысле времени года - бульвару. Сумка с фотоаппаратом давила на плечо, было жарко, как в августе. Домой, к надоевшему мужу, не хотелось, поэтому Ира шла медленно, цепляясь взглядом за каждую мелочь. Рядом замедлила бег "Ауди" такого же цвета, как у редактора раздела новостей, и она малодушно порадовалась возможности снять с плеча тяжелое орудие труда. Распахнула с широкой улыбкой дверцу – и, вместо плешивого редактора, наткнулась на располневшего, но все того же, давно потерянного – Генку! Ох, может, тоже уже не Генку – может, он давно Геннадий Николаевич?
- Ты… - выдохнула Ирка по всем правилам мелодрамы.
- Садись – подвезу, - расплылся в улыбке Генка.
Сколько раз Ирка представляла, как пройдет лет пять, она придет на какой-нибудь светский прием, и встретит там случайно Генку. И у него будет уже свой автосалон, а она к тому времени станет известным фотографом. Дальше она не представляла ничего, потому что главное было – встретить его. Первое время Ирка бродила по улицам и всматривалась в лица – вдруг узнается Генка. Потом вместо Генки встретился будущий муж, потом они поженились (кошмаров в этот раз не было), а потом она перестала искать. Только вспоминала иногда на посиделках с подружками, что был у нее один-единственный друг-мужчина, был, девчонки, да... И что она его, конечно, не любила, но вот вспомнить приятно…
- …женился вот, - донесся голос Генки.
- Поздравляю! – радостно воскликнула Ира, сама слыша, как фальшивит. – Очень за тебя рада!
- Да ладно, чего поздравлять –полтора года уже, как женился. Пора было – почти десять лет встречались, - смутился Генка. – Дочь растет… Вот – еще автосалон свой открыл – столько лет мечтал… А ты как? Как Толик?
- С Толиком я давно рассталась … Сейчас замужем…За другим, конечно…
- Рассталась… А я ведь был в тебя влюблен, представь! – он легко засмеялся, и стало понятно, что давно все это для него исчезло, и что очень просто ему сейчас вспоминать о своих чувствах. - Все надеялся, что ты на меня внимание обратишь – а ты только поклонников меняла. Страда-ал… Лишний шаг в твою сторону сделать боялся – вдруг прогонишь, - улыбался своим воспоминаниям Генка. - А как понял, что с Толиком у тебя все серьезно – чуть с ума не сошел. Тут моя Яна приехала, сняла квартиру – перебирайся, говорит, ко мне. Я решил – пойду, скажу тебе все – и исчезну, если ты... Пришел – а ты как раз на свидание убежала. Ну, я и ушел. Вспоминал тебя часто, долго еще вспоминал. Даже свадьбу все откладывал – ждал чего-то, все ты мне снилась… Да… А потом само собой прошло как-то…
- Гена, я уже приехала, - сказала вдруг Ира. – Спасибо, что подвез, - и хлопула дверцей. Он помахал напоследок – и укатил за поворот, даже телефон не спросил.
Ира забросила сумку на плечо и побрела по аллее. Каштаны, растопырив пальцы, свешивались над дорожкой. Машинально, не останавливаясь, сорвала лист, всмотрелась в него, как в зеркало, присела на бордюр, уложив камеру на колени.
- Надо же – был влюблен… А я вот – ни капельки, - сказала листу. И зарыдала.

© Елена Крючкова, 2007
Дата публикации: 31.12.2007 19:09:51
Просмотров: 1492

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 18 число 20:

    

Рецензии

Марина Черномаз [2008-01-01 15:49:40]
Хороший рассказ... Женский, грустный. В добром смысле. Такую вот вещь иногда хочется прочитать, поплакать. А то вот понимаешь, что где-то на перекрестке не там свернула, а где? В душе неспокойно.
Успехов.
МЧ

Ответить
Аякко Стамм [2008-01-01 03:08:05]
Еленка, ты умница. Замечательный рассказ. Впрочем, мне все твои рассказы ндравятся, или почти все. Удивительно, сколько в тебе наблюдательности и знания жизни. Это в твоём-то возрасте! С новым годом тебя. У всех праздник, шампанское, салют, а у меня свой праздник - читаю Елену Крючкову. Я думаю, мне можно позавидовать.
Аякко.

Ответить